Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

I. Происхождение

Статут Международного уголовного суда был принят в Риме 17 июля 1998 года, по завершении Международной дипломатической конференции, организованной под эгидой ООН. Данный Статут вошел вступил в силу 1 июля 2002 года, в то время как Суд, местопребыванием которого является Гаага (Нидерланды), приступил к работе только в марте 2003 года после назначения Прокурора, Судей и Секретаря. На июнь 2015 года 123 государства ратифицировало Римский статут Международного уголовного суда. Среди последних государств, подавших свои документы о ратификации Суду, значатся Гренада (май 2011), Тунис (июнь 2011), Филиппины (август 2011), Мальдивские острова (сентябрь 2011), Кабо-Верде (октябрь 2011), Вануату (декабрь 2011), Гватемала (апрель 2012), Кот-д’Ивуар (февраль 2013) и Палестина (январь 2015).

Создание этого Суда призвано заполнить пробел в уголовной практике международного сообщества в области наказания наиболее тяжких международных преступлений, а также предоставить потерпевшим возможность обращаться в суд. Его Статут был принят с целью продолжения работы трибуналов, созданных adhoc для бывшей Югославии (Международный трибунал по бывшей Югославии, МТБЮ) и Руанды (Международный уголовный трибунал по Руанде, МУТР). Юрисдикции МУС подлежат, при определенных условиях, преступления геноцида, преступления против человечности, военные преступления и преступления агрессии (Статут, ст. 5).

Тем не менее, в отличие от трибуналов по бывшей Югославии и Руанде, Международный уголовный суд ограничен в своей международной юрисдикции, т. к. Он не имеет преимущественной силы над внутренней юрисдикцией стран, и его юрисдикция носит лишь дополнительный характер. Если дело было возбуждено в каком-либо национальном суде, такое дело не может быть принято к производству Международным уголовным судом, кроме случаев, когда возможно доказать, что соответствующее государство не хочет или не может завершить судебный процесс надлежащим образом (ст. 17 Статута) (см. главу IV). Цель такого подхода — побудить государства осуществлять свою юрисдикцию всякий раз, когда это возможно.

Другой компромисс (условие), достигнутый в ходе учреждения Суда, заключается в необходимости получения согласия государств для его функционирования. Действительно, в случаях геноцида, преступлений против человечности или военных преступлений Суд может принять дело к производству только после принятия его юрисдикции государством, гражданином которого является преступник или на территории которого было совершено преступление (Статут, ст. 12). Отказ от любой ссылки на государство, гражданином которого является потерпевший или на территории которого находится преступник, преградил путь одной из наиболее реальных возможностей возбуждать процессуальные действия. Действительно, 90% нынешних конфликтов являются внутригосударственными. Страна, гражданином которой является преступник и на территории которой было совершено преступление, часто является одной и той же. И наконец, государствам была предоставлена возможность не признавать юрисдикцию Суда в отношении военных преступлений в течение семи лет, с момента ратификации ими Статута (ст. 124).

Учреждение МУС представляет собой прогресс в области международного уголовного права, т. к. со дня образования специального Нюрнбергского трибунала государствам еще не удавалось создать постоянный Международный Суд, ни достичь договоренности относительно точного определения подобных преступлений. Кроме того, Статут МУС принимает во внимание различные существующие в мире юридические системы. Например, если сравнить МУС с Трибуналами по бывшей Югославии и Руанде, то создание палаты предварительного производства, обеспечивающей прокурорский надзор и контроль, а также возможность для потерпевших требовать и получать компенсацию, являются элементами римского права, в противоположность доминирующему влиянию англосаксонского права в обоих международных уголовных трибуналах.

Статут Суда вносит значительные нововведения в определения преступлений, а также в признание права потерпевших на получение компенсации.

Тем не менее, несмотря на учреждение должности независимого Прокурора, одна часть Суда работает над вопросами в области поддержания мира, которые носят более политический характер. Статут Суда предусматривает расширенные полномочия Совета Безопасности ООН для разрешения ситуаций, угрожающих миру и международной безопасности. При возникновении таких ситуаций Совет Безопасности может принудить даже не подписавшее Римский статут государство принять компетенцию Суда. Он также может приостановить деятельность Суда по данному делу на год (с возможностью однократного продления срока), чтобы прибегнуть к другим, более действенным дипломатическим механизмам в области разрешения конфликта.

В других ситуациях дополнительный характер его юрисдикции заставляет Суд «судить» прежде всего заинтересованные национальные власти, чтобы доказать, что они не могут или не хотят сами преследовать авторов совершенных преступлений. В сентябре 2002 года со вступлением в силу Римского статута Ассамблея государств-участников приняла два документа: Правила процедуры и доказывания и Элементы преступлений. Правила процедуры и доказывания помогают Суду применять Римский статут; в то время как Элементы преступлений помогают толковать и применять статьи 6, 7 и 8 Статута, посвященные геноциду, преступлениям против человечности и военным преступлениям. В Элементы преступления и Правила процедуры и доказывания могут быть внесены изменения по инициативе (а) любого государства-участника, (б) судей, принявших решение абсолютным большинством голосов, и (в) Прокурора. Изменения, соответствующие целям Римского статута, принимаются большинством в две трети голосов членов Ассамблеи государств-участников.

II. Организация и функционирование Суда

Суд состоит из четырех основных органов: орган расследований и уголовного следствия (Канцелярия Прокурора), судебный орган (Отделение предварительного производства, Судебное отделение и Апелляционное отделение), административный орган (Секретариат) и Президиум (ст. 34 Статута).

В Суд также входит Ассамблея государств-участников (ст. 112), в которой каждое из них имеет одного представителя.

Именно Ассамблея, а не собственно Суд, принимает Правила процедуры и доказывания и вносит в них изменения, представляет Президиуму, Прокурору и Секретарю административный обзор по вопросам управления делами Суда, рассматривает и принимает бюджет Суда и изучает любой вопрос, касающийся отсутствия сотрудничества государств.

Бюджет Суда (бюджет Суда на 2013 год составлял 118,4 млн евро) пополняется за счет взносов государств-участников, финансовых ресурсов, выделяемых ООН и добровольных взносов, выплачиваемых правительствами, международными организациями, частными лицами, предприятиями и т. п. (ст. 115 и 116).

1. Орган расследований и уголовного преследования: Канцелярия Прокурора

Канцелярия Прокурора отвечает за получение сообщений и любой информации о преступлениях, подпадающих под юрисдикцию Суда, их изучение, проведение расследований и уголовное преследование в Суде (ст. 42).

15 июня 2012 года пост нового прокурора МУС заняла Фату Бенсуда из Гамбии. На этом посту она сменила Луиса Морено-Окампо, при котором занимала пост заместителя прокурора с 2004 года. Прокурору на самом деле оказывают помощь один или несколько заместителей. Он избирается абсолютным большинством голосов членов Ассамблеи государств-участников на срок девять лет, без возможности переизбрания. Заместитель или заместители Прокурора избираются в таком же порядке из списка кандидатур, представленного Прокурором.

Прокурор и его заместители являются независимыми и должны быть гражданами разных государств. Они должны обладать высокими моральными качествами, высокой квалификацией и иметь обширный практический опыт в области ведения разбирательств по уголовным делам. Они не занимаются никакими другими видами профессиональной деятельности.

Прокурор назначает персонал, необходимый для его работы. Речь может идти, в частности, о консультантах и следователях.

При определенных условиях Прокурор может на основе информации, полученной из различных источников, назначить по собственной инициативе расследование, касающееся преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда. Он может запрашивать дополнительную информацию у государств, органов ООН, межправительственных учреждений, неправительственных организаций и любых иных источников, по своему усмотрению. Он может также получать письменные или устные показания.

Если Прокурор полагает, что эти элементы достаточны для назначения расследования, он должен запросить разрешения у Палаты предварительного производства. До вынесения постановления этой Палатой он может, в порядке исключения, запросить разрешения на продолжение необходимого расследования в целях сохранения элементов доказательств, если представляется такая возможность, или если имеется серьезная опасность того, что такое доказательство будет невозможно получить впоследствии (ст. 18.6 Статута).

2. Судебный орган — судьи

Этот орган состоит из 18 судей, распределенных по различным палатам. Судьи избираются Ассамблеей государств-участников из списка кандидатур, выдвигаемых государствами-участниками (ст. 36 Статута). Кандидаты выбираются из числа лиц, обладающих высокими моральными качествами, являющихся беспристрастными и безупречно честными; они должны обладать признанной компетенцией в области уголовного и процессуального права или в соответствующих областях международного права, таких как международное гуманитарное право и права человека. От них требуется также обширный профессиональный юридический опыт. Наконец, при отборе судей государства-участники учитывают необходимость обеспечения представительства основных правовых систем мира, справедливого географического распределения, а также справедливого гендерного представительства. Судьи занимают свою должность в течение девяти лет и не имеют права на переизбрание. Они не могут заниматься какой-либо другой профессиональной деятельностью во время осуществления своего мандата.

Судьи распределены по трем отделениям, которые в свою очередь образуют палаты (ст. 39 Статута):

— апелляционное отделение состоит из председателя и четырех судей, оно образует апелляционную палату;

— отделение первой инстанции состоит из не менее шести судей; Палаты первой инстанции состоят каждая из трех судей этого отделения;

— отделение предварительного производства также насчитывает по крайней мере шесть судей; состав палат предварительного производства определен в правилах процедуры и доказывания.

Статут предусматривает одновременное образование нескольких палат предварительного производства и нескольких палат первой инстанции каждый раз, когда это требуется для работы суда.

3. Административный орган: секретариат

Секретариат отвечает за несудебные аспекты управления делами и обслуживания Суда (ст. 43 Статута). Секретарь избирается судьями на пятилетний срок и может переизбираться один раз. В работе ему помогает заместитель Секретаря, должность которого также является выборной. Секретарь осуществляет свои функции под руководством Председателя Суда. В структуре Секретариата Секретарь учреждает Группу по оказанию помощи потерпевшим и свидетелям (ст. 43.6 Статута). Эта Группа обеспечивает помощь свидетелям и потерпевшим, которые предстают перед Судом, и другим лицам, которым грозит опасность в результате дачи свидетельских показаний, в частности, их семьям. Группа предпринимает меры, необходимые для обеспечения их защиты и безопасности.

4. Президиум

Председатель, первый и второй вице-председатели избираются судьями на трехлетний срок; они могут быть переизбраны один раз. Президиум несет ответственность за надлежащее управление делами Суда, а также выполняет другие функции, возлагаемые на него в соответствии со Статутом (ст. 38).

III. Принятие дела к производству

1. Осуществление принятия дела к производству

В Статуте предусмотрено, что обратиться в Суд с просьбой возбудить расследование может государство-участник (ст. 14), Совет Безопасности (ст. 13), а также Прокурор по собственной инициативе (ст. 15). В этом случае Прокурор действует под контролем Палаты предварительного производства (ст. 15). В случае обращения государства или Прокурора, Суд может осуществлять свою юрисдикцию только при условии, что государство, на территории которого было совершено преступление или гражданином которого является преступник, ратифицировало Статут Суда. Снять это ограничение может только непосредственное обращение Совета Безопасности (ст. 13). Если государство не подписывало Статут, но обвиняемый в совершении преступления является его гражданином, или преступление было совершено на его территории, оно может признать юрисдикцию Суда в отношении данного преступления adhoc, и будет в полной мере сотрудничать с Судом (ст. 12).

Кроме того, даже если дело уже было передано в Суд, Совет Безопасности может в любой момент, ссылаясь на свои полномочия, предусмотренные в Главе VII Устава ООН, прервать работу Суда или воспрепятствовать ей. Такое приостановление может касаться как расследования, как и преследования. Период отсрочки длится двенадцать месяцев, с возможностью возобновления (ст. 16).

По состоянию на июнь 2015 года Канцелярия Прокурора вела 22 расследования по 9 ситуациям: в Демократической Республике Конго, в Уганде, в Судане (Дарфур), в Центральноафриканской Республике (два расследования с сентября 2014 года), в Кении, в Ливии, в Кот-д’Ивуар и в Мали.

Внимание МУС к положению в Уганде, Демократической Республике Конго, Центральноафриканской Республике и в Мали привлекли сами страны. Мали – последняя страна, воспользовавшаяся этой процедурой 13 июля 2012 года относительно ситуации на севере страны с момента перехода этой территории под контроль вооруженных групп в марте 2012 года. Что касается Судана и Ливии, представление было сделано Советом Безопасности ООН, передавшим дело на рассмотрение Прокурора, распространив, таким образом, юрисдикцию Суда на правительство Судана относительно ситуации в Дарфуре (Резолюции 1593 от 31 марта 2005 года), а также на правительство Ливии (Резолюция 1970 от 26 февраля 2011). Ливия и Судан не ратифицировали Римского статута МУС.

31 марта 2010 года Палата предварительного производства II разрешила Прокурору начать расследование по собственной инициативе (propiomotu) по ситуации в Кении и преступлениям против человечности, предположительно имевшим место после президентских выборов 2007-2008 годов. 3 октября 2011 года Палата предварительного производства II также разрешила Прокурору начать расследование propiomotu по ситуации в Кот-д’Ивуар и преступлениям, предположительно совершенным в период после выборов начиная с 28 ноября 2008 года. Кот-д’Ивуар ратифицировал Римский статут в феврале 2013 года, но еще 18 апреля 2003 и позднее, 3 мая 2011, государство заявляло, что оно принимает юрисдикцию Суда.

Канцелярия Прокурора ведет в настоящий момент предварительное расследование по ряду стран, таких как Афганистан, Гвинея, Гондурас, Грузия, Колумбия, Корея и Нигерия.

Условия осуществления юрисдикции

  • Преступление подпадает под юрисдикцию Суда только в случае, если государство, гражданином которого является обвиняемый или на территории которого было совершено преступление, признало путем ратификации юрисдикцию Суда в отношении данного преступления (ст. 12). Эта юрисдикция является ограниченной, если обвиняемый является гражданином того государства, на территории которого было совершено преступление. Подобная ситуация часто наблюдается в современных конфликтах.
  • Это ограничение не применяется, если дело или ситуация переданы Суду Советом Безопасности, действующего на основании Главы VII Устава ООН (ст. 12.2)
  • Ратифицируя Статут Суда, государства могут заявить, что в течение семи лет после его вступления в силу они не признают юрисдикции Суда в отношении военных преступлений (ст. 12.4).
  • Суд определяет, что дело не может быть принято им к производству в том случае, когда соответствующее государство возбудило уголовное преследование на национальном уровне (ст. 17). Это препятствие может быть устранено, если Суд докажет, что преследование на национальном уровне было возбуждено с целью оградить обвиняемого от ответственности за преступления, подпадающие под юрисдикцию Международного уголовного суда, или если национальная процедура была неоправданно затянута либо не проводилась независимым и беспристрастным образом (ст. 17 и 20 Статута).
  • Суд может осуществлять свою юрисдикцию, если он докажет, что государство неспособно самостоятельно проводить судебное разбирательство в связи с полным или существенным развалом или отсутствием своей национальной судебной системы (ст. 17.3 Статута).

2. Юрисдикция ratione materiae

В статье 5 перечислены преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда. Речь идет о следующем:

— преступление геноцида (как определено в статье 6). Для целей Статута под преступлением геноцида понимается одно из нижеследующих деяний, совершенных с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийство членов такой группы;

б) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

в) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на ее полное или частичное физическое уничтожение;

г) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

д) насильственная передача детей из одной группы в другую.

Это определение проистекает из Конвенции 1948 года о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.

геноцид

— преступления против человечности (по определению статьи 7);

военное преступление — преступление против человечности

— военные преступления (по определению статьи 8);

военное преступление — преступление против человечности

Тем не менее, в момент ратификации государства могут принять решение не признавать юрисдикцию Суда в отношении военных преступлений в течение семи лет (ст. 124).

— преступление агрессии. По этому вопросу Статут облекает Суд пока только принципиальной юрисдикцией (ст. 5). Во время Конференции по обзору Римского статута в Кампале (Уганда), проходившей с 31 мая по 11 июня 2010 года, Суд принял определение преступления агрессии, а также условия включения этого преступления в юрисдикцию Суда. Принятое определение преступления агрессии опирается на Резолюцию 3314 Генеральной Ассамблеи ООН 1974 года и должно быть включено в Римский статут как статья 8-bis.

агрессия

В Элементы преступления Суда также были внесены правки, позволившие включить преступление агрессии. В одном из элементов утверждается, что преступление агрессии совершается одним или несколькими лицами, которые в состоянии фактически осуществлять руководство или контроль за политическими или военными действиями государства.

В отличие от других преступлений, установленных в Статуте, на преступление агрессии распространяется исключительный юрисдикционный режим. Действительно, Прокурор может начать расследование по своей собственной инициативе (propiomotu) или по запросу государства только i) убедившись, что Совет Безопасности ООН констатировал факт агрессии (ср. ст. 39 Устава ООН), ii) в случае агрессии, совершенной государствами-участниками в отношении друг друга, iii) при условии, что Отделение предварительного производства позволило открыть расследование по делу, по которому Совет Безопасности не констатировал акта агрессии в течение шести месяцев после событий.

Суд не сможет осуществлять свою юрисдикцию в отношении преступления агрессии до тех пор, пока по крайней мере тридцать (30) государств-участников не ратифицируют и не примут поправку, или пока две трети государств участников не примут решения ввести в действие юрисдикцию Суда начиная с 1 января 2017 года.

3. Юрисдикция ratione personae

Суд обладает юрисдикцией в отношении любого физического лица, которое совершило преступление, подпадающее под его юрисдикцию, за исключением лиц, не достигших 18-летнего возраста в момент совершения деяния (ст. 26).

В Статуте Суда предусмотрено, что при осуществлении Судом его юрисдикции в отношении совершенных преступлений не допускаются ссылки на какой бы то ни было иммунитет.

Статья 27 Статута гласит, что юрисдикция Суда распространяется на любое лицо, без различия на основе должностного или служебного положения. В частности, такие руководители, как главы государств и правительств, члены правительства или депутаты парламента, выбранные представители или чиновники, никогда не смогут использовать в качестве аргумента свое служебное положение или статус, чтобы избежать уголовного наказания или ссылаться на смягчающие обстоятельства в ходе своего процесса.

Эта статья подтверждает принципы, провозглашенные решениями Нюрнбергского трибунала и двух Международных уголовных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде, и придает им постоянную и обязательную юридическую силу. Она также подтверждает положения, уже предусмотренные в этой области в различных специальных конвенциях.

иммунитет

4. Юрисдикция ratione temporis

Юрисдикция Суда распространяется на преступления, совершенные после вступления в силу его Статута в отношении заинтересованного государства (ст. 11 и 12).

Это проистекает из общепринятого юридического принципа отсутствия обратной силы в уголовном праве, согласно которому закон не может применяться к деяниям, совершенным до его вступления в силу.

отсутствие обратной силы

5. Исполнение наказаний

Меры наказания, назначаемые Судом (ст. 77), — это лишение свободы на срок до 30 лет или пожизненное заключение. Применяются также такие меры, как штрафы и конфискация прибыли, имущества и средств на текущих счетах, полученных в результате совершения преступления. Это единственный международный орган, применяющий подобные меры наказания.

Наказание в виде лишения свободы отбывается в государстве, назначаемом Судом из перечня государств, заявивших о готовности принять лиц, которым вынесен приговор (ст. 103). Исполнение наказания контролируется Судом; условия заключения подчиняются законодательству государства, которому поручено исполнение приговора (ст. 106). Только суд имеет право принимать решение по ходатайству о пересмотре (ст. 105).

IV. Сотрудничество с государствами

1. Связь с национальными судами

В отличие от международных уголовных трибуналов, Международный уголовный суд не имеет преимущественной силы над национальными судебными учреждениями. Его юрисдикция является дополнительной. Это означает, что каждый раз, когда суд какого-либо государства возбуждает уголовное преследование против какого-либо лица, Международный уголовный суд не может привлекать это лицо к ответственности за те же деяния. Исключение составляют случаи, когда Суд может доказать, что целью возбуждения процесса в данном государстве является ограждение подозреваемого от уголовной ответственности за преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда, что процедура неоправданно затянута или не велась независимым и беспристрастным образом, и что в действительности государство не намерено или неспособно самостоятельно проводить судебное разбирательство в связи с полным или существенным развалом или отсутствием своей национальной судебной системы (ст. 17 и 20).

2. Non bis in idem

Это установленный принцип общего уголовного и международного права, согласно которому человека нельзя судить дважды за совершение одного и того же преступления (он известен также как защита против двойного наказания). Это одна из основных судебных гарантий, включенная в статью 20 Статута Международного уголовного суда.

Лицо, судимое МУС, не может быть судимо национальным судебным органом за то же самое преступление. Также МУС не может выносить решение в отношении деяния, за которое совершившее его лицо уже было осуждено национальным судом. Тем не менее, существуют исключения: Международный уголовный суд может судить любое лицо, если разбирательство в другом суде «предназначалось для того, чтобы оградить соответствующее лицо от уголовной ответственности за преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда; или не было проведено независимо и беспристрастно в соответствии с нормами, признанными международным правом, и проводилось таким образом, что при данных обстоятельствах не отвечало цели предать соответствующее лицо правосудию» (ст. 20.3).

3. Обязательство сотрудничества и взаимной правовой помощи

В Статуте предусмотрено, что государства обязаны сотрудничать с Судом (ст. 86). Однако если какое-либо государство отказывается сотрудничать, против него не предусматривается никаких санкций: статьи 87.5 и 87.7 гласят, что Суд принимает это к сведению и может проинформировать об этом Ассамблею государств-участников (которая не уполномочена налагать санкции) или Совет Безопасности в том случае, если именно он обратился в Суд.

Обязательство сотрудничества относится ко всем просьбам, направляемым Судом в рамках расследования и возбужденного преследования. Просьбы могут относиться, например, к задержанию и передаче Суду подозреваемых лиц, сбору и предоставлению элементов доказательств, идентификации и определению местонахождения какого- либо лица, проведению обысков и наложению ареста на имущество, и т. п.

В случае если какая-либо информация, затрагивающая интересы национальной безопасности государства, может быть раскрыта в ходе судебного разбирательства (ст. 72), заинтересованное государство может воспротивиться этому. В этом случае Суд и государство должны прийти к соглашению в целях изыскания решения, позволяющего использовать документы в ходе разбирательства без ущерба для интересов национальной безопасности данного государства. Если, несмотря на предлагаемые меры, государство полагает, что оно не может разрешить предать огласке эти документы, оно информирует об этом Суд, который будет располагать только средствами, предусмотренными в статьях 87.5 и 87.7.

4. Особый статус Международного комитета Красного Креста

Трудности, свойственные гуманитарной деятельности, проводимой в ситуациях конфликта и насилия, а также ее особый характер, заставили МККК добиться получения особого статуса, позволяющего МККК не сотрудничать с Судом. Этот особый статус позволяет МККК не передавать документов, информации и/или сведений и не свидетельствовать в делах, рассматриваемых Судом. Эти привилегии предоставлены МККК на постоянной основе Правилом 73 Правил процедуры и доказывания, принятых Ассамблеей государств-участников в 2002 году. Это правило также признает привилегированный статус за лицами и сведениями, на которые распространяется профессиональная тайна: врачи, журналисты, адвокаты и т. д.

Гуманитарные организации, действующие в аналогичных ситуациях вооруженных конфликтов или насилия, не могут напрямую получить особый статус на постоянной основе. Тем не менее они могут потребовать предоставления схожих привилегий для каждого конкретного случая. Их запрос должен соответствовать духу нормы и их собственной практике и поведению.

ответственность (гуманитарных структур)

V. Статус потерпевших и свидетелей

1. Возмещение ущерба потерпевшим

В отличие от существующих международных трибуналов adhoc, потерпевшие могут быть представлены в Суде и получить возмещение ущерба. Это важный судебный шаг в пользу жертв преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда. При этом делается различие между статусами потерпевших и свидетелей.

Согласно Статуту, мнения потерпевших могут быть изложены их адвокатами в случае, когда затрагиваются их личные интересы (ст. 68.3). Статья 75 позволяет Суду фиксировать объем ущерба и устанавливает принципы, применяемые к различным видам возмещения ущерба потерпевшим или их правопреемникам, таким как реституция, компенсация и реабилитация. В целях содействия жертвам Суд предусмотрел типовой формуляр, который может быть использован при запросе компенсации. В статье 79 предусматривается создание Целевого фонда в интересах потерпевших и их семей, управляемого согласно критериям, установленным Ассамблеей государств-участников. Данный Фонд добровольных взносов, созданный в сентябре 2002 года, управляется Советом попечителей, состоящим из пяти независимо избранных Ассамблеей государств-участников сроком на 3 года с возможностью однократного переизбрания. Суд может распорядиться передать в этот Фонд денежные средства и другое имущество, изъятые в виде штрафов или конфискаций. Кроме того данный фонд также пополняется за счет добровольных взносов правительств, международных организаций, отдельных лиц, а также за счет других фондов предоставленных Ассамблеей государств-участников. Компенсация может быть назначена индивидуально или коллективно, при этом обязательством ее выплаты может лечь на лицо, признанное виновным или на помощь фонда. Она может быть перечислена напрямую жертвам или через посредство международных или национальных организаций, аккредитованных фондом (ст. 79 Статута).

В 2005 году во время своей Четвертой сессии Ассамблея государств-участников рассмотрела и приняла проект устава Целевого фонда в интересах потерпевших и их семей. Несмотря на многочисленные дискуссии, государства так и не пришли к общему мнению по поводу распределения добровольных взносов среди пострадавших конкретной страны. Обсуждению также подверглись сферы мандата Фонда и механизмы его задействования. Основной задачей было решить, должен ли Фонд использоваться исключительно для выплаты компенсаций, назначенных Судом конкретным пострадавшим от лица, признанного виновным, или средства Фонда также могут использоваться для оказания помощи общего характера жертвам, пострадавшим в ситуации, рассматриваемой Судом, даже до окончания процесса. Если некоторые государства, среди которых Франция, Бельгия и ДРК, полагали, что Фонд должен оказывать помощь общего характера еще до осуждения и независимо от Суда, другие, такие как Соединенное Королевство и Канада, считали, что Фонд должен ограничиться выплатой компенсаций исключительно по указанию Суда.

Благодаря достигнутому компромиссу Фонд уполномочен оказывать помощь общего характера странам и в ситуациях, по которым Суд ведет расследование. В таких ситуациях Фонд также может использовать добровольные взносы, чтобы помочь пострадавшим и их семьям пройти физическую и/или психологическую реабилитацию, и оказать материальную поддержку.

Если Фонд сочтет такие действия необходимыми, Совет попечителей Фонда должен заведомо уведомить об этом соответствующие палаты Суда. Кроме того, данная деятельность не должна оказывать никакого влияния на вопросы, рассматриваемые Судом (среди которых статус отдельного пострадавшего лица), ни нарушать презумпцию невиновности или же нарушать права осужденного на справедливый и беспристрастный процесс.

В 2013 году Фонд работал над 31 проектом (из 34 принятых Судом), включая 16 в ДРК и 18 на севере Уганды, и оказывал помощь около 80 000 пострадавших от преступлений, находящихся в компетенции Суда. Средства выделяются различным программам НПО, оказывающим поддержку жертвам насилия, находящимся в зоне внимания Суда. В 2010 году общий размер добровольных взносов составил 5,8 миллионов евро. Примерно 4,45 миллионов евро из всей суммы взносов пошло на финансирование деятельности в ДРК и на севере Уганды с 2007-2008 гг. 1,35 миллионов евро было выделено под проекты в Центральноафриканской Республике (600 000 евро) и 750 000 евро заложены в бюджет на постановления о выплате Судом компенсаций. Десятью самыми крупными донорами Фонда являются Германия, Соединенное Королевство, Швеция, Финляндия, Норвегия, Нидерланды, Ирландия, Бельгия, Дания и Франция.

7 августа 2012 года Палата первой инстанции I МУС вынесла первое судебное решение, определившее принципы выплаты компенсаций пострадавшим от военных преступлений и преступлений против человечности, совершенных Томасом Лубангой Дьило, признанным виновным решением МУС от 14 марта 2012 года. Палата постановила, что компенсации будут выплачены «через посредство» Фонда в интересах потерпевших (см. нижесудебная практика).

компенсация

2. Защита потерпевших и свидетелей:

Были также предусмотрены правила для защиты безопасности, физического и психологического благополучия, достоинства и неприкосновенности личной жизни потерпевших и свидетелей (ст. 68). Эти правила включают, в частности, проведение закрытых слушаний, заседаний суда и сбор доказательств при помощи электронных средств. При Секретариате создана Группа по оказанию помощи потерпевшим и свидетелям, рекомендующая принятие соответствующих мер для их защиты.

Ордера на арест и дела в рассмотрении (на апрель 2013 года)

Демократическая Республика Конго (ДРК): было выдано пять ордеров на арест; один в 2006 году на арест Томаса Лубанги Дьило, руководителя Союза конголезских патриотов (СКП); один в 2007 году на арест бывшего руководителя Патриотического фронта сопротивления в Итури (ПФСИ) Жермена Катанга; один в 2007 году на арест бывшего руководителя Фронта националистов и интеграционистов (ФНИ) Матьё Нгуджоло; один в 2006 и затем в 2012 году на арест Боско Нтаганды, бывшего заместителя начальника генерального штаба военных операций Патриотических сил освобождения Конго (ПСОК) и сейчас предположительно начальника генерального штаба Национального конгресса в защиту народа (НКЗН); и последний в 2012 году на арест Сильвестра Мудакумуру, командующего военным крылом Демократических сил освобождения Руанды (ДСОР).

В рамках этой ситуации пять дел были переданы в суд: Прокурор против Томаса Лубанги Дьило (TheProsecutorv. ThomasLubangaDyilo), Прокурор против Боско Нтаганды (TheProsecutorv. BoscoNtaganda); Прокурор против Жермена Катанги и Матьё Нгуджоло Шуи (TheProsecutorv. GermainKatangaandMathieuNgudjoloChui); Прокурор против Каликста Мбарушимана (TheProsecutorv. CallixteMbarushimana); и Прокурор против Сильвестра Мудакумуры (TheProsecutorv. SylvestreMudacumura). Обвиняемые Томас Лубанга Дьило, Жермен Катанга, Каликсте Мбарушимана и Боско Нтанганда (последний сдался Суду 22 марта 2013 года) находятся под стражей у Суда. Подозреваемый Матьё Нгуджоло Шуи был отпущен на свободу 21 декабря 2012 года после оправдания и последующей апелляции в феврале 2015 года. По делу «Прокурор против Томаса Лубанги Дьило» процесс начался 26 января 2009 года и закончился 14 марта 2012 года. По завершении процесса Томас Лубанга был признан виновным как соучастник военного преступления, состоящего в вербовке детей младше 15 лет и в привлечении их к активному участию в боевых действиях в рамках немеждународного вооруженного конфликта с 1 сентября 2002 года по 13 августа 2013 года. 10 июля 2012 года Томас Лубанга был приговорен к 14 годам тюремного заключения. Процесс по делу «Прокурор против Жермена Катанги и Матьё Нгуджоло Шуи» открылся 24 ноября 2009 года. 7 марта 2014 года Палата первой инстанции признала Жермена Катангу виновным в соучастии в преступлении против человечности (убийство) и по четырем статьям, касающимся военных преступлений (убийство, нападение на гражданское население, порча имущества и грабеж), совершенных 24 февраля 2003 года при нападении на деревню Богоро в провинции Итури. 23 марта 2014 года Палата первой инстанции приговорила Жермена Катангу к 12 годам тюремного заключения. Слушание по вопросу об утверждении обвинений против Каликсте Мбарушимана проходило с 16 по 21 сентября 2011. 16 декабря 2011 года Палата предварительного производства I приняла большинством голосов решение не утверждать обвинения против Каликсте Мбарушимана и выпустить подозреваемого на свободу по принятии необходимых распоряжений.

Север Уганды: 8 июля 2005 года судьи МУС выдали ордера на арест самых высокопоставленных руководителей Армии сопротивления Бога: Джозефа Кони, Винсента Отти, Окота Одьямбо, Раски Луквия и Доминика Онгвена.

Дело «Прокурор против Жозефа Кони, Винсента Отти, Окота Одьямбо и Доминика Онгвена» (TheProsecutorv. JosephKony, VincentOtti, OkotOdhiamboandDominicOngwen) в настоящее время рассматривается Палатой предварительного производства II. После подтверждения смерти Раски Луквия заведенное против него дело было остановлено. Доминик Онгвен был выдан Суду 16 января 2015 года, процесс над ним запланирован на 2016 год. Трое остальных подозреваемых находятся в бегах.

Судан (Дарфур): в рамках расследования преступлений, совершенных в 2003-2004 годах в регионе Дарфур в Судане, 27 апреля 2007 года было выдано два ордера – на арест Ахмада Мухаммада Харуна, бывшего министра Судана по гуманитарным вопросам, и Али Кушайба, предполагаемого руководителя ополчения «Джандавид» (связанного с правительством). После проведения второго расследования Палата предварительного производства I выдала 4 марта 2009 года (возобновила в июле 2010 г.) ордер на арест бывшего президента Судана Омара Хасана Ахмада аль-Башира. Также были направлены судебные повестки Бахару Идрису Абу Гарде, Абдаллаху Банде Абакаэру Нурейну и Салеху Мохаммеду Джербо Джамусу, членам Объединенного фронта сопротивления – движения, противостоящего правительству Судана. Последним, 1 марта 2012 года, был выдан ордер на арест Абдель Рахима Мохаммеда Хуссейна, бывшего министра внутренних дел Судана. Ордер на арест еще не исполнен.

Палата предварительного производства I в настоящее время расследует пять дел: Прокурор против Ахмада Мухаммада Харуна («Ахмад Харун») и Али Мухаммада Али абд-ар-Рахмана («Али Кушаиб») (TheProsecutorv. AhmadMuhammadHarunandAliMuhammadAliAbd-Al-Rahman); Прокурор против Омара Хасана Ахмада аль-Башира(TheProsecutorv. OmarHassanAhmadAlBashir); Прокурор против Бахара Идриса Абу Гарды (TheProsecutorv. BaharIdrissAbuGarda); и Прокурор против Абдаллаха Банды Абакар Нурейна и Салеха Мохаммеда Джербо Джамуса (TheProsecutorv. AbdallahBandaAbakaerNourainandSalehMohammedJerboJamus) и Прокурор против Абдель Рахима Мохаммеда Хуссейна (TheProsecutorv. AbdelRaheemMuhammadHussein). Первые три подозреваемых находятся сейчас в бегах. Абу Гарда предстал по доброй воле перед Палатой 18 мая 2009 года, но 8 февраля 2010 года Палата предварительного производства I не утвердила обвинения, выдвинутые против него. Абдаллах Банда и Салех Джербо также по доброй воле предстали перед Палатой 17 июня 2010 года. 7 марта 2011 года Палата единогласно утвердила обвинения против них и приняла решение начать процесс, намеченный на 5 мая 2014 года. В июне 2015 года преследования против Салеха Джербо были прекращены по причине смерти подозреваемого, в то время как процесс над Абдаллахом Бандой еще не начался.

Центральноафриканская Республика (ЦАР): 23 мая 2008 года был выдан орден на арест Жан-Пьера Бембы, бывшего вице-президента ДРК, обвиняемого в совершении военных преступлений на территории ЦАР. Жан-Пьер Бемба был задержан в Брюсселе (Бельгия) 24 мая 2008 года. Бемба, первый задержанный МУС в рамках расследования ситуации в Центральноафриканской Республике, был затем доставлен в Гаагу 3 июля 2008 года.

В деле «Прокурор против Жан-Пьера Бембы Гомбо», единственном находящемся на рассмотрении в связи с ситуацией в ЦАР на сегодняшний день, 15 июня 2009 года Палата предварительного производства II утвердила два обвинения в преступлениях против человечности и три обвинения в военных преступлениях, а затем передала обвиняемого Палате первой инстанции для суда. Преступления, в которых обвиняется Бемба, были совершены в ЦАР в период с октября 2002 года по 15 марта 2003 года. Процесс, изначально запланированный на 14 июля 2010 года, был перенесен в связи с подачей апелляции. 19 октября 2010 года Апелляционная палата МУС отклонила апелляцию Жан-Пьера Бембы в отношении приемлемости дела. Как следствие, Палата первой инстанции III назначила начало процесса на 22 ноября 2010 года. 6 июня 2011 защита подала ходатайство о временном освобождении из-под стражи на период судебных каникул и периоды, во время которых Палата не заседает как минимум три дня подряд. 26 сентября 2011 года Палата первой инстанции III отклонила ходатайство об освобождении из-под стражи. Процесс должен состояться в конце 2015 года.

Ливия: 26 февраля 2011 года Совет Безопасности ООН передал на рассмотрение Прокурору МУС ситуацию в Ливии начиная с 15 февраля 2011 года. 3 марта 2011 года Прокурор МУС объявил о начале расследования propiomotu ситуации в Ливии. 27 июня 2011 года Палата предварительного производства I МУС выдала ордера на арест бывшего главы государства Муаммара Мохаммеда Абу Меньяр аль-Каддафи, его сына Саифа аль-Ислам Каддафи, пресс-секретаря Ливии и Абдулла Сенусси, начальника разведки, по обвинению в преступлениях против человечности (убийства и преследования), которые они предположительно совершили в Ливии с 15 по 28 февраля 2011 года. 22 ноября 2011 года Палата предварительного производства I прекратила дело в отношении Муаммара Каддафи в связи со смертью подозреваемого. Саиф аль-Ислам Каддафи был задержан ливийскими властями 19 ноября 2011 года. Тем не менее Ливия отказывается выдать Саифа аль-Ислам Каддафи Суду и хочет судить его по законам страны, ссылаясь на принцип комплементарности и на приоритет национального права, предусмотренные в Римском статуте. Ливийские власти подали ходатайство о неприемлемости дела, на которое Суд пока не ответил. В ожидании решения МУС разрешил Ливии отложить выдачу Саифа аль-Ислам Каддафи Суду в соответствии со статьей 95 Римского статута. Последний подозреваемый находится в бегах.

Кот-д’Ивуар: Кот-д’Ивуар, принявший Римский статут с февраля 2013 года, еще в 2003, а затем в 2011 году принял юрисдикцию Суда. 3 октября 2011 года Палата предварительного производства III разрешила Прокурору начать по собственной инициативе расследование преступлений, предположительно входящих в компетенцию Суда и совершенных в Кот-д’Ивуар начиная с 28 ноября 2010 года, а также преступлений, которые могут быть совершены в будущем в контексте этой ситуации. 23 ноября 2011 года по делу «Прокурор против Лорана Гбагбо» Палата предварительного производства III выдала ордер на арест по четырем пунктам обвинения в преступлениях против человечности. Бывший президент Кот-д’Ивуара был перевезен в Гаагу 30 ноября 2011 года. 5 декабря 2011 года он впервые предстал перед Палатой предварительного производства III. Слушание по утверждению обвинений, которое должно было начаться 18 июня 2012 года, прошло в итоге с 19 по 28 февраля. Кроме всего прочего Суд постановил 23 февраля 2012 года расширить временные рамки для расследования, проводимого Прокурором, чтобы включить преступления, совершенные на территории страны между 19 сентября 2002 года и 28 ноября 2010 года. Процесс ожидается в конце 2015 года.

Республика Кения: 31 марта 2010 года Палата предварительного производства II дала разрешение Прокурору открыть по собственной инициативе расследование ситуации в Кении, в государстве-участнике с 2005 года. 8 марта 2008 были вызваны повестками шесть граждан Кении, добровольно представшие перед Палатой предварительного производства II 7 и 8 апреля 2011 года. 23 января 2012 года были утверждены обвинения в деле «Прокурор против Уильяма Самоэй Руто, Генри Кипроно Косгея и Джошуа Арап Санга» (TheProsecutorv. WilliamSamoeiRuto, HenryKipronoKosgeyandJoshuaArapSang). Начало процесса для обвиняемых Уильяма Руто и Джошуа Санга назначено на 28 мая 2013 года. Палата предварительного производства II отклонила обвинения против Генри Косгея, постановив, что нет достаточных оснований считать, что он был непосредственным соучастником предполагаемых преступлений. Обвинения по делу «Прокурор против Фрэнсиса Кирими Мутаура, Ухуру Муигай Кеньятта и Мохаммеда Хусейна Али» были утверждены 23 января 2012 года. Для обвиняемых Кирими Мутаура и Мохаммеда Хусейна Али процесс назначен на 7 июля 2013 года, в то время как обвинения против Ухуру Кеньятта были сняты 13 марта 2015 года.

Мали: 13 июля 2012 года правительство Мали представило на рассмотрение МУС ситуацию в своей стране. 16 января 2013 года Канцелярия Прокурора приняла решение о начале расследования предполагаемых преступлений, совершенных на севере Мали начиная с января 2012 года.

В большинстве дел Прокурор вел следствия и предъявлял обвинения по некоторым показательным преступлениям, таким как вербовка детей и сексуальное насилие. За период с 2002 по 2012 год Прокурор выдал тридцать ордеров на арест и повесток с вызовом в Суд. Из 15 подозреваемых, представших перед судьями, с четырех были сняты обвинения, а один был оправдан. Таким образом, по трети дел не удалось добиться обвинительного приговора. Это должно привести к реформированию политики Канцелярии Прокурора в отношении расследования и выдвижения обвинений.

Судебная практика

  1. Компетенция, приемлемость дел и применимое право

● Порядок задействования юрисдикции Суда:

Порядок задействования юрисдикции Суда был рассмотрен в двух решениях МУС – по делу Лубанги и по ситуации в Республике Кения (DecisionpursuanttoArticle 15 oftheRomeStatuteontheAuthorizationofanInvestigationintothesituationintheRepublicofKenya, 31 марта 2010 г.). Расследование по ситуации в Кении стало первым расследованием, открытым Прокурором по своей инициативе. После этого Прокурор воспользовался правом propriomotu, чтобы начать расследование ситуации в Кот-д’Ивуар.

ПоделуЛубанги (Prosecutor v. Thomas Lubanga Dyilo, Decision on the Applications for Participation in the Proceedings, 17 января 2006 г.) Палата предварительного производства I напомнила об условиях задействования юрисдикции Суда по конкретному преступлению:

(а) преступление должно входить в перечень преступлений, упомянутых в статье 5 Статута, а именно преступление геноцида, преступления против человечности и военные преступления:

(б) преступление должно быть совершено в период, указанный в статье 11 Статута, что означает, что Суд обладает юрисдикцией только в отношении преступлений, совершенных после вступления в силу настоящего Статута для этого государства, если только это государство не сделает заявление согласно статье 12 (юрисдикция rationetemporis).

(в) преступление удовлетворяет одному из двух требований, приведенных в статье 12 Статута, т.е. оно имело место на территории государства-участника Римского статута, или же оно было совершено гражданином государства-участника Римского статута;

(г) ситуация должна быть передана Прокурору государством-участником, Советом Безопасности согласно Главе VII Устава ООН, или расследование должно быть начато по инициативе самого Прокурора.

В своем решении Палата предварительного расследования также обратилась к разнице между «делом» и «ситуацией». Эту разницу легче понять, если обратить внимание на разные типы преследования, связанные с «делом» и «ситуацией». Палата посчитала, что «ситуации» можно также определить, используя временные и территориальные параметры (например, ситуация в ДРК начиная с 1 июля 2002 года). Статутом предусмотрены соответствующие процедуры, помогающие установить, следует ли начинать уголовное расследование конкретной ситуации. «Дела» же включают конкретные инциденты, в рамках которых одно преступление или несколько преступлений, находящихся в компетенции Суда, были предположительно совершены одним или несколькими выявленными подозреваемыми. «Дела» подпадают под действие процедур после выдачи ордера на арест (§ 65). Ситуации могут состоять из нескольких дел. Например, сейчас слушается четыре дело в рамках ситуации в Демократической Республике Конго: Прокурор против Томаса Лубанги Дьило, Прокурор против Боско Нтаганды, Прокурор против Жермена Катанги и Матьё Нгуджоло Шуи, Прокурор против Каликста Мбарушимана.

● Приемлемость дела

По делу Лабанги (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 24 февраля 2006, §§ 29-63) Палата предварительного производства I постановила, что для принятия дела к производству, в соответствии со статьей 17(1) Римского статута, необходимо соблюсти два критерия одновременно:

(а) нежелание или неспособность государства возбудить уголовное преследование должным образом, если при этом такая неспособность государства не связывает Суд;

(б) степень тяжести, что означает, что к производству принимаются только дела против самых высокопоставленных руководителей, виновных в самых тяжких преступлениях.

ТежесамыеусловияприемлемостибылиуказанывследующихрешенияхПалатыпредварительногопроизводства II:Decisions Pursuant to Article 15 of the Rome Statute on the Authorization of an Investigation into the Situation in the Republic of Kenya (31 марта 2010 г., § 40-62); The Prosecutor v. William Samoei Ruto, Henry Kiprono Kosgey and Joshua Arap Sang, Decision on the Application by the Government of Kenya challenging the Admissibility of the Case Pursuant of Article 19(2)(b) of the Statute, 30 мая 2011, §§ 47-70; иThe Prosecutor v. Francis Kirimi Muthaura, Uhuru Muigai Kenyatta and Mohammed Hussein Ali, Decision on the Application by the Government of Kenya challenging the Admissibility of the Case pursuant to Article 19(2)( b) of the Statute, 30 мая 2011 г., §§ 43-66). ВсудебномрешенииотносительноапелляцииРеспубликиКениипротиврешенияоприемлемостиПалатойпредварительнопроизводства II от 30 мая 2011 года, “Decision on the Application by the Government of Kenya Challenging the Admissibility f the Case Pursuant to Article 19(2)(b) of the Statute” (30 августа 2011), АпелляционнаяпалатаМУСподтвердилапредыдущиерешенияПалатыпредварительногопроизводства. Палата постановила, что производство по делу не может быть начато, если данное дело расследуется в рамках национального правосудия и касается тех же лиц и тех же преступлений, которые представлены МУС (§ 39). Кроме того Апелляционная палата указала, что Палата предварительного производства II не допустила ошибки, заключив, что правительство Кении не представило достаточных доказательств в поддержку утверждения, что оно само ведет преследование подозреваемых (§ 82-83).

По делу Лубанги (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 9 ноября 2005 г.) Палата постановила, что, согласно статье 19 Статута, приемлемость дела к производству может быть опротестована:

  1. обвиняемым или лицом, на которое был выдан ордер на арест или приказ о явке в Суд в соответствии со статьей 58;

(б) государством, обладающим юрисдикцией в отношении дела, на том основании, что оно ведет расследование или уголовное преследование по делу или провело расследование или уголовное преследование; или

(в) государством, от которого требуется признание юрисдикции в соответствии со статьей 12.

Кроме того, в последующем решении (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 14 декабря 2006 г., § 24) Апелляционная палата МУС заявила, что «злоупотребление процессуальными нормами» не может послужить причиной для отклонения юрисдикции Суда.

● Применимое право

  • Международнаяи национальная правовые системы не могут применяться «сами по себе». По делу Кони (Prosecutorv. JosephKony, VincentOtti, RaskaLukwiya, OkotOdhiamboandDominicOngwen, 28 октября 2005, §19) Палата предварительного производства II высказалась в пользу ограничительного толкования статьи 21 Статута, решив, что нормы и практики других правовых систем, национальных или международных, «не рассматриваются Судом как применимое право за исключением положений статьи 21 Статута». Это значит, что национальная правовая систем будет принята Судом в качестве применимого права, только если Суду не удалось применить другие источники права, а именно Римский статут, Элементы преступлений и Правила процедуры и доказывания, а также, если применимо, соответствующих договоров, а также принципов и норм международного права. Кроме того, если в соответствии со статьей 21 национальные законы могут считаться применимым правом, то их принципы должны быть совместимы с Римским статутом, международным правом, а также признанными международными правилами и нормами.

Даже если нормы и практики международных уголовных трибуналов как таковые не рассматриваются Судом как применимое право, они тем не менее могут косвенно повлиять на видение Суда (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 3 октября 2006 г., с. 9).

Суд также счел, что применение и толкование права должно соответствовать всеобще признанным правам человека, что, по мнению Суда, отсылает к резолюциям Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН, а также к судебной практике Межамериканского суда по правам человека и Европейского суда по правам человека (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 17 января 2006 г., §§ 81, 115-116)

2. Использование конфиденциальных документов Судом

● Дело Лубанги

Томас Лубанга Дьило стал первым обвиняемым, в отношении которого МУС начал преследование. В 2004 года Демократическая Республика Конго обратилась к Суду с просьбой провести расследование и начать преследования за преступления, совершенные в ДРК начиная с 1 июля 2002 года. В 2006 году МУС выдал ордер на арест Томаса Лубанги Дьило, обвиняемого в военном преступлении, состоящем в вербовке детей в солдаты. В связи с этим возникло много процедурных вопросов относительно обращения с конфиденциальными документами и относительно защиты свидетелей при полном соблюдении права защиты на справедливый процесс.

В 2006 году Палата предварительного производства I постановила, что Суд может начать «сотрудничать» с ООН путем заключения соглашения, одобренного Ассамблеей государств-членов и заключенного затем от имени Суда его Председателем. Этот особый режим позволяет Организации Объединенных Наций сообщать конфиденциальную информацию Суду, не опасаясь при этом разглашения конфиденциальных документов (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, DecisiononDefenceRequestsforDisclosureofMaterials, 17 ноября 2006 г., сс. 5, 7).

Палата предварительного производства I напомнила, что в соответствии со статьей 54(3)(е) Римского статута Прокурор должен испрашивать согласие лица, предоставившего информацию, на разглашение документа в сокращенной форме (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 28 сентября 2006 г., с. 7).

Палата предварительного производства I напомнила о Правиле 82(3) Правил процедуры и доказывания, в котором говорится, что, если Прокурор вызывает свидетеля для представления в качестве доказательства любого материала или информации, которые охраняются согласно пункту 3(e) статьи 54, Палата не может заставить свидетеля отвечать на какой-либо касающийся этого материала или информации или их происхождения вопрос, если свидетель не желает отвечать по соображениям конфиденциальности (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 9 ноября 2006 г.).

Палата предварительного производства Iпостановила, что передача обвиняемого Суду (а именно передача Томаса Лубанги Дьило Суду 17 марта 2006 г.) обязывала Прокурора сообщить защите «так скоро, насколько это возможно» о любом элементе доказательства, свидетельствующем о невиновности обвиняемого, как это указано в статье 67(2) Римского статута. В новом решении по этому делу (Ситуация ДРК, Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 14 мая 2006 г.) Палата постановила, что доказательства, свидетельствующие о невиновности обвиняемого, должны быть раскрыты Прокурором до слушания об утверждении обвинений (§ 119) и что эта обязанность должна возникать каждый раз, когда предъявляются новые обвинения или появляются новые предполагаемые фактические доводы в поддержку уже предъявленных обвинений (§ 123).

Суд напомнил, что право на незатянутое и быстрое разбирательство является одним из признаков справедливого процесса. Этот принцип необходимо соблюдать на всех стадиях процедуры (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 13 июля 2006 г., § 11).

По мнению Палаты предварительного производства I, полный доступ Прокурора до информации о личности пострадавших не нарушает презумпции невиновности: «не раскрывать информацию о личности заявителей Защите не является нарушением презумпции невиновности» (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 6 ноября 2006 г., с.7).

В июне 2008 года Суд прекратил преследование ввиду сложности процедурных вопросов. Обвиняемый был выпущен на свободу. После апелляции Прокурора Палата предварительного разбирательства возобновила 26 января 2009 года преследование. Возникли следующие процедурные вопросы:

13 июня 2008 года (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 13 июня 2008 г., § 94) Палата первой инстанции постановила приостановить процедуру ввиду неспособности Прокурора раскрыть информацию, потенциально свидетельствующую о невиновности обвиняемого, защите. Эта неспособность, по мнению Палаты, нарушила право на справедливый процесс.

При принятии решения приостановить процесс по делу Лубанги судьи посчитали, что истцы неверно использовали статью 54(3) Римского статута, позволяющую Прокурору получать конфиденциальные документы и сведения для получения новых элементов обвинения при условии, что эти документы не будут использованы в процессе. Палата сочла, что Прокурор слишком сильно опирался на эту статью, в то время как на нее следует ссылаться только в качестве исключения. Палата также посчитала, что согласно статье 67(2) Статута разглашение Прокурором имеющихся в его распоряжении элементов обвинения является основополагающим правом обвиняемого на справедливый процесс. Когда решение о приостановлении производства было принято, ООН еще не успела дать разрешение на разглашение конфиденциальных документов, переданных Прокурору. В связи с этим Палата приостановила процесс, полагая, что было нарушено право на справедливое разбирательство. Разрешение было в итоге получено, и материалы подверглись огласке. В ноябре 2008 года судьи пришли к заключению, что Прокурор принял все необходимые меры, чтобы обеспечить соблюдение прав Лубанги на справедливый процесс, и отменили решение о приостановлении производства.

3. Защита потерпевших и свидетелей

● Меры для защиты потерпевших и свидетелей

В соответствии со статьей 68(1) Римского статута Суд принимает надлежащие меры для защиты безопасности потерпевших и свидетелей. Суд рекомендовал принятие различных мер, таких как проведение обучения по вопросу процедур Суда Группой по оказанию помощи потерпевшим и свидетелям; улучшение сотрудничества по вопросам защиты с соответствующим государством, другими государствами-участниками, негосударственными субъектами и межправительственными организациями (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 19 сентября 2006 г.); выдача разрешения на анонимное участие в слушание по утверждению обвинений, если необходимо (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 22 сентября 2006 г.); ограничение контактов между органами суда и потерпевшими (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 21 июля 2005); и присвоение конфиденциального статуса решениям, не имевшим его ранее (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 9 ноября 2006 г.). Тем не менее Суд посчитал, что такие оградительные меры не наносят ущерба и не противоречат правам обвиняемого на справедливое и беспристрастное судебное разбирательство (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 14 декабря 2006 г., § 34).

● Условия участия потерпевших в процедурах

В соответствии со статьей 68(3) Римского статута «Суд разрешает представлять и рассматривать мнения и опасения потерпевших, когда их личные интересы оказываются затронутыми, но таким образом, чтобы это не наносило ущерба и не противоречило правам обвиняемого и проведению справедливого и беспристрастного судебного разбирательства». [Цитирование по неофициальному переводу. – Прим. перев.] Суд уточнил условия такого участия: потерпевшие имеют право брать слово; высказывать свои мнения и опасения; представлять свои замечания; присутствовать на открытых слушаниях и на любых слушаниях, затрагивающих их интересы; просить Палату принять конкретные меры; располагать информацией о процедурах и получать уведомления при публикации общедоступных документов и любых других документов, затрагивающих их интересы (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 17 января 2006 г., § 70-76). Потерпевшим также разрешено не присутствовать на слушаниях, если их безопасность под угрозой (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 20 октября 2006, с.11) и решать, сообщать или нет информацию о своей личности защите до начала процесса (Prosecutorv. ThomasLubangaDyilo, 15 сентября 2006 г., с. 9).

4. Компенсации потерпевшим

Решением от 7 августа 2012 года по делу Томаса Лубанги Дьило (ICC-01/04-01/06, Prosecutorc. ThomasLubangaDyilo, Decisionestablishingtheprinciplesandprocedurestobeappliedtoreparations) Палата первой инстанции I МУС закрепила принципы выплаты компенсаций потерпевшим. Учитывая характер и масштаб преступлений, затрагивающих целые общины, Палата выбрала коллективный подход. Принципы гласят следующее:

  1. Право на компенсацию – общепризнанное основополагающее право человека (§ 185).
  2. С потерпевшими следует обращаться на справедливой и беспристрастной основе, независимо от их участия или неучастия в процессе. Следует учитывать потребности всех потерпевших, особенно детей, пожилых людей, инвалидов и жертв сексуального и гендерного насилия. С потерпевшими следует обращаться гуманно и уважать их достоинство, права человека, безопасность и благополучие. Выплата компенсаций должна осуществляться без дискриминации в отношении возраста, этнической принадлежности или пола. Компенсации не должны привести к стигматизации потерпевших или их дискриминации со стороны их семей или общин (§ 187-193).
  3. Компенсации могут присуждаться непосредственным или косвенным потерпевшим, включая членов семей непосредственных потерпевших, но также и юридическим лицам (§ 194).
  4. Выплаты компенсаций должны быть доступны всем потерпевшим и учитывать гендерный вопрос. Потерпевшие, их семьи и общины должны иметь возможность участвовать в процессе выплаты компенсаций и получать адекватную поддержку (§ 195-196).

См. также

агрессия; военное преступление — преступление против человечности; международные уголовные трибуналы; изнасилование; женщина; ребенок; санкции уголовно-правовые; неприменимость срока давности; геноцид; индивидуальные жалобы (средства правовой защиты); права человека; Совет Безопасности; отсутствие обратной силы; перечень государств-участников конвенций по гуманитарному праву и правам человека (№31); возмещение ущерба – компенсация

Контакты

www.icc-cpi.int

www.trustfundforvictims.org

Библиография

БАУМГАРТНЕР Э. Участие потерпевших в судопроизводстве Международного уголовного суда, Международный журнал Красного Креста, Том 90, №870, июнь 2008, с.277-323. Доступно по ссылке https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/277-323.pdf (См. также BAUMGARTNER E., “Aspect of victim participation in the proceedings of the International Criminal Court”, International Review of the Red Cross, Vol.90, n°870, June 2008, pp.409-440).

ЛА РОЗА А.М. Гуманитарные организации и международные уголовные суды: попытка найти квадратуру круга, Международный журнал Красного Креста, №861, март 2006, с.209-231. Доступно по ссылке https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/04_irrc_861_larosa_rus.pdf (См. также LA ROSA A.M., “Humanitarian organizations and international criminal tribunals, or trying to square the circle”, International Review of the Red Cross, Vol.88, n°861, March 2006, pp.169-186).

AKSAR Y., Implementing international humanitarian law: from the ad hoc tribunals to a permanent International Criminal Court, London, New York: Routledge, 2004, 314p.

BEIGBEDER Y. Judging War Criminals: The Politics of International Justice. London: Macmillan, and New York: St Martin’s, 1999, 186-99.

BENNOUNA M., « La cour pénale internationale », in Droit international pénal, sous la dir. de ASCENSIO H., DECAUX E. et PELLET A., CEDIN-Paris-X, Pedone, 2000, 1053 p., p. 735-746.

BOURDON W. & DUVERGER E., La Cour pénale internationale, le statut de Rome, Paris, Seuil, 2000, 364 p.

CHAVARIO M., Justice pénale internationale entre passé et avenir, Paris, Dalloz, 2003, 398 p

COSNARD M., «Les “immunités de témoignage” devant les tribunaux pénaux internationaux», dans Tavernier P, Actualité de la jurisprudence internationale à l’heure de la mise en place de la CPI, Bruxelles, Bruylant, 2004, pp.137-167

DORMAN K. (sous la dir.), Elements of War Crimes under the Rome Statute of the International Criminal Court-Sources and Commentary, CICR, Cambridge University Press, 2003, 580 p.

DRAŽN Ð., “Transitional justice and the International Criminal Court – ‘in the interest of justice’?”, International Review of the Red Cross, Vol.89, n°867, September 2007, pp.691-718.

KIRSCH P., “The International Criminal Court: a New and Necessary Institution Meriting Continued International Support”, Fordham International Law Journal, 28-2, 2005, pp. 292-307.

« Numéro spécial : Impunité : La Cour pénale internationale », Revue internationale de la Croix-Rouge, N° 45, mars 2002.

LAUCCI C., The Annotated Digest of the International Criminal Court, Vol.1: 2004-2006, Leiden: Martinus Nijhoff Publishers, 2007, 673p.

LAUCCI C., The Annotated Digest of the International Criminal Court, Vol.3: 2008, Leiden: Martinus Nijhoff Publishers, 2010, 795p.

LEE R.S., ed. The International Criminal Court: The making of the Rome Statute-Issues, negotiations, Results. The Hague: Kluwer Law International, 1999.

TRIFFTERER O., (ed.). Commentary of the Rome Statute of the International Criminal Court, Baden-Baden: Nomos, 1999.

SADAT L., The International Criminal Court and the transformation of international law: justice for the new millennium, Transnational Publishers, New York, 2002.

SCHABAS W., An Introduction to the International Criminal Court, 2nd ed., Cambridge University Press, 2004, 481p.

STAHN C. & SLUITER G., The emerging practice of the International Criminal Court, Leiden; Boston: Martinus Nijhoff Publishers, 2009, 770p.

WENQI Z., “On co-operation by states not party to the International Criminal Court”, International Review of the Red Cross, Vol.88, n°861, March 2006, pp.87-110.

YEE L., “Not Just a War Crimes Court: The Penal Regime Established by the Rome Statute of the ICC”, Singapore Academy of Law Journal 10, n°321, 1998.