Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Существует огромное разнообразие видов оружия и множество способов их использования.

Международное гуманитарное право регулирует область вооружения двумя различными способами:

— некоторые виды оружия, как таковые, запрещены. Это запрещение является абсолютным в отношении применения таких видов оружия, но может также распространяться на егопроизводство, хранение и распространение;

— среди разрешенных видов оружия могут быть запрещены некоторые его формы. Например, запрещаются неизбирательные бомбардировки;

— совместимость каждого нового вида оружия с принципами международного права должна быть изучена государствами при консультативном участии МККК.

I. Нормы международного права ограничивают выбор оружия

Исходя из норм международного права, в целом уже давно запрещается применять виды оружия, имеющие неизбирательные и неконтролируемые последствия и способные причинить излишние повреждения или излишние страдания. Этот принцип вытекает из правила, согласно которому «право сторон, находящихся в конфликте, выбирать методы или средства ведения войны не является неограниченным» (ЖПI, ст. 35).

Таким образом, не только применение, но и производство, накопление запасов и продажа некоторых видов оружия может быть запрещено. Имеется в виду, например, химическое и биологическое оружие, а также и противопехотные мины (ППМ). С 1977 года также «запрещается применять методы или средства ведения военных действий, которые имеют своей целью причинить или, как можно ожидать, причинят обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде» (ЖПI, ст. 35).

Большая часть этих запретов применяется лишь по отношению к странам, подписавшим соответствующие международные конвенции. Однако, существует единственное исключение — Женевские конвенции и их Дополнительные протоколы, применение которых носит силу всеобщего и обязательного характера по отношению ко всем государствам.

методы ведения войнымеждународное гуманитарное право

При изучении, разработке, приобретении или принятии на вооружение новых видов оружия, государства должны определить, не противоречит ли их применение каким-либо нормам международного права (ЖПI, ст. 36). Главным консультантом в этих вопросах является Международный комитет Красного Креста.

II. Нормы гуманитарного права ограничивают способы возможного применения оружия

Эти ограничения детально изложены в четырех Женевских конвенциях 1949 года и в Дополнительных протоколах 1977 года, и на сегодняшний день все государства обязаны их соблюдать. Гуманитарное право обязывает провести четкую грань между гражданскими и военными объектами, чтобы при использовании оружия такое различие всегда соблюдалось.

Запрещается применение таких видов оружия, которые не были бы оправданы реальной военной необходимостью или действие которых оказалось бы чрезмерным по сравнению с ожидаемым военным преимуществом или с предполагаемой военной угрозой. Подобные меры призваны ограничить разрушения и бессмысленные страдания.

В целях ограничения последствий для гражданского населения и гражданских объектов, в случае нападения, гуманитарное право предписывает принимать целый ряд конкретных мер предосторожности.

нападениеобязанности командиров

Применение оружия регламентировано также обычныммеждународным гуманитарным правом. В Норме 70 исследования об обычном гуманитарном праве, опубликованного МККК в 2005 году, оговаривается следующее: «Запрещается использовать средства и методы ведения войны, способные нанести чрезмерные повреждения или причинить излишние страдания». Норма же 71 гласит: «Запрещается использовать оружие неизбирательного действия». Обе нормы применимы как к международным, так и немеждународным вооруженным конфликтам.

Другой важный правовой инструмент общего характера призванограничить использование оружия. Это принятая в Женеве 10 октября 1980 года Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения (травмы) или имеющими неизбирательное действие, известная под именем «Конвенции об обычном оружии», а также прилагаемый к ней Протокол об ослепляющем лазерном оружии (Протокол IV к Конвенции 1980 г.), принятый в Венне 13 октября 1995 года.

III. Современная классификация оружия: девять основных категорий

Существуют различные типы оружия. В то время как некоторые виды оружия разрешается применять, но при этом могут быть запрещены конкретные способы их использования (холодное иогнестрельное оружие); другие виды оружиякатегорически запрещены (зажигательное, биологическое и химическое оружие). Общее правило, запрещающее нападения на гражданское население, применяется в отношении использования всех видов оружия.

1. Холодное оружие. Речь идет обо всех видах наступательного или режущего оружия, таких как кинжалы, сабли, шпаги, мачете, ножи, штыки и т. д. Их применение ограничивается общими нормами гуманитарного права, запрещающего нападать на некомбатантов, предательски убивать или наносить ранения и причинять чрезмерные повреждения или излишние страдания (правовые нормы Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны (Гаага, 1907 г., ст. 23; ЖПI, ст. 35–37).

2. Огнестрельное оружие. Эта категория включает разнообразные виды оружия. Сюда входят все виды, стреляющие патронами, ядрами и взрывными снарядами, такие как ружья, пушки, бомбы, ракеты, кассетные боеприпасы и т. д. Гранаты и мины также относятся к категории огнестрельного оружия. Для них отведен специальный раздел.

Запрещены лишь определенные категории огнестрельного оружия:

— разрывные пули или патроны весом менее 400 граммов (Санкт-Петербургская декларация 1868 года);

— «пули, легко разрывающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле» (Гаагская декларация 29 июля 1899);

— любое оружие, основное действие которого заключается в нанесении повреждений осколками, не обнаруживаемыми в теле человека с помощью рентгеновских лучей (Протокол I Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, Женева, 1980).

  • кассетные боеприпасы, чье применение, хранение, производство и передача полностью запрещены Конвенцией по кассетным боеприпасам, принятой в Дублине 30 мая 2008 года и вступившей в силу в августе 2010 года. На июнь 2015 года Конвенцию ратифицировали 92 государства. В целях контроля за осуществлением Конвенции государствами-участниками было принято решение о проведении регулярных совещаний для принятия решений по любому вопросу, связанному с осуществлением Конвенции, включая ее функционирование и статус. Первое совещание государств-участников состоялось во Вьентьяне в Лаосе с 9 по 2 сентября 2010 года. Второе совещание прошло в Бейруте с 12 по 16 сентября 2001 года. В Конвенции предусматривается, что по истечении пяти лет с момента ее вступления в силу (статья 12) Генеральный секретарь ООН созовет Конференцию по рассмотрению функционирования и статуса Конвенции.

30 апреля 2010 года в Киншасе в Демократической Республике Конго (ДРК) была подписана Центральноафриканская конвенция о контроле за стрелковым оружием и легкими вооружениями, боеприпасами к ним, их составными частями и компонентами, которые могут быть использованы для их производства, ремонта или сборки (Киншасская конвенция). Конвенция была принята на 31-м министерском совещании Постоянного консультативного комитета Организации Объединенных Наций по вопросам безопасности в Центральной Африке. Конвенцию подписали одиннадцать стран, а именно Ангола, Бурунди, Габон, Демократическая Республика Конго (ДРК), Камерун, Республика Конго, Руанда, Сан-Томе и Принсипи, Центральноафриканская Республика, Чад и Экваториальная Гвинея. На данный момент Конвенция еще не вступила в силу; чтобы это произошло, она должна быть ратифицирована шестью странами, ее подписавшими. Конвенция нацелена на предотвращение, пресечение и искоренение незаконной торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями (английский термин – SmallArmsandLightWeapons, SALW) и их незаконного оборота, с тем чтобы положить конец вооруженному насилию и торговле людьми, связанные с незаконной торговлей этим видом оружия (Статья 1, §1 и 3).

На государства-участники возлагаются, в частности, следующие обязательства i) запретить любую передачу негосударственным вооруженным группировкам стрелкового оружия и легких вооружений (Статья 4); ii) назначить компетентный национальный орган, отвечающий за рассмотрение вопросов, касающихся выдачи лицензий на передачу как государственным учреждениям, так и отвечающим требованиям частным субъектам (Статья 5); iii) разработать сертификат конечного пользователя для каждой импортной операции (Статья 6); iv) ввести запрет на приобретение, ношение и применение легких вооружений и торговлю ими гражданскими лицами на своей территории (Статья 7); v) раз в полгода проводить инспекцию, инвентаризацию запасов и оценку условий хранения стрелкового оружия и легких вооружений, находящихся в распоряжении вооруженных сил, сил безопасности и иных уполномоченных организаций, а также собирать, конфисковать, регистрировать и уничтожать излишние, устаревшие или незаконные единицы стрелкового оружия и легких вооружений (Статья 15). Для проведения мониторинга за осуществлением Конвенции государства-участники оказывают поддержку в целях учреждения Генеральным секретарем ЭСЦАГ группы экспертов по мониторингу и оценке осуществления мероприятий (Статья 32).

Обычное международное гуманитарное право запрещает использование некоторых типов огнестрельного оружия как в международных, так и в немеждународных конфликтах. В соответствии с Нормой 77 Исследования МККК «запрещается использовать пули, которые легко разворачиваются или сплющиваются в человеческом теле». В Норме 78 «запрещается применять против людей пули, которые взрываются в человеческом теле»; согласно Норме 79, «запрещается использовать оружие, основное действие которого заключается в нанесении повреждений необнаруживаемыми осколками», в то время как в Норме 80 содержится запрет на применение мин-ловушек, «которые каким-либо образом соединены или ассоциируются с объектами или лицами, имеющими право на особую защиту по международному гуманитарному праву, или с объектами, которые могут привлечь внимание гражданских лиц».

3. Зажигательное оружие. Относится к категории огнестрельного оружия. Речь идет об оружии, применяемом с целью поджога объектов или причинения ожогов людям. Его использование, как и любого другого оружия, запрещено по отношению к лицам и объектам, пользующимся защитой гуманитарного права (гражданское население, объекты, имеющие гражданский характер, леса и т. д.). Запрет наложен также на использование зажигательного оружия против комбатантов и других военных объектов, расположенных «внутри зон высокой концентрации гражданского населения» [Цитирование по неофициальному переводу. – Прим. перев.] (Протокол III к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, 10 октября 1980 г.).

Норма 84 международного гуманитарного права предупреждает, что «если применяется зажигательное оружие, следует соблюдать особую осторожность, чтобы избежать случайных потерь жизни среди гражданского населения, ранения гражданских лиц и случайного ущерба гражданским объектам или, во всяком случае, свести их к минимуму», а в Норме 85 говорится, что «применение зажигательного оружия против людей запрещено, за исключением случаев, когда невозможно применить менее вредоносное оружие, чтобы вывести лицо из строя». Обе нормы применяются как к международным, так и немеждународным вооруженным конфликтам.

4. Оружие массового уничтожения. В настоящее время к ним относятся все виды бактериологического, химического и ядерного оружия. Являясь оружием неизбирательного действия, все эти виды оружия несовместимы с принципами международного гуманитарного права, которое зиждется на военной возможности проводить различия между гражданскими и военными объектами, между мирными жителями и вооруженными силами.

5. Бактериологическое оружие. Применяется также термин «биологическое» оружие. Его цель — распространение болезней, опасных для жизни или здоровья людей, животных и растений. Обычное международное право запрещает применение бактериологического оружия как во время международных, так и во время немеждународных вооруженных конфликтов (Норма 73). Кроме того, применение, производство и накопление этих видов оружия строго запрещены двумя главными международными документами:

— Женевский протокол (подписан 17 июня 1925) о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых и других подобных газов и бактериологических средств. Под этим документом подписались 137 государств.

— Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении, лучше известная как Конвенция о биологическом и токсинном оружии (КБТО). Подписана 10 апреля 1972 (на сегодняшний день к ней присоединились 172 государства). Ее актуальность и разнообразие имеющихся в ней запретов делают эту конвенцию основным руководством в области регламентации бактериологического оружия. По мере возможности она требует от государств полного уничтожения своих запасов такого оружия.

В 1 статье Конвенции содержится перечень запрещенных элементов. Речь идет о «микробиологических или других биологических агентах или токсинах (…)», а также об «оружии, оборудовании или средствах доставки, предназначенных для их использования». Однако определения им конвенция не дает. Отсутствие определения и теперь представляет собой серьезную проблему, так как государства никак не могут прийти к единому мнению относительно смысла формулировки: «оружие, оборудование или средства доставки».

Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении вступила в силу в 1975 году. Конвенция стала первым многосторонним договором о разоружении, запрещающим целую категорию оружия массового уничтожения. Тем не менее Конвенция быстро подверглась критике, в частности, из-за отсутствия четкого определения упоминаемого оружия, а также механизмов контроля. И только во время третьей Обзорной конференции в 1991 году государства-участники решили рассмотреть возможные меры по проверке. От этой идеи все же отказались в 2001 году, когда Соединенные Штаты Америки отклонили проект протокола, в соответствии с которым государства-участники должны были заявлять о соответствующих объектах и позволять проводить инспекции. В 2006 году во время шестой Обзорной конференции государства-участники пришли к согласию относительно создания Группы имплементационной поддержки Конвенции (ImplementationSupportUnit), уполномоченной помогать государствам в осуществлении Конвенции. При финансовой поддержке государств-участников Конвенции эта Группа выполняет различные задачи (административная поддержка, меры по укреплению доверия) и действует в качестве координационного пункта для оказания поддержки осуществлению на национальном уровне. Тем не менее полномочия Группы имплементационной поддержки (ГИП) в плане контроля ограничены ввиду ее размера (три штатных должности), финансирования (на четыре года, с 2007 по 2011 гг.) и мандата (она не может проводить инспекции или призвать к соблюдению Конвенции). Седьмая Обзорная конференция состоялась в Женеве с 5 по 22 декабря 2011 года,. Государствам была предоставлена возможность оценить осуществление Конвенции с 2006 года. По мнению нового Председателя Конференции, посла Паула ван ден Эйссела, Конвенцию необходимо усилить на основе консенсуса. В центре внимания Конференции по обзору оказались, в частности, следующие вопросы: (а) определение путей и средств укрепления национального режима осуществления; (b) создание мер по обеспечению подотчетности для оценки соблюдения Конвенции; (c) разработка национальных, региональных и международных мер повышения биобезопасности и биозащищенности; (d) меры по укреплению доверия между государствами; (e) способы укрепления потенциала ГИП.

6. Химическое оружие. Это оружие, самое точное определение которого дано в Конвенции 1992 года, «может вызвать летальный исход, временный инкапаситирующий эффект или причинить постоянный вред (в частности — незаживающие раны) человеку или животным». Сюда относят боеприпасы и процесс, позволяющий высвобождений химических веществ.

Применение, изготовление и хранение этого вида оружия запрещено многими юридическими документами:

— Гаагская декларация о неупотреблении снарядов, имеющих единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы (29 июля 1899 г.);

— Женевский протокол 1925 года о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых и других подобных газов и бактериологических средств (см. выше). В Протоколе не содержится ни одной мерыэффективного осуществления или контроля. Он запрещает применение химического и биологического оружия во время международных вооруженных конфликтов, но не запрещает ни их накопление, ни их производство. Кроме того, он разрешает их использование в целях репрессалий против стран, которые их первыми применили, а также против стран, не входящих в число участников Протокола.

— Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и примененияхимического оружия и его уничтожении (3 сентября 1992). Принятое одним из последних под эгидой международной конференции ООН о разоружении, это соглашение дополняет Женевский протокол 1925 года. Оно вошло в силу в апреле 1997 года, и к июню 2015года к нему присоединились уже 190 государств-участников. Им создана в Гааге Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО). Этот контрольный орган состоит из секретариата и группы инспекторов. В его обязанности входят: анализ представляемыхгосударствамиотчетово своей деятельности, касающейся химической промышленности, проведениетекущих или «внезапных» проверок и расследований на государственных и частных объектах производства, а также мониторинг проведения уничтожения существующих запасов этого оружия.

Контакты

OIAC (ОЗХО)

Johan de Wittlaan 32

NL — 2517 AR

La HAYE, PAYS-BAS (Гаага, Голландия)

Тел..: (00 31 70) 416 33 00

Факс: (00 31 70) 306 35 35

Применение химического оружия в международных и немеждународных вооруженных конфликтах также запрещено обычным международным гуманитарным правом (Норма 74 исследования МККК). Норма 75 гласит: «Запрещается применять вещества, предназначенные для борьбы с беспорядками, в качестве метода ведения войны»; в Норме 76 говорится, что «использование гербицидов в качестве метода ведения войны запрещено, если: а) они по сути являются запрещенным химическим оружием; b) они по сути являются запрещенным биологическим оружием; c) они направлены против растительности, которая не является военным объектом; d) их применение попутно повлечет за собой потери жизни среди гражданского населения, ранения гражданских лиц и причинение ущерба гражданским объектам или то и другое вместе, которые были бы чрезмерны по отношению к конкретному и непосредственному военному преимуществу, которое предполагается получить; или e) их применение причинит обширный, долговременный и серьезный ущерб окружающей среде».

7. Ядерное оружие. Специального общего запрета на применение ядерного оружия не существует. Одно из направлений доктрины считает, что это оружие массового уничтожения имеет неизбирательного действие.Это означает, что оно дважды подпадает под запрет, который содержится в Дополнительном протоколе I 1977 года к Женевским конвенциям 1949 года. Восемь стран, обладающих ядерным оружием, ратифицировали этот протокол, но с оговорками относительно толкования. 8 июля 1996 года, в ответ на запрос Генеральной Ассамблеи ООН, Международным судом было выдано консультативное заключение. В этом крайне двусмысленном заключении содержится четыре основных вывода: применение ядерного оружия формально не запрещено, но и не разрешено; его применение или даже угроза применения противоположна фундаментальным законам международного гуманитарного права; категорически и полностью запрещается применение ядерного оружия в период военного конфликта, во время действий или боев, в которых законом разрешается применение тактических видов оружия; Суд не уточняет, является ли правомерным или неправомерным применение или угроза применения ядерного оружия в случае необходимой обороны государства в экстремальной ситуации, когда под угрозу ставится само его дальнейшее существование.

Официально признано существование пяти ядерных держав. Все они являются постоянными членами Совета Безопасности ООН: Соединенные Штаты Америки, Россия, Китай, Великобритания и Франция.Однако в 1999 году Индия и Пакистан провели серию ядерных испытаний. Эти страны наряду с Израилем получили квалификацию так называемых «пороговых государств», то есть они считаются обладателями ядерного оружия, но официально таковыми не признаны.

Контроль над ядерным разоружением, главным образом, осуществляется Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), расположенным в Вене. Система контроля опирается также на два международных договора.

— Договор о нераспространении (ДНЯО), принятый под эгидой ООН в 1968 году, вступивший в силу 5 марта 1970 года. Его действие было продлено на неопределенно долгий срок в 1995 году. Данный международный акт насчитывает 190 государств-участников (данные на апрель 2013 года), в том числе пять ядерных держав, входящих в Совет Безопасности ООН. Не ратифицировали договор: Израиль, Индия и Пакистан.

— Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ)(Comprehensive Nuclear-Test-Ban Treaty), принятый 10 сентября 1996 года на Конференции ООН по разоружению, в силу пока не вступил. К настоящему времени его подписали 183 государства, а ратифицировали 164, из них только 20 считаются государствами, обладающими ядерным потенциалом. Чтобы договор вступил в силу, его должны ратифицировать 44 государства, имеющие ядерные установки, в том числе три «пороговых государства»: Индия, Пакистан и Северная Корея, заявившие, что ратифицировать его не будут. Он является дополнением и продолжением предыдущего, Московскогодоговора (1963), предусматривавшегочастичное запрещение ядерных испытаний.

Контакты

МАГАТЭ (AIEA)

Po Box 100 Wagrammer Strasse 5

A — 1400 Vienne (Вена), Австрия.

Тел.: (00 43) 12 60 00

Факс: (00 43) 12 60 07

www. Iaea. org/

8. Мины. (Более подробно эта тема изложена в рубрике мины ). Согласно Стокгольмскому Международному Институту исследований проблем мира, международная торговля оружием возросла на 24% в период с 1994 по 1997 год. В 1998 году отмечалось слабое уменьшение по сравнению с 1997 годом, что составило 22 миллиардов долларов. Доминируют на рынке пять стран-экспортеров: США, Россия, Франция, Германия и Великобритания. Главные покупатели оружия: Азия (39% импорта) и Ближний Восток (31%). Что касается мировых военных расходов, в том числе и на вооружение, в 2010 году они достигли более 630 миллиардов долларов.

Согласно докладу группы экспертов ООН, опубликованному в августе 1999 года, во внутренних вооруженных конфликтах более всего используется стрелковое и легкое вооружение (90% всех современных конфликтов). Количество такого оружия в мире составляет сейчас 500 миллионов единиц, и торговля им в 40% случаевявляется незаконной, часто в нарушение различных эмбарго.

Обычное международное гуманитарное право ограничивает использование наземных мин. Норма 81 Исследования МККК предусматривает, что «при применении наземных мин следует соблюдать особую осторожность, чтобы свести к минимуму последствия их неизбирательногодействия», а согласно Норме 83 «после окончания активных военных действий сторона в конфликте, которая применила наземные мины, должна удалить их или каким-либо другим образом сделать их безвредными для гражданских лиц, или содействовать их удалению». Обе нормы применимы как к международным, так и к немеждународным вооруженным конфликтам. Норма 82, предусматривающая, что «сторона в конфликте, применяющая наземные мины, должна регистрировать их местоположение, насколько это возможно», применима к международным вооруженным конфликтам и, возможно, к немеждународным.

9. Беспилотные летательные аппараты (БЛА) [английский термин - unmanned combat aerial vehicle (UCAVS)]. На сегодняшний день существуют правовые споры относительно автоматических устройств ведения воздушного боя и, в частности, юридического статуса боевых БЛА, используемых для наблюдения и нападения.Несмотря на то, что не существует договоров или норм обычного права, которые запрещали бы использование этих новых технологий, два вопроса, связанные с их использованием, тем не менее возникают. Первый затрагивает уровень автономности этих военных автоматических устройств, когда речь идет о принятии решения о нападении. Второй вопрос вытекает из первого и связан с возможностью учитывать при принятии решения о нападении обязательства по соблюдению принципов избирательности, предосторожности и соразмерности, предусмотренных международным гуманитарным правом (ЖПI, ст. 36 и 51). Во-первых, в соответствии с этими принципами, следует оценить, с одной стороны, риски для гражданского населения в случае нападения и, с другой, военное преимущество, ожидаемое от нападения. Такая оценка не может быть произведена программой автономно и подразумевает определенный уровень человеческого участия и анализа. Во-вторых, нападения, производимые с помощью такого оружия, носят экстерриториальный характер, что вызывает споры относительно использования этого оружия. Такие нападения происходят вдали от территории страны, стоящей за нападением, и вместе с тем без согласия той страны, на чьей территории они совершаются. Ситуация усугубляется еще и тем, что использующие подобные методы учреждения необязательно относятся к национальным вооруженным силам или действуют под руководством известного и ответственного военного командования, однако чаще всегоэто действующие в обстановке полной секретности агентства государственной безопасности.

IV. На пути к договору о торговле оружием

В 2003 году организации «Международная Амнистия» и «Оксфам», после успешной кампании по запрещению наземных мин совместно запустили кампанию в области контроля над вооружением («Control Arms») – международный альянс гражданского общества в поддержку разработки юридически обязательного международного договора о торговле оружием. В декабре 2006 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию №61/89, в которой 153 государства признали чрезвычайную важность контроля над вооружением и разоружениея для поддержания мира и безопасности. Было решено начать работу над международным договором о торговле оружием, устанавливающим стандарты в отношении импорта, экспорта и передачи обычных вооружений. В январе 2009 года Генеральная Ассамблея приняла резолюцию №63/240, в которой приводитсяграфик ведения переговоров по соглашению о торговле оружием. График включал подготовительное совещание в 2010 году, два совещания в 2011 году, затем одно в июле 2012 года перед итоговой Конференцией по договору о торговле оружием, намеченной на март 2013 года. По итогам Конференции так и не было достигнуто консенсуса относительно принятия договора, и, таким образом, договор был предложен на голосование государствам на заседании Генеральной Ассамблеи ООН. Договор был принят 3 апреля 2013 года 154 голосами при трех «против» (Сирийская Арабская Республика, Исламская Республика Иран и Корейская Народная Демократическая Республика) и 23 воздержавшихся. 24 декабря 2014 года Договор о торговле оружием вступил в силу после его ратификации 50 государствами.

Договор о торговле оружием задуман как глобальный и юридически обязательный инструмент, устанавливающий общие международные стандарты в отношении импорта, экспорта и передачи обычных вооружений. Цель договора – создать четкий и прозрачный международный механизм, чтобы предотвращать и искоренять незаконный уход обычных вооружений с законных на незаконные рынки, где это вооружение может использоваться в террористических целях, в целях организованной преступности и для совершения других противоправный деяний.

нападениевойна , методы ведения войнымеждународное гуманитарное правомины

Библиография

ДАВИД Е. Принципы права, регулирующего военные конфликты, Свободный Брюссельский Университет, Брюссель, 2002, стр. 994. (см. Также DAVID E., Principes de droit des conflits armés, Université libre de Bruxelles, Bruxelles, 2002, 994 p., p. 306-381).

МУЛИНЕН, Фредерик де, Право войны: руководство для вооруженных сил (перевод с французского). 2-еизд., испр.. Москва: МККК, 1999. (См. также MULINEN F. de, Manuel sur le droit de la guerre pour les forces armées, Annexe 1, CICR, Genève, 1989, p. 209-216).

«A Guide to the Legal Review of New Weapons, Means and Methods of Warfare: Measures to Implement Article 36 of Additional Protocol I of 1977», International Review of the Red Cross, Volume 88, n° 864, December 2006, pp.931-956

AMNESTY INTERNATIONAL, Contrôler les armes, Octobre 2011, Ed. Autrement. 128 p.

AUBERT M., Le CICR et le problème des armes causant des maux superflus ou frappant sans discrimination, CICR, Genève, 1990 (tiré à part de la Revue Internationale de la Croix-Rouge).

COUPLAND R. et LOYE D., « Armes nucléaires, radiologiques, biologiques ou chimiques – qui portera assistance aux victimes, et comment ? », Revue internationale de la Croix-Rouge, Volume 91, n°874, juin 2009, pp. 329-340.

International Institute of Humanitarian Law, International Humanitarian Law and New Weapon Technologies, San Remo, September 2011, 189p.

FAHEY D., « Armes à uranium appauvri : Leçons de la guerre du Golfe », traduit de Depleted Uranium : a post-war disaster for environment and health, Laka Foundation, mai 1999.

LAWAND K., « Reviewing the legality of new weapons, means and methods of warfare », International Review of the Red Cross, Volume 88, n°864, December 2006, pp. 925-930.

Article également référencé dans les 3 catégories suivantes :