Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Термин «международное гуманитарное право» (МГП) соответствует специальной отрасли международного права, называемой также «правом вооруженных конфликтов» или «правом войны». Это древнее право, которое развивалось постепенно, на основе обычаев и договоров. Оно регламентирует ведение военных действий, не позволяя конфликтам приобрести необратимый характер. Одним из способов для достижения этой цели является ограничение выбора методов ведения войны во избежание чрезмерных страданий и разрушений. Гуманитарное право запрещает некоторые виды поведения и, главным образом, закрепляет право на оказание помощи некомбатантам, в целях уменьшения страданий, порождаемых войной.

Выражение «международное гуманитарное право» (МГП) является предпочтительным, поскольку в нем подчеркивается гуманитарная цель права, применяемого в ходе вооруженных конфликтов. При этом речь идет о тех же международных конвенциях, запрещающих или ограничивающих использование вооруженной силы военными должностными лицами и позволяющих организовать операции по оказанию помощи населению международными организациями. Международное гуманитарное право, таким образом, представляет собой интерфейс между военными структурами и гуманитарными организациями в ситуациях конфликта. Следовательно, толковать это право следует, соблюдая баланс между военными и гуманитарными нуждами, которые в нем содержатся. Это равновесие обеспечивается равным представительством военных и гражданских экспертов международного гуманитарного права. Оно также поддерживается судебной практикой международных трибуналов в том, что касается ответственности государства (Международный Суд) и индивидуальной уголовной ответственности за военные преступления (Международный уголовный суд).

Несмотря на то, что слово «гуманитарный» используется все шире, термин «международное гуманитарное право» относится только к праву, применяемому в ходе вооруженных конфликтов. Однако другие разделы международного права, такие как права беженцев, права человека и право поддержания мира или право на международное сотрудничество продолжают применяться одновременно в большинстве ситуаций нарушения порядка, внутренней напряженности или конфликтов. Действительно, в сегодняшнем мире целый ряд ситуаций не вписывается в классическое юридическое определение конфликта. Это операции по поддержанию мира, по поддержанию безопасности, и всевозможные споры между государствами, в определении Устава ООН.

Необходимо учитывать все эти правовые ситуации, чтобы определить рамки и содержание законной и ответственной гуманитарной деятельности.

Международное гуманитарное право долгое время рассматривалось как специальный закон (lexspecialis), применение которого заменяло более общее право прав человека (lexgeneralis) в ситуации конфликта. В дальнейшем от этого разграничения отказались в пользу одновременного применения этих двух отраслей права, а также экстерриториального применения прав человека в ситуациях, когда другое государство осуществляет фактический контроль над чужой территорией или иностранными гражданами.

Такие изменения были необходимы, чтобы избежать черных дыр в праве, создаваемых различными формами государственного вмешательства, с разрешения ООН или предпринятые государствами в индивидуальном порядке во имя государственной безопасности и в рамках войны с терроризмом. (Об одновременном и комплементарном применении МГП и прав человека см.: ICJ, LegalityoftheThreatorUseofNuclearWeapons, AdvisoryOpinion, I.C.J. Reports 1996, p. 226, § 25 или Законность угрозы ядерным оружием или его применения, 1996, Международный Суд, Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда 1992-1996 гг. с.107-119; ICJ, LegalConsequencesoftheConstructionofaWallintheOccupiedPalestinianTerritory, AdvisoryOpinion, I.C.J. Reports 2004, p.136, §§ 106-112 или Правовые последствия возведения стены на оккупированной палестинской территории, Консультативное заключение от 9 июля 2004 года, Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда 2003–2007 гг., с.63-79. Об экстерриториальном применении прав человека см.: ЕСПЧ, Дело Аль-Скейни и другие против Соединенного Королевства, жалоба № 55721/07, судебное решение (Большая палата) от 7 июля 2011 года, §§ 131-140, [Здесь и далее – цитирование по неофициальному переводу. – Прим. перев.] или ECHR, CaseofAl-Skeiniandothersv. TheUnitedKingdom, Applicationno. 55721/07, Judgment (GrandChamber), 7 July 2011, §§ 131-140; ЕСПЧ, Дело Аль-Джедда против Соединенного королевства, Дело №27021/08, Судебное решение (Большая палата) от 7 июля 2011 г., §§ 107-109, или ECHR, CaseofAl-Jeddav. TheUnitedKingdom, Applicationno. 27021/08, Judgment (GrandChamber), 7 July 2011, §§107-109). Права человека (судебная практика).

Название этого Словаря указывает на гуманитарное право в широком смысле слова. Согласно международному праву, гуманитарная деятельность может осуществляться одновременно в период мира и конфликтов.

права человекаосновные гарантиибеженцыМеждународный СудМеждународный уголовный судвоенное преступление – преступление против человечности

Несмотря на такие изменения, важно учитывать специфику гуманитарного права в строгом смысле слова. Действительно, это право в значительной степени отклоняется от общих принципов и порядка применения прав человека и межгосударственного международного права, в частности, в том, что касается принципа взаимности, принятия во внимание негосударственных вооруженных субъектов или организаций по оказанию помощи, принципа невмешательства и т.д. Концепт прав и обязанностей «сторон, находящихся в конфликте» преобладает над концептом «Высоких Договаривающихся Сторон» Конвенций. Он придает международный статус негосударственным вооруженным группам, действующим в ходе международных и немеждународных вооруженных конфликтов. Таким образом, применение международного гуманитарного опирается не только на сами государства, но и на права и обязанности всех участников конфликта, в частности, организаций по оказанию помощи. Гуманитарное право опирается на специфические процедуры, необходимые для его применения, а также на наказании в случае серьезных нарушений.

специальное соглашениеправо гуманитарной инициативыправо доступастороны, находящиеся в конфликтеправовой статус сторон в конфликтеуниверсальная юрисдикцияответственностьсанкции уголовно-правовые

Современное договорное международное гуманитарное право отражается в следующих документах:

  • Четыре Женевские конвенции 1949 г. В них напоминаются и кодифицируются нормы и обычаи права, применяемого в ходе вооруженных конфликтов, устанавливающие пределы методов ведения войны. В них появились дополнительные правила, относящиеся к защите и оказанию помощи некомбатантам в ходе военных действий. Эти конвенции ратифицировали 196 государств по состоянию на июнь 2015 года. Каждая из них организует мероприятия по оказанию помощи во время конфликта для определенной категории населения. Три первых конвенции (ЖI, ЖII, ЖIII) регламентируют участь раненых комбатантов, потерпевших кораблекрушение, или военнопленных в период международного вооруженного конфликта. Только в четвертой Конвенции (ЖIV) установлены правила защиты гражданского населения в период международного вооруженного конфликта.
  • В 1977 году были приняты два Дополнительных протокола к Женевским конвенциям, чтобы свести воедино и улучшить средства защиты жертв конфликтов:

— Первый протокол 1977 г. (ЖПI) усиливает и дополняет защиту, предусмотренную четвертой Конвенцией для жертв международных вооруженных конфликтов. 174 государства-участника;

— Второй протокол 1977 г. (ЖПII) дополняет защиту, предусмотренную 3 общей статьей четырех Женевских конвенций для жертв немеждународных вооруженных конфликтов. 168 государств-участников.

Помимо международных конвенций, устанавливающих правила для международных и немеждународных вооруженных конфликтов, международное гуманитарное право также состоит из норм, считающихся частью обычного международного гуманитарного права. Действительно, некоторые нормы, установленные для вооруженных конфликтов, приобрели характер обычая ввиду неизменного характера и продолжительности действия. Они обязательны для государств и воюющих сторон, даже если последние не приняли эти правила. Так обстоит с Женевскими конвенциями, но другие гарантии также входят в эту категорию международного обычая. (См. ниже:обычное международное гуманитарное право)

Гаагские конвенции; Женевские конвенции 1949 года и Дополнительные протоколы 1977; обычай

I. История и кодификация гуманитарного права.

История гуманитарного права уходит корнями в более древнюю историю и присутствует во всех культурах, во всех религиях и во всех традициях. Она напрямую связана с историей конфликтов и войн. Во все времена руководители окружали военную деятельность правилами, запрещениями и табу. Целью данных правил было поддержание контроля, дисциплины и эффективности вооруженных сил. Также в их цели входило ограничение последствий насилия и разрушительного влияния на физическое и психическое здоровье комбатантов и содействие их социальной интеграции по окончании вооруженного конфликта. Речь также идет о том, чтобы уменьшить урон, наносимый территориям и населению противной стороны, в перспективе восстановления мира.

Первые правила войны не были универсальными, они были региональными. Вспомним о первом китайском «Трактате о военном искусстве», написанном Сунь Цзы в IV-Vвв. до н.э. Данные правила были в основном созданы на политической и религиозной основе с примесью практических задач, связанных с военной эффективностью, и стремлением удерживать военные действия в рамках политического, экономического и гуманистического рационализма. Однако данных правил придерживались только народы одного культурного пространства. Во время войны с врагами, язык и боги которых были чужими, они полностью попирались. Теория справедливой, или священной войны отлично иллюстрирует двойственность этого феномена. Эта теория постепенно менялась, переходя от принципа «за правое дело» к требованию «правых средств». Европейские Гуго Гроций, Франсиско де Витория и Эмер де Ваттель, а также мусульманские правоведы, такие, как Ахмад ибн Ханбаль (аш-Шайбани), впоследствии создали на основе этих нравственных императивов правовые нормы, ставшие прообразом современной универсальной кодификации. Нужно отметить, что важнейшие исламские труды в области «права народов» предшествовали европейской кодификации и, без сомнения, оказали влияние на нее.

Данная эволюция была закреплена современным международным гуманитарным правом, которое ограничивает возможности использования войны в отношениях между государствами и подтверждает, что, независимо от преследуемых целей, используемые в достижении ее средства ограничиваются положениями гуманитарного права.

войнабезопасность коллективнаяСовет Безопасности ООН

Ускорению кодификации современного гуманитарного права способствовали войны XIX века под двойным влиянием неправительственной гуманитарной инициативы и дипломатических конференций, приведших к принятию этих конвенций государствами.

Центральную роль в кодификации, а также в практической организации гуманитарной помощи, сыграет частная ассоциация – Международный комитет помощи раненым, созданный Анри Дюнаном в Женеве, который своими глазами увидел погибших и раненых, оставленных без всякого попечения на поле битвы в Сольферино в 1859 году. В Сольферино Анри Дюнану открылась скрытая сторона военных столкновений великих держав того времени: 40 000 погибших и раненых обеих армий были брошены на поле боя и стали жертвами мародеров. 1864 году он берет на себя инициативу по написанию первой Женевской конвенции об улучшении участи раненых и предлагает государствам ее подписать в ходе дипломатической конференции, созванной по этому случаю. Эта Конвенция, кроме всего прочего, предлагает государствам дать санкционировать работу нейтрального и независимого комитета по оказанию медицинской помощи, уполномоченного подбирать и лечить раненых и больных независимо от их национальности. В ходе войны 1870 года Комитет по своей инициативе расширяет свою деятельность, начиная оказывать помощь военнопленным, не охваченным первой Конвенцией. Таким образом, Комитет доказывает своим существованием, что оказание беспристрастной гуманитарной помощи ведет к появлению международного гуманитарного права и служит основой для дальнейшей кодификации государствами.

В 1868 году Собственная Его Императорского Величества Канцелярия (Николая II) приняла Санкт-Петербургскую декларацию, призывающую запретить некоторые виды оружия и определить технические границы, «в которых потребности войны должны остановиться перед требованиями человеколюбия». В этом тексте говорится, что единственная законная цель, которую должны иметь государства во время войны, состоит в ослаблении военных сил неприятеля, и что они должны, как следствие, воздерживаться от употребления такого оружия, которое по нанесении противнику раны без пользы увеличивает страдания людей, выведенных из строя, или делает смерть их неизбежной. В Декларации закреплена диалектика, свойственная гуманитарному праву, которое, с одной стороны, признает страдания «полезные», необходимые ввиду законных и объективных военных нужд и, с другой стороны, ограничивает «бесполезные», т.е. чрезмерные страдания, регламентируя используемое оружие и методы ведения войны, а также создавая право на оказание помощи.

Франко-прусская война 1870 года подвергает серьезному испытанию диалектику гуманизации войны, поскольку государства имеют тенденцию как можно меньше идти на уступки в пользу нейтральности медицинской помощи. В ходе Гаагской мирной конференции 1899 года государства требуют провести быстрый пересмотр Женевской конвенции 1864 года. Они оставляют за Женевой инициативу в плане права на оказание помощи и принимают со своей стороны конвенции относительно мирного урегулирования международных конфликтов и положения о законах и обычаях сухопутной войны. Конвенции и Гаагские положения 1899 года дополняются и правятся в ходе второй Международной мирной конференции, состоявшейся в Гааге в 1907 году. В Положении о законах и обычаях сухопутной войны, находящимся в приложении к Конвенции IV 1907 года, резюмируются нормы и принципы, по-прежнему лежащие в основе права современных международных конфликтов. Между тем в 1876 году Международный комитет помощи раненым становится Международным комитетом Красного Креста (МККК), и это название он носит до сих пор.

Первая мировая война (1914-1918) вновь испытала на прочность баланс гуманитарных и военных нужд, а также новых потребностей в плане оказания помощи. Во время конфликта МККК становится обязательным собеседником государств, демонстрируя, насколько важна роль нейтрального посредника для поддержания хоть в какой-то форме диалога между воюющими сторонами и для заполнения собственными инициативами оказания помощи тех правовых пробелов, которые становятся очевидными в масштабе потребностей в защите, вызванных столь интенсивным конфликтом. Кроме того, применение принципа взаимности, краеугольного камня международного права, привело к появлению опасных ситуаций правового вакуума в вопросах права на помощь и на гуманное обращение, поскольку государства соблюдали эти права только в отношении комбатантов государства, подписавшего те же конвенции. По этой причине МККК предлагает в 1926 году пересмотреть положения, касающиеся ухода за ранеными и больными, и готовит текст дополнительной конвенции об обращении с военнопленными. Таким образом, большая часть потребностей комбатантов оказывается охваченной Женевскими конвенциями 1926 года. Вместе с тем на тот момент еще не существует какого-либо правового регулирования оказания помощи гражданским лицам. С 1934 года МККК предлагает государствами на рассмотрение проект международной конвенции, касающейся положения и защиты гражданских лиц неприятельской стороны, находящихся на территории воюющего государства или на оккупированной им территории. Однако проект был встречен большим числом возражений со стороны различных правительств, полагающих, что все эти действия находятся в ведении государств и их армий. Рассмотрение документа было прервано началом Второй мировой войны. Таким образом действия МККК в отношении гражданских лиц во время Второй мировой войны оказываются лишенными поддержки гуманитарного права.

Вторая мировая война стала лабораторией ужасов, когда методы тотальной войны соседствовали с технологиями массового уничтожения. В этих условиях было недопустимо игнорировать пробелы в гуманитарном праве, оставляющие без защиты гражданских лиц. Именно поэтому после окончания войны и независимо от создания Организации Объединенных Наций, призванной гарантировать международный мир и безопасность, явилась неотложная необходимость взяться за грандиозную задачу кодификации гуманитарного права. Результатом этой работы стали четыре конвенции, принятые в Женеве 12 августа 1949 года. Первые три конвенции унифицируют и улучшают уже существующие положения гуманитарного права, разбросанные до сих пор по различным Женевским и Гаагским конвенциям. Они посвящены защите раненых и больных в действующих армиях и военнопленных.

Четвертая Конвенция о защите гражданского населения во время войны явилась подлинной политической и юридической революцией. Подпадающие под защиту гуманитарного права гражданские лица были распределены по нескольким категориям в зависимости от различных ситуаций, в которых они могут подвергаться опасности: нехватка продовольствия, оккупация, депортация, нападения, раненые и больные, реквизиция, задержание, интернирование и т.д. Тем не менее в Конвенции нет четких указаний по поводу обязательств государств, находящихся в конфликте, по отношению к гражданским лицам своей страны. Этот пробел будет заполнен в 1977 года двумя Дополнительными протоколами, унифицировавшими положения защиты и упоминающими гражданских жертв конфликтов без указания «вражеской стороны». Это изменение было, в первую очередь, связано с Дополнительным протоколом II, применимым к немеждународным вооруженным конфликтам, которые по определению проходят на территории одного государства и в рамках которого национальные вооруженные силы и часть населения страны противостоят друг другу.

В четвертой Конвенции пересмотрены и объединены в одном тексте нормы, касающиеся методов ведения войны и оказания помощи. Текст Конвенции не снимает ответственности с государств и армий по отношению к населению, оказавшемуся под их контролем, но при этом предусматривает права беспристрастных гуманитарных организаций, действующих в качестве нейтральных посредников, чтобы гарантировать эффективное оказание помощи и защиту прав наиболее уязвимых категорий лиц. В Конвенциях официально признается двойная роль МККК обеспечивать толкование и предлагать новую кодификацию, выступая в качестве хранителя гуманитарного права, а также оставаться гарантом оказания помощи жертвам в качестве оказывающей помощь структуры. В конвенциях закрепляется особый союз между государствами и частной гуманитарной инициативой, о чем свидетельствует приложенный к Женевским конвенциям Устав МККК.

Женевские конвенции охватывают ситуации вооруженных конфликтов между государствами, а немеждународные вооруженные конфликты упоминаются лишь в ограниченных рамках общей статьи 3.

Конфликты, имевшие место в течение последних пятидесяти лет, не вписываются в этот контекст. Последние годы они носили характер войн за независимость и деколонизацию, а также различными внутренними конфликтами, некоторые из которых перерастали в международные в связи с прямым или косвенным вмешательством в них других государств.

Таким образом, в 1977 году к Женевским конвенциям были, добавились два Протокола, в которых нашла отражение эволюция форм и методов ведения войны, а именно, тот факт, что гражданские лица все чаще становятся мишенями и жертвами, и неуклонно растущее число внутренних конфликтов.

Дополнительный протокол I расширяет определение жертв международных вооруженных конфликтов, уже охваченных четвертой Женевской конвенцией 1949 года. Дополнительный протокол II создает совершенно новые рамки защиты жертв немеждународных вооруженных конфликтов, до сих пор подпадавших только под действие общей статьи 3 Женевских конвенций 1949 года. Этот Протокол призван справиться с особой сложностью такого рода конфликтов – политической и военной асимметрией. В ходе таких конфликтов на национальной территории военные действия ведут правительственная армия с одной стороны и вооруженные илы оппозиции с другой. Тем самым Дополнительный протокол IIвходит в сферу государственного суверенитета. Содержание Протокола – это упрощенное отображение основных положений права международных конфликтов относительно методов ведения боя и права оказания помощи гражданским лицам. Тем не менее определение статуса задержанных и содержащихся под стражей комбатантов, а также их права сведены к минимуму и оставлены на усмотрение сторон, находящихся в конфликте, которые могут заключать в этом отношении дополнительные соглашения.

В рамках глобальной войны с терроризмом, начатой после теракта 11 сентября 2001 года против Соединенных Штатов Америки, многие положения международного гуманитарного права оказались оспоренными и подорванными. Несмотря на это, международное гуманитарное право продолжает развиваться, чтобы реагировать на эти новые проблемы.

Судебная практика международных и национальных судов позволила во многих случаях восстановить толкование международного гуманитарного права, соответствующее его духу и адаптированное к так называемым новым ситуациям. Кроме того, очень многие положения международного гуманитарного права приобрели статус обычного права. Так, в 2005 году МККК опубликовал Исследование об обычном МГП. Эти нормы упрощают применение и толкование МГП в новых непростых ситуациях конфликта.

На сегодняшний день международное гуманитарное право является единственной правовой основой, позволяющей регламентировать действия по оказанию помощи в ситуации конфликтов. Эти нормы, как любое право, должны получать новое толкование в духе времени. В любых военных ситуациях, где насилие более или менее организовано или институционализировано, всегда можно обнаружить иерархию, что позволит начать переговоры относительно применения и соблюдения гуманитарного права.

Женевские конвенции 1949 года и Дополнительные протоколы 1977 года; Гаагские конвенции; Красный Крест, Красный Полумесяц; обычай; право естественное, позитивное, религиозное, соблюдение международного гуманитарного права

Нередко господствует упрощенное представление, различающее две взаимодополняющие отрасли гуманитарного права: право на насилие и право на помощь.

Право насилия регулирует способы ведения войны; это особенно хорошо отражено в Гаагских конвенциях.

Право на оказание помощи предусматривает защиту и помощь для некомбатантов во время конфликтов, в частности, оно содержится в Женевских конвенциях. Проведение подобного различия является искусственным.

На практике Женевские конвенции и их Дополнительные протоколы не ограничиваются организацией помощи гражданским лицам. В их текстах также собраны и кодифицированы многочисленные правила, относящиеся к ведению военных действий. Они ограничивают и запрещают определенные методы ведения войны и устанавливают ответственность воюющих сторон в области военных преступлений.

Из соображений удобства и ясности мы сгруппировали в рубриках война, методы ведения войны, нападение и оружие все, что относится к обязанностям вооруженных сил при ведении военных действий. Подробности, относящиеся к санкциям за нарушение гуманитарного права, приведены в рубриках военное преступление —преступление против человечности; универсальная юрисдикция; санкции уголовно-правовые;обязанности командиров. Более подробную информацию об оказании помощи можно найти в разделах право гуманитарной инициативы; право доступа; чрезвычайная помощь; защита; медицинская миссия, снабжение продовольствием; персонал гуманитарных и иных организаций, участвующих в операциях по оказанию помощи, покровительствуемые лица; объекты, находящиеся под защитой.

  • Гуманитарное право защищает право на проведение гуманитарных операций. Оно защищает жертв конфликтов благодаря качеству мероприятий по оказанию помощи, проводимых гуманитарными организациями. Качество таких действий зависит от следующих факторов:

— размер помощи: она должна быть достаточной, оперативной и отвечающей нуждам;

— соответствие действий правам, предусмотренным гуманитарным правом для оказания помощи различным категориям покровительствуемых лиц, и правам и обязанностям самих организаций по оказанию помощи;

— способность этих организаций оценивать препятствия, встречаемые ими при выполнении миссий по оказанию помощи.

II. Средства

Для достижения поставленных целей в международном гуманитарном праве разработаны всеобъемлющие нормативные положения, посвященные двум основным направлениям:

1. Ответственность военных командиров:

В гуманитарном праве установлены определенные правила, виды ответственности и требования, которые должны соблюдаться.

  • В гуманитарном праве делается различие между военными и гражданскими объектами, гражданскими лицами и комбатантами, имуществом стратегического назначения и имуществом, необходимым для выживания населения. Бои должны вестись только вокруг комбатантов и стратегических объектов.
  • В нем установлены правила, согласно которым население и отдельные лица, не участвующие в боях, не должны становиться мишенями военных действий. Обращение с ними должно всегда быть гуманным.
  • В нем установлены правила, согласно которым гражданское имущество и имущество, необходимое для выживания населения, не должно становиться целью военных действий и подвергаться разрушению.
  • Оно требует установления в вооруженных силах цепочки ответственного иерархического командования, которому поручается контроль за соблюдением дисциплины и требований права, действующего в ходе конфликтов, при отдаче распоряжений и в ходе военных действий.
  • Оно устанавливает систему личной уголовной ответственности для виновников военных преступлений (серьезных нарушений гуманитарного права), в рамках которой все государства обязуются сотрудничать в целях обеспечения розыска, преследования и наказания таких виновников, где бы они ни находились.

обязанности командиров; ответственность; комбатант; гражданское население; имущество, находящееся под защитой; военное преступление — преступление против человечности; универсальная юрисдикция; санкции уголовно-правовые

2. Деятельность гуманитарных организаций:

  • В гуманитарном праве различаются определенные категории покровительствуемых лиц и ситуаций; им гарантируются права на оказание такой помощи и защиты, которые лучше всего соответствуют их положению.
  • В нем устанавливаются минимальные гарантии в смысле оказания помощи и защиты, которые применяются в любых ситуациях и по отношению к любым лицам.
  • В нем точно описываются действия по оказанию помощи и защиты, которые должны предприниматься в пользу пострадавших Международным комитетом Красного Креста, организациями по оказанию помощи и державами-покровительницами.
  • Оно предоставляет гуманитарным организациям общее право инициативы для планирования и предложения любых иных операций по оказанию помощи и защиты, которые могут потребоваться для сохранения жизни находящегося в опасности населения.
  • В нем уточняется, что действия гуманитарного характера не могут приравниваться к вмешательству во внутренние дела государств.
  • МККК вверяются исключительные полномочия контролировать применение Конвенций, принимать жалобы о нарушении прав, обеспечивать распространение МГП и предлагать новые положения в случае необходимости.

Красный Крест, Красный Полумесяц; держава-покровительница; покровительствуемые лица; оказание помощи; право гуманитарной инициативы; право доступа

III. Метод

В противоположность правам человека, в гуманитарном праве не провозглашаются всеобщие права, применяемые ко всем лицам и в любое время. Специфика четырех Женевских конвенций заключается в установлении категорий. В них определены минимальные нормы обращения, применяемые к различным категориям покровительствуемых лиц в различных ситуациях конфликта. Так, применимое право различно в зависимости от того, идет ли речь о международном или внутреннем вооруженном конфликте, об оккупированной территории или об осажденной зоне. Оно также различно в зависимости от того, касается ли оно больных, гражданских лиц, женщин и детей, интернированных лиц или военнопленных.

покровительствуемые лицамеждународный вооруженный конфликтнемеждународный вооруженный конфликтнарушения внутреннего порядка и обстановка внутренней напряженностираненые и больныеоккупированная территориягражданское населениекомбатантперемещение населениялишение свободы (заключение, содержание под стражей)

  • В гуманитарном праве юридическое квалифицирование ситуаций и лиц представляет собой важнейшую юридическую и политическую задачу, поскольку от этого зависят права индивидуумов.

• Для ограничения риска образования групп лиц, не пользующихся защитой, т. к. они не относятся к какой-либо категории, право, применяемое в ходе вооруженных конфликтов, устанавливает минимальные правила, а также основные гарантии, применяемые в любое время, в любом месте и ко всем, кто не пользуется более благоприятными правами.

  • В области прав человека в международных конвенциях также установлены определенные права, считающиеся неотъемлемыми. Это означает, что государства никогда не могут приостанавливать их действие, ссылаясь на ситуацию внутренних беспорядков или войны. Следовательно, эти неотъемлемые права применяются ко всем лицам, вне зависимости от их статуса, и в любых ситуациях, какова бы ни была обстановка, в том числе в ситуациях конфликта.
  • Сила такого подхода заключается в четкой формулировке прав, специально адаптированных для защиты отдельных лиц от конкретных видов угроз, нависающих над ними по причине их статуса или самой ситуации.
  • Слабая сторона этого метода заключается в том, что его недобросовестное применение может привести к отказу в предоставлении защиты или к ее задержке, вследствие оспаривания квалифицирования какой-либо категории лиц или ситуаций. Применение этого метода оставляет также некоторое число ситуаций и лиц без защиты правом, применяемым в ходе вооруженных конфликтов, если они не входят в какую-либо определенную категорию. В этом случае следует ссылаться на основные гарантии гуманитарного права и гарантии соблюдения прав человека, которые применяются в любой ситуации.

Определение международных и немеждународных вооруженных конфликтов, предложенное Женевскими конвенциями и Дополнительными протоколами, стало в 2000-е годы предметом многочисленных юридических споров и дискуссий относительно их адекватности в нетипичных ситуациях вооруженных конфликтов и новых форм столкновений. В целях более детального описания новых форм конфликтов, а заодно, чтобы опротестовать и подорвать применение гуманитарного права в таких конфликтах, были введены в обиход понятия интернационализированных внутренних вооруженных конфликтов, транснациональных вооруженных конфликтов и даже экстерриториальных вооруженных конфликтов.

основные гарантии , права человека

IV. Содержание международного гуманитарного права

Содержание варьируется в зависимости от природы конфликта. Следовательно, следует различать:

— право, применяемое в ходе международных вооруженных конфликтов, предусмотренное четырьмя Женевскими конвенциями 1949 г. и первым Дополнительным протоколом 1977 г.;

— право, применяемое в ходе немеждународных вооруженных конфликтов, предусмотренное общей статьей 3 четырех Женевских конвенций 1949 г. и дополненное вторым Дополнительным протоколом 1977 г.;

— право немеждународных вооруженных конфликтов, предусмотренное статьей 3, общей для четырех Женевских конвенций 1949 года, дополненное Дополнительным протоколом II 1977 года;

— обычное международное гуманитарное право.

Толкование и применение гуманитарного права

Если право, применяемое в ходе вооруженных конфликтов, разработано для применения в определенных ситуациях, ничто не препятствует тому, чтобы ссылаться на него и применять его в иных случаях.

Действительно, в различных международных документах содержатся более или менее разработанные положения. Те из них, которые предоставляют наилучшую защиту или наиболее подробно изложены, могут всегда использоваться для интерпретации более общих положений либо служить точкой отсчета для норм, относящихся к мероприятиям по оказанию помощи.

Это особенно важно, поскольку правила, регулирующие международные вооруженные конфликты, гораздо подробнее, нежели нормы, применяемые к внутренним конфликтам. Так, положения первых могут быть использованы для обогащения общих принципов, на которые ссылаются вторые. В конкретном применении:

  • Несмотря на то, что оба Дополнительных протокола к Женевским конвенциям не были подписаны всеми государствами, их содержание может быть использовано для иллюстрирования и толкования положений Женевских конвенций, которые они дополняют.
  • Положения, применимые к международным вооруженным конфликтам и предусмотренные Женевскими конвенциями и Дополнительным протоколом I, могут также служить основой для придания более точного смысла общим принципам, утвержденным в Дополнительном протоколе IIдля внутренних вооруженных конфликтов.
  • Некоторые статьи являются общими для всех четырех Женевских конвенций. Из этого можно заключить, что они применимы почти во всех ситуациях: например, положения, касающиеся права гуманитарной инициативы, обращения с больными и ранеными, общих гарантий гуманного обращения, и т. п.
  • Наконец, гуманитарное право способствует применению положений гуманитарного права путем подписания сторонами конфликта специальных соглашений. Это позволяет не ограничиваться в юридическом плане квалифицированием ситуаций и категорий лиц и общими правилами применения международных конвенций, относящихся к гуманитарному праву. Следовательно, неправительственные организации могут всегда ссылаться на это право при проведении операций по оказанию помощи.
  • Огромное количество положений гуманитарного права приобрело статус обычного права. Эти нормы, собранные в Исследовании, опубликованном МККК в 2005 года, применимы в большинстве своем и к вооруженным, и невооруженным конфликтам (см. ниже).

специальное соглашениеправовой статус сторон в конфликтеВысокая Договаривающаяся Сторонаосновные гарантииситуации и лица, не подпадающие под действие МГПмеждународная конвенция

1. Право, применяемое в ходе международных вооруженных конфликтов

Оно содержится в четырех первых Женевских конвенциях и в Дополнительном протоколе I 1977 года.

Три первые конвенции относятся только к обращению с участниками вооруженных сил. Мы приводим для них лишь общий обзор, поскольку существует достаточно и экспертов, и средств для их распространения и применения.

Мы подробнее представим четвертую Конвенцию, относящуюся к обращению с гражданскими лицами, а также Дополнительный протокол I, в котором устанавливаются правила обращения с жертвами этих конфликтов без какой-либо дискриминации. Все права или темы, содержащиеся в этих конвенциях, так или иначе можно найти в различных рубриках данного Словаря.

  • Первая Женевская конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях (ЖI)

— Статьи с 1 по 11: Общие положения.

— Статьи с 12 по 18: Раненые и больные.

— Статьи с 19 по 23: Санитарные формирования и учреждения.

— Статьи с 24 по 32: Личный состав.

— Статьи с 33 по 34: Здания и имущество.

— Статьи с 35 по 37: Санитарные транспорты.

— Статьи с 38 по 44: Отличительная эмблема.

— Статьи с 45 по 48: Выполнение конвенции и непредусмотренные случаи.

— Статьи с 49 по 54: Пресечение злоупотреблений и нарушений.

— Статьи с 55 по 64: Заключительные положения.

— Приложение I: Проект соглашения о санитарных зонах и местностях.

— Приложение II: Форма удостоверения личности для членов санитарного и духовного персонала, приданного вооруженным силам.

  • Вторая Женевская конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море (ЖII):

— Статьи с 1 по 11: Общие положения.

— Статьи с 12 по 21: Раненые, больные и потерпевшие кораблекрушение.

— Статьи с 22 по 35: Госпитальные суда.

— Статьи с 36 по 37: Личный состав.

— Статьи с 38 по 40: Санитарные транспорты.

— Статьи с 41 по 45: Отличительная эмблема.

— Статьи с 46 по 49: Выполнение конвенции и непредусмотренные случаи.

— Статьи с 50 по 53: Пресечение злоупотреблений и нарушений.

— Статьи с 54 по 63: Заключительные положения.

— Приложение I: Форма удостоверения личности для членов санитарного и духовного персонала, приданного вооруженным силам на море.

  • Третья Женевская конвенция об обращении с военнопленными (ЖIII):

— Раздел I (статьи с 1 по 11): Общие положения.

— Раздел II (статьи с 12 по 16): Постановления общего характера о защите военнопленных.

— Раздел III: Плен.

— Статьи с 17 по 20; с 69 по 70: Начало плена и извещение о взятиях в плен.

— Статьи с 21 по 24: Общие положения о местах и порядке интернирования.

— Статьи с 25 по 28: Помещение, питание и одежда военнопленных.

— Статьи с 29 по 33: Гигиена и медицинская помощь.

— Статьи с 34 по 38: Религия, интеллектуальная и физическая деятельность.

— Статьи с 39 по 45: Дисциплина и воинские звания военнопленных.

— Статьи с 46 по 48: Порядок перемещения военнопленных.

— Статьи с 49 по 68: Работа и денежные средства военнопленных.

— Статьи с 71 по 76: Переписка и посылки помощи.

— Статьи с 78 по 81: Комитеты военнопленных и право на подачу жалоб.

— Статьи с 82 по 108: Уголовные и дисциплинарные наказания.

— Статьи со 109 по 121: Конец плена, освобождение и репатриация.

— Статьи со 122 по 125: Справочное бюро и общества помощи военнопленным.

— Статьи со 126 по 143: Выполнение конвенции; общие и заключительные положения.

— Приложение 1: Типовое соглашение по вопросу о непосредственной репатриации и госпитализации раненых и больных военнопленных в нейтральной стране.

— Приложение 2: Положение о смешанных медицинских комиссиях.

— Приложение 3: Правила, касающиеся коллективных посылок помощи военнопленным.

— Приложение 4: Удостоверение личности, карточка-извещение о взятии в плен, почтовая карточка и письмо, извещение о смерти, свидетельство о репатриации.

— Приложение 5: Типовые правила, касающиеся денежных переводов, которые военнопленный посылает в свою страну.

  • Четвертая Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны (ЖIV):

— Раздел I: Общие положения.

В статьях с 1 по 12 установлены общие положения, относящиеся к применению Конвенции, в частности: минимальные гарантии в ситуациях, не пользующихся защитой права (ст. 3); определение покровительствуемых лиц (ст. 4); возможность заключения специальных соглашений (ст. 7); роль держав-покровительниц или замещающих их организаций, МККК и любой другой беспристрастной гуманитарной организации (ст. 9, 10. 11).

— Раздел II: Положения общего характера о защите населения от некоторых последствий войны.

В частности, в статьях с 13 по 26 установлено следующее: создание санитарных зон и местностей, нейтрализованных зон (ст. 14 и 15); защита больных и больниц (ст. 16 и 20); пропуск посылок помощи, медикаментов, продуктов питания и одежды для гражданского населения (ст. 23); особая защита для детей и разлученных семей (ст. с 24 по 26).

— Раздел III: статус покровительствуемых лиц и обращение с ними.

В статьях с 27 по 34 установлены общие положения, относящиеся к оккупированным территориям. В частности, в них описано следующее: ответственность оккупирующей стороны в отношении гражданского населения (ст. 27, 29), запрещение использовать население для защиты от военных действий и брать заложников (ст. 29, 34), запрещение мер наказания, устрашения или оказания давления на население (ст. с 31 по 33); право населения и покровительствуемых лиц обращаться за помощью и защитой к державам-покровительницам, МККК и любой другой организации (ст. 30).

— В статьях с 35 по 46 определена защита иностранцев на территории какой-либо из сторон конфликта.

— В статьях с 47 по 78 определен статус оккупированных территорий, в частности: запрещение принудительного массового или индивидуального перемещения и депортация (ст. 49); защита детей (ст. 50); защита трудящихся и ограничение привлечения к труду в принудительном порядке (ст. 51 и 52); запрещение разрушений и реквизиций (ст. 53 и 57); обязательства оккупирующей стороны в области продовольственного снабжения, гигиены и здоровья населения и организации мероприятий по оказанию помощи (ст. с 55 по 63); гарантии в отношении применимых законов и функционирования судов (ст. 54, с 64 по 75); гарантии для содержащихся в заключении лиц (ст. 76 и 77).

— В статьях с 79 по 135 установлен статус интернированных лиц.

— В статьях со 136 по 141 содержатся положения, относящиеся к Центральному справочному бюро, в котором собрана информация об интернированных, находящихся в заключении или без вести пропавших лицах.

— В статьях со 142 по 159 содержатся общие и заключительные положения, в частности, уголовное наказание за серьезные нарушения Конвенции (ст. со 146 по 149).

— Приложение 1: Проект соглашения о санитарных и безопасных зонах и местностях.

— Приложение 2: Проект правил, касающихся коллективной помощи гражданским интернированным.

— Приложение 3: Карточка интернирования, письмо, почтовая карточка.

  • Дополнительный протокол I к Женевским конвенциям, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (ЖПI)

— Часть I: Общие положения (ст. с 1 по 7), в частности: общие принципы, сфера применения и ситуации, не находящиеся под правовой защитой, юридический статус сторон конфликта.

— Часть II: раненые, больные и потерпевшие кораблекрушение, в частности:

— Статьи 8 и 9: Сфера применения и терминология.

— Статьи 10 и 11: Защита и уход.

— Статьи с 12 по 16: Общая защита медицинской миссии, медицинских формирований и персонала, в т.ч. против реквизиций.

— Статьи 17 и 18: Роль обществ помощи и опознавание.

— Статья 20: Запрещение репрессалий против раненых, больных и медицинских объектов.

— Статьи с 21 по 31: Защита и регламентирование различных санитарно-транспортных средств: наземных, воздушных и плавучих.

— Статьи с 32 по 34: Умершие и лица, пропавшие без вести.

— Часть III: Методы и средства ведения войны, статус комбатантов и военнопленных.

— Статьи с 35 по 37: Основные нормы, новые виды оружия, запрещение вероломства.

— Статья 38: Признанные эмблемы.

— Статьи с 43 по 47: Статус комбатантов и военнопленных, наемников и шпионов.

— Часть IV: Гражданское население.

Общая защита от последствий военных действий, и в частности:

— Статьи 48 и 49: Основные нормы.

— Статьи 50 и 51: Определение и защита гражданских лиц и гражданского населения.

— Статьи с 52 по 56: Определение и защита гражданских объектов.

— Статьи 49, 57 и 58: Определение нападений и меры предосторожности при нападении.

— Статьи 59 и 60: Местности и зоны, находящиеся под особой защитой (демилитаризованные, необороняемые).

— Статьи с 61 по 67: Определение, организация и опознание гражданской обороны. Помощь гражданскому населению, в частности:

— Статьи с 68 по 71: Определение основных потребностей, организация операций по оказанию помощи и статус персонала, участвующего в операциях по оказанию помощи.

Обращение с лицами, находящимися во власти какой-либо стороны конфликта, в частности:

— Статья 73: Беженцы и апатриды, находящиеся во власти какой-либо стороны конфликта.

— Статья 74: Воссоединение разъединенных семей.

— Статья 75: Основные гарантии для лиц, находящихся во власти какой-либо стороны конфликта.

— Статья 76: Защита женщин.

— Статьи 77 и 78: Защита и эвакуация детей.

— Статья 79: Защита журналистов.

— Часть V: Меры по выполнению конвенций и протокола, в частности:

— Статьи с 80 по 84: Деятельность Красного Креста и других гуманитарных организаций (ст. 81), юридические советники в вооруженных силах (ст. 82), распространение и правила применения (ст. 83 и 84).

— Статьи с 85 по 91: Пресечение нарушений конвенций и протокола, в частности: пресечение нарушений (ст. 85), пресечение непринятия мер (ст. 86), обязанности командиров в отношении нарушений (ст. 87), юридическая взаимопомощь и сотрудничество (ст. 88 и 89), Международная комиссия по установлению фактов (ст. 90), ответственность и возмещение убытков (ст. 91).

— Часть VI: Заключительные положения (ст. с 92 по 102), в частности:

— Статья 99: Пределы, устанавливаемые для возможностей денонсирования конвенций или протокола.

— Приложение I: Правила, касающиеся опознавания: удостоверение личности для постоянного гражданского, медицинского и духовного персонала (ст. 1); удостоверение личности для временного гражданского, медицинского и духовного персонала (ст. 2); отличительная эмблема Красного Креста: форма, вид и использование (ст. 3 и 4); отличительные сигналы: световой сигнал, радиосигнал, электронное опознание (ст. с 5 по 8); связь: радиосвязь, использование международных кодов, другие средства связи, планы полета, сигналы и процедуры для перехвата санитарных летательных аппаратов (ст. с 9 по 13); гражданская оборона: удостоверение личности, международный отличительный знак (ст. 14 и 15); установки и сооружения, содержащие опасный потенциал: международный специальный знак (ст. 16).

2. Право, применяемое в ходе немеждународных вооруженных конфликтов

Немеждународные вооруженные конфликты регулируются общей статьей 3 четырех Женевских конвенций 1949 г. и Дополнительным протоколом II1977 г.

  • Общая 3 статья четырех Женевских конвенций

В ней описана минимальная защита, предоставляемая в период немеждународного вооруженного конфликта, а также в других ситуациях или для других лиц, не защищаемых конвенциями и не располагающих более благоприятными правами (ЖI-ЖIV, общая ст. 3).

В первой части общей статьи 3 содержится категорическое запрещение некоторых видов поведения, действительное в любое время и в любом месте в отношении некомбатантов. Следовательно, этот принцип применяется в ситуациях беспорядков и внутренней напряженности, когда не применяется право вооруженных конфликтов.

«Запрещаются и всегда и всюду будут запрещаться следующие действия в отношении (…) лиц, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях, включая тех лиц из состава вооруженных сил, которые сложили оружие, а также тех, которые перестали принимать участие в военных действиях вследствие болезни, ранения, задержания или любой другой причине (…):

— посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности, всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания,

— взятие заложников,

— посягательство на человеческое достоинство, в частности, оскорбительное и унижающее обращение,

— осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными нациями» (ЖI-ЖIV, общая статья 3.1).

Во второй части общей статьи 3 перечислены основные права, применяемые в ситуациях конфликта немеждународного значения.

«Раненых и больных будут подбирать, и им будет оказана помощь. Беспристрастная гуманитарная организация, такая как Международный Комитет Красного Креста, может предложить свои услуги сторонам, находящимся в конфликте. Кроме того, находящиеся в конфликте стороны будут стараться путем специальных соглашений ввести в действие все или часть остальных положений настоящей Конвенции. Применение предшествующих положений не будет затрагивать юридического статуса находящихся в конфликте сторон» (ЖI-ЖIV, общая статья 3.2).

  • Дополнительный протокол II к Женевским конвенциям, касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (ЖПII)

Дополнительный протокол II 1977 г. относится к защите жертв конфликтов, происходящих на территории какой-либо высокой договаривающейся стороны между ее вооруженными силами или другими организованными вооруженными группами, которые, находясь под ответственным командованием, осуществляют такой контроль над частью ее территории, который позволяет им осуществлять непрерывные и согласованные военные действия и применять Дополнительный протокол II (ЖПII, ст. 1.1).

Этот Протокол не применяется к ситуациям нарушения порядка и обстановки внутренней напряженности, таким как беспорядки, отдельные и спорадические акты насилия и иные акты аналогичного характера, поскольку таковые не являются вооруженными конфликтами (ЖПII, ст. 1.2).

В этом Протоколе уточняется защита, которая должна оказываться жертвам внутреннего вооруженного конфликта. В нем перечислены гарантии, которые должно обеспечивать своим гражданам государство, охваченное внутренним вооруженным конфликтом. Он усиливает, помимо прочих, основополагающие права детей, защиту от сексуального насилия и рабства.

В нем подробно описаны основные гарантии, предусмотренные для лиц, не участвующих или более не участвующих в военных действиях (ЖПII, ст. 4).

В Протоколе предусмотрено, что в дополнение к положениям статьи 4, должны соблюдаться как минимум определенные положения в отношении лиц, лишенных свободы по причинам, связанным с вооруженным конфликтом, независимо от того, интернированы они или задержаны (ЖПII, ст. 5).

В нем изложены судебные гарантии для обеспечения соблюдения основных гарантий (ЖПII, ст. 6).

В Протоколе перечислены меры общей защиты для раненых и больных (ЖПII, ст. с 7 по 12).

В нем предусмотрены меры защитыи право на получение помощи гражданского населения в целом (ЖПII, ст. с 13 по 18).

3. Обычное международное гуманитарное право, применимое к международным вооруженным конфликтам (МВК) и немеждународным вооруженным конфликтам (НВК)

В 2005 году МККК опубликовал свое исследование о нормах обычного права. В этом исследовании, полное название которого звучит как «Исследование об обычном международном гуманитарном праве: лучше понимать и полнее соблюдать нормы права во время вооруженного конфликта», выделена и записана 161 норма обычного международного гуманитарного права, относящегося как к международным, так и к немеждународным вооруженным конфликтам. Исследование внесло значительный вклад в прояснение и унификацию права, применимого в обоих типах конфликтов. Действительно, 147 из 161 нормы применяются вне зависимости от характера вооруженного конфликта.

Это всеобъемлющее 4000-страничное исследование выпущено в двух томах. В первом томе, благодаря МККК, собрана 161 норма обычного МГП. Второй том посвящен исследованию практики государств по каждой норме. В нем собрана и представлена детальная база данных, включающая содержание и толкование каждой нормы сквозь призму существующих законов, положений, судебных решений и практик на уровне государств, а также ООН, различных региональных организаций и Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца.

Нормы, собранные в первом томе, сгруппированы вокруг основных положений гуманитарного права в шести разделах: (1) принцип проведения различия, (2) лица и объекты, пользующиеся особой защитой, (3) конкретные методы ведения войны, (4) использование оружия, (5) обращение с гражданскими лицами и лицами, вышедшими из строя, (6) имплементация. Эти разделы подразделяются на главы и охватывают все нормы обычного МГП. В исследовании рядом с каждой нормой уточняется, применяется ли она к международным вооруженным конфликтам (МВК) и/или к немеждународным вооруженным конфликтам (НВК), а также основные элементы толкования, используемые на практике.

обычай

  • Часть 1, Принцип проведения различия. В этом разделе подтверждается требование проводить различие между гражданскими лицами и комбатантами (Нормы 1-60), как в рамках международных, так и немеждународных конфликтов, а также требование различать гражданские и военные объекты (Нормы 7-10) во время международных и немеждународных конфликтов (МВК и НВК). В этой части также содержится напоминание о запрете нападений неизбирательного характера (Нормы 15-24, МВК и НВК).
  • Часть 2, Лица и объекты, пользующиеся особой защитой. В этой части детально изложены права, касающиеся (а) медицинского персонала, священнослужителей, медицинских и религиозных объектов (Нормы 25-30, МВК и НВК); (б) персонала и объектов организаций, оказывающих гуманитарную помощь (Нормы 31-32, МВК и НВК); (в) персонала и объектов, задействованных в миссии по поддержанию мира (Норма 33, МВК и НВК); (г) журналистов (Норма 34, МВК и НВК); также в разделе обозначены причины, по которым подлежат защите (д) зоны, находящиеся под защитой (Нормы 35-37, МВК и НВК); (е) культурные ценности (Нормы 38-41, МВК и НВК); (ж) установки и сооружения, содержащие опасные силы (Норма 42, МВК и НВК), и (з) окружающая среда (Норма 43-45). В большинстве случаев эти права применяются как в международных, так и немеждународных вооруженных конфликтах.
  • Часть 4, Конкретные методы ведения войны. Здесь приводятся нормы обычного права, применимые к ведению международных и немеждународных вооруженных конфликтов. Сюда вошли (а) запрет на отказ в пощаде для лиц, вышедших из строя (Нормы 46-48, МВК и НВК); (б) разрешение на захват военного оборудования противника в качестве военного трофея в международном вооруженном конфликте и запрет разрушать и захватывать имущество противника в ситуации международного и немеждународного вооруженного конфликта, если этого не требует настоятельная военная необходимость (Нормы 49-52); (в) запрет на использование как метода войны голода среди гражданского населения и обязанность сторон в конфликте разрешить и обеспечить быстрый и беспрепятственный доступ к гуманитарной помощи (Нормы 53-56, МВК и НВК); а также (г) защита эмблем и различных флагов, признанных на международном уровне (Нормы 57-65, МВК и НВК); и (д) переговоры с неприятелем (Нормы 66-69, МВК и НВК).
  • Часть 4, Использование оружия. В этой части прописаны (а) общие принципы использования оружия, такие как запрет на использование оружия, способного нанести чрезмерные повреждения (Нормы 70-71, МВК и НВК); а также запрет на (б) использование яда (Норма 72, МВК и НВК); (в) использование биологического оружия (Норма 73, МВК и НВК); (г) на химическое оружие (Нормы 74-76, МВК и НВК); (д) на разворачивающиеся пули (Норма 77, МВК и НВК); (е) разрывные пули (Норма 78, МВК и НВК); (ж) оружие, основное действие которого заключается в нанесении повреждений необнаруживаемыми осколками (Норма 79, МВК и НВК); (з) мины-ловушки (Норма 80, МВК и НВК); в том числе особые предосторожности при использовании (и) наземных мин (Норма 81-83, МВК и НВК); запрет на использование (к) зажигательного оружия (Нормы 84-85, МВК и НВК) и (л) ослепляющего лазерного оружия (Норма 86, МВК и НВК).
  • Часть 5, Обращение с гражданскими лицами и лицами, вышедшими из строя. Здесь перечислены (а) основные гарантии для защиты гражданских лиц и лиц, вышедших из строя для ситуаций международных и немеждународных вооруженных конфликтов, такие как принцип гуманного обращения, запрещение убийства, пыток, телесных наказаний, жесткого, бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения, причинения увечий, проведения медицинских или научных экспериментов, изнасилования и других форм сексуального насилия, рабства и работорговли, принудительного труда, использования в качестве живого щита, насильственных исчезновений, произвольного лишения свободы, произвольных арестов, коллективных наказаний, а также уважение убеждений и религиозных обрядов (Нормы 87-105, МВК и НВК). В этом разделе также приводятся нормы, затрагивающие следующие вопросы: (б) защита комбатантов и статус военнопленных (Нормы 106-108 МВК), применимый исключительно в ситуации международного вооруженного конфликта; (в) раненые, больные и лица, потерпевшие кораблекрушение (Нормы 109-111, МВК и НВК), (г) умершие (Нормы 112-116, за исключением Нормы 114, применимой только к международным вооруженным конфликтам и обязывающей стороны в конфликте способствовать возвращению останков умерших и их личных вещей, остальные нормы действуют одинаково для международных и немеждународных вооруженных конфликтов); (д) лица, пропавшие без вести (Норма 117, МВК и НВК), (е) лица, лишенные свободы (Нормы 118-128, при этом эти нормы применяются к международным и немеждународным вооруженным конфликтам, за исключением Нормы 124, согласно которой во время МВК МККК будет предоставлен на регулярной основе доступ к лицам, лишенным свободы, и Нормы 128, в соответствии с которой в случае МВК военнопленные должны быть незамедлительно освобождены и репатриированы после окончания активных военных действий, а лица, лишенные свободы по причинам, связанным с вооруженным конфликтом немеждународного характера, должны быть освобождены сразу же, как только прекратится действие причин, обусловивших лишение свободы); (ж) перемещение и перемещенные лица (Нормы 129-133, применяются в период МВК и НВК, кроме Нормы 129, действующей по-разному в период МВК и НВК, а также Нормы 130, применимой только во время МВК) и гласящей, что государства не могут депортировать или перемещать часть своего гражданского населения на территорию, которую они оккупируют); и (з) прочие лица, находящиеся под особой защитой, такие как женщины, дети и пожилые люди (Нормы 134-138, МВК и НВК).
  • Последняя часть, Имплементация. В ней перечислены нормы, затрагивающие следующие вопросы: (а) соблюдение международного гуманитарного права (Нормы 139-143, МВК и НВК), (б) обеспечение соблюдения международного гуманитарного права (Нормы 144-148, применимые по большей части к международным вооруженным конфликтам); (в) ответственность за нарушение МГП и возмещение в ситуации международных и немеждународных вооруженных конфликтов (Нормы 149-150); и (г) индивидуальная (личная) ответственность, в частности уголовная ответственность отдельных лиц, командиров и комбатантов за военные преступления, совершенные в ходе международных и немеждународных вооруженных конфликтов (Нормы 151-155); и (д) положения, касающиеся военных преступлений и напоминающие, с одной стороны, о праве государств предоставить национальным судебным институтам универсальную юрисдикцию в вопросах военных преступлений, об их ответственности расследовать военные преступления и преследовать подозреваемых и, с другой стороны, об отсутствие срока давности для военных преступлений (Нормы 156-161).

Судебная практика

Международные трибуналы столкнулись с различными вопросами толкования гуманитарного права. Целью этого толкования является применение гуманитарного права к конкретным ситуациям, которые отличаются от изначально предусмотренных составителями Женевских конвенций 1949 года. Данные трибуналы подтвердили необходимость пересмотра толкования гуманитарного права в свете эволюции конфликтных ситуаций. В деле Челебичи 20 февраля 2001 года, Апелляционная камера МТБЮ еще раз напомнила, что судьи могут отойти от буквы в целях соблюдения духа Конвенций. Опираясь на Венскую конвенцию о праве международных договоров судьи уточняют, что международный договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете предмета и целей договора (Celebicicase, IT-96-21-A, judgment, February 20, 2001, §67). В решении подчеркивается, что для сохранения актуальности и эффективности норм Женевских конвенций, необходимо принять такой метод толкования, который позволял бы конвенциям в области гуманитарного права достигать своей цели в отношении обеспечения действенной защиты и который позволял бы, насколько это возможно, избежать судебных разбирательств. Трибунал подтверждает, что толкование Конвенции идет в соответствии с эволюцией теории гуманитарного права, значение которого в течение последних пятьдеси лет неуклонно возрастало. Лишенное гибкости применение условия обладания гражданством, которое привело бы к ограничению применения норм гуманитарного права к некоторым лицам противоречит принципам и положениям самой концепции прав человека, которая защищает индивидуумов против злоупотреблений со стороны их собственных государств (Celebicicase, IT-96-21-T, judgment, 16 November 1998, §266).

С более подробной информацией относительно определения типа конфликта можно ознакомиться в разделах: международный вооруженный конфликт и немеждународный вооруженный конфликт .

См. также

методы ведения войнынападениеситуации и лица, не подпадающие под действие МГПпокровительствуемые лицаосновные гарантииправо гуманитарной инициативывойнанемеждународный вооруженный конфликтнарушения внутреннего порядка и обстановка внутренней напряженностиМеждународная конвенцияиндивидуальные жалобы (средства правовой защиты)Международный уголовный судответственностьсоблюдение международного гуманитарного правасанкции уголовно-правовыевоенное преступление — преступление против человечностичрезвычайная помощьзащитамедицинская этика (деонтология)персонал гуманитарных и иных организаций, участвующих в операциях по оказанию помощиправо доступалишение свободы (заключение, содержание под стражей ); держава-покровительницаобычаймеждународное правоКрасный Крест, Красный Полумесяц

Библиография

БУВЬЕ А. А., САССОЛИ, М. Правовая защита во время войны. Прецеденты, документы и учебные материалы, относящиеся к современной практике международного гуманитарного права. Том II: МККК, Москва, 2008, 746 с. (См. также BOUVIER A. A., SASSOLI M., Un droit dans la guerre ? Cas, documents et supports d’enseignements relatifs à la pratique contemporaine du droit international humanitaire, CICR, Genève, 2003, 2 vol., 396 p. et 2084 p.)

БЮНЬОН Ф., Международный комитет Красного Креста и защита жертв войны: Перевод с французского, Женева: Международный комитет красного креста, 2005. -1548 с.-Геогр. указ.: с. 1503 - 1532. (См. также BUGNION F., Le Comité international de la Croix-Rouge et la protection des victimes de la guerre, Genève, CICR, 2e édition, 2000, 1 438 p.)

ДАВИД Э. Принципы права вооруженных конфликтов. МККК. Москва, 2011. (См. также DAVID E., Principes de droit des conflits armés, Bruylant, Bruxelles, 2012, 5ème Edition, 1152 p.).

BENVENISTI E., “Human Dignity in Combat: The Duty to Spare Enemy Civilians”, Israel Law Review, Vol. 39, No. 2, 2006

FLECK D., “The Handbook of International Humanitarian Law”, (2nd ed.), New York City: Oxford University Press, 2008, 775 p.

Исследование об обычном международном гуманитарном праве: лучше понимать и полнее соблюдать нормы права во время вооруженного конфликта, Международный журнал Красного Креста, Том 87, № 857, март 2005. Доступно по ссылке https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/offprint_from_irrc_857.pdf (см. также « Etude sur le droit international humanitaire coutumier : une contribution à la compréhension et au respect du droit des conflits armés », Revue Internationale de la Croix-Rouge, Vol.87, n° 857, 2005. Disponible en ligne sur http://www.icrc.org/fre/assets/files/other/icrc_001_0860.pdf).

КОСКЕННИЕМИМ., Фрагментациямеждународногоправа: трудности, обусловленныедиверсификациейирасширениемсферыохватамеждународногоправа, ДокладИсследовательскойгруппыКомиссиимеждународногоправа (А/CN.4/L.682), апрель 2006, 276 с. (См. также KOKSENNIEMI M., “Fragmentation of International Law: Difficulties Arising from the Diversification and Expansion of International Law”, Report of the Study Group of the International Law Commission, April 2006, 256 p.).

ХЕНКЕРТС Ж.-М., ДОСВАЛЬД-БЕК Л. Обычное международное гуманитарное право. Том I. Нормы. Перевод с английского. МККК, Москва, 2006, 818 с. (См. также Henckaerts J.-M. and L. Doswald-Beck Customary International Humanitarian Law, International Committee of the Red Cross. Volume 1: Rules. Volume 2 (in 2 books): Practice. Cambridge University Press, 2005, 689p).

International Institute of Humanitarian Law, “The Manual on the Law of Non International Armed Conflict”, San Remo, 2006, 75p.

HAROUEL V., Traité de droit humanitaire, Paris, PUF, 2005, 557 p.

IHOY R., “Handbook on the Practical Use of International Humanitarian Law” Danish Red Cross, 2008 (revised edition)

PREUX J. DE, Droit international humanitaire Textes de synthèse, CICR, Genève, 1993.

CICR, « Le droit international humanitaires et les défis posés par les conflits armés contemporains. », extrait du Rapport du Comité international de la Croix Rouge pour la 28e conférence internationale de la Croix-Rouge et du Croissant-Rouge, Genève, décembre 2003.