Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Истребление – это умышленное массовое уничтожение целой группы людей. Международным гуманитарным правом запрещено нападать на гражданское население в период вооруженного конфликта, (Ж IV, ст. 32; ЖП I, ст. 51.2, ЖП II, ст.13), добивать и убивать раненых, больных, потерпевших кораблекрушение, пленных и гражданских лиц (ЖI — ЖII, ст. 12; Ж III, ст. 13; Ж IV, ст. 32; ЖП I, ст. 10; ЖП II, ст. 7), а также отдавать приказ никого не оставлять в живых (ЖП I, ст. 40).

Статут Международного уголовного суда, принятый в 1998 году и вступивший в силу 1 июля 2002 года, определяет истребление как преступление против человечности, входящее в его юрисдикцию, и определяет его как «факт умышленного создания условий жизни, в частности лишение доступа к продуктам питания и лекарствам, рассчитанный на то, чтобы уничтожить часть населения» (статья 7.2.b).

Истребление может расцениваться как геноцид, если оно совершается с намерением уничтожить группу по национальному, этническому, расовому или религиозному принципу

Элементы состава преступления истребления

Точное значение и элементы состава преступления истребления подробно изложены в документе «Элементы преступлений», принятом Ассамблей государств-участников МУС.

Элементы состава преступления для истребления следующие:

  • Исполнитель убил одно или несколько лиц, в том числе путем создания жизненных условий, рассчитанных на частичное физическое уничтожение этой группы;
  • Деяние выразилось в массовом уничтожении гражданского населения или происходило в рамках такого уничтожения;
  • Деяние было совершено в рамках широкомасштабных или систематических нападений на гражданское население;
  • Исполнитель знал, что деяние является частью широкомасштабного или систематического нападения на гражданское население, или имел умысел сделать его частью такого нападения.

Судебная практика

В деле Акайесу от 2 сентября 1998 года, Судебная камера МУТР (Akayesu ICTR-96-4) в своем решении определила основные элементы преступления истребления (§591–592).

Судебная камера в своих решениях уточнила, что истребление «[…], истребление по самой своей природе является преступлением, которое направлено против группы людей. В отличие от убийства, состав преступления истребления требует элемента массового уничтожения. Таким образом, истребление – это убийство в крупном масштабе».

Основными элементами преступления истребления являются:

  1.  «подсудимый или подчиненное ему лицо участвовали в убийстве конкретных, названных поименно или точно описанных лиц;
  2.  совершенное действие или проступок являются одновременно противозаконным и намеренным;
  3.  данные действия совершаются в рамках общих или систематических нападений;
  4.  нападение должно быть направленно против гражданского населения;
  5.  нападение должно быть совершенно в соответствии с дискриминационными мотивами, основанными на национальной, политической, этнической, расовой или религиозной принадлежности жертв».

Что касается элемента дискриминациии понятия группы,истребление отличается от геноцида тем, что оно придерживается более гибких группы потенциальных жертв и затрагивает менее устойчивые по составу группы, например, политические группы.

По материальному элементу преступление истребления «составляет действие или совокупность действий, составляющих убийство большого количества лиц», – отмечает Судебная камера МУТР в деле Рутаганда от 6 декабря 1999 года (Rutaganda, ICTR-96-3, §84) и Нийитегека от 16 мая 2003 года (Niyitegeka, ICTR-96-14, §450), как это было сделано Судебной камерой МТБЮ в решении по делу Крстича от 2 августа 2001 года (Krstić, IT-98-33, §503), и по делу Митара Василевича от 29 ноября 2002 года (Vasiljević, IT-98-32, §229).

Что касается морального элемента, Судебная камера МУТР в деле Кайишемы и Рузинданы от 21 мая 1999 года (Kayishema, Ruzindana, ICTR-01-67-R11bis, §144), уточнила, что «преступление истребления требует, чтобы обвиняемое лицо участвовало в данных действиях или данных проступках с твердым намерением убить, сознавая при этом, что данное преступление относиться к убийствам в огромных масштабах». То же условие отметила Судебная камера МТБЮ в своем решении по делу Василевича от 29 ноября 2002 года (Vasiljević, IT-98-32, §229).

военные преступления – преступления против человечностиэтническая чисткаМеждународный уголовный судМеждународные уголовные трибуналыпреследование

Article également référencé dans la catégorie suivante :