Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

1. Определение:

Несмотря на то, что в международных конвенциях это понятие встречается довольно часто, юридическое определение преследования появилось лишь недавно. В Римском статуте Международного уголовного суда (МУС) принятого в июле 1998 года и вступившем в силу 01 июля 2002 г. приводится определение преследования. Это «умышленное и серьезное лишение основных прав, вопреки международному праву, по признаку принадлежности к той или иной группе или иной общности» (ст. 7.2gСтатута МУС).

Статут МУС утверждает, что опасаться преследований можно иногда по причине принадлежности к одному из полов (гендерный признак). В определение «преступлений против человечности» он включает «преследование против любой идентифицируемой группы или общности по политическим, расовым, национальным, этническим, культурным, религиозным, гендерным или другим мотивам, которые повсеместно признаны недопустимыми согласно международному праву» (ст. 7.1.h).

Защита от преследования имеет первостепенное значение для индивидуального благосостояния членов общества, а также для того, чтобы они имели возможность пользоваться признанными за ними правами. В международном праве, в частности, в Статутах Нюрнбергского и Токийского военных трибуналов и в Статуте МУС, преследование квалифицируется как преступление против человечности.

военное преступление-преступление против человечностиМеждународный уголовный суд

Преследование является одной из главных причин, толкающих людей на бегство из родной страны. В Конвенции 1951 г. о статусе беженцев преследование признано главным обоснованием для получения статуса беженца. В этой Конвенции, как и в Конвенции Организации африканского единства (теперь Африканского союза) от 10 сентября 1969 года по конкретным аспектам проблем беженцев в Африке, приводится определение понятия «беженец»: «любое лицо, которое в силу вполне обоснованного опасения подвергнуться преследованию по признаку расы, религии, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может или, вследствие такого опасения, не желает пользоваться защитой этой страны» (ст. 1 обеих конвенций).

беженцы

Страх преследования не только является уважительной причиной бегства из родной страны, чтобы просить убежища в другой стране, он может также служить обоснованием принципа запрещения высылки, который гласит, что государства ни при каких обстоятельствах не могут высылать или принудительно передавать лицо в государство, в котором оно опасается преследования (этот принцип вписан в конвенции, относящиеся к проблеме беженцев и ЖIV, ст. 45).

высылка (принудительное возвращение)

; убежище

Поскольку принадлежность к какой-либо определенной группе может стать причиной преследований против отдельных лиц, проявление дискриминации часто рассматривается как указание на то, что существует вероятность таких преследований. Угрозы, посягательства на жизнь, в частности, акты физического насилия, истребление, пытки или другие формы жестокого обращения представляют собой очевидные признаки преследования. УВКБ не так давно добавил изнасилование к списку преступлений, рассматриваемых в качестве элементов преследования, дающих право на получение предусмотренного конвенцией статуса беженца. Статут Международного уголовного суда подтверждает, что принадлежность к определенному полу может составить причину опасений преследования (см. ниже, санкции).

дискриминацияжестокое обращениепыткиизнасилование

Оба специальных международных трибунала по бывшей Югославии и Руанде могут возбуждать дело против лиц, обвиняемых в актах преследования, перечисленных в списке преступлений против человечности (ст.5.h Устава МТБЮ, ст. 3.h Устава МУТР).

При соблюдении определенных условий, в юрисдикцию МУС входит рассмотрение преследований, совершенных лицами, обвиняемыми в геноциде, в военных преступлениях или преступлениях против человечности.

В «Элементах преступлений», принятых Ассамблеей государств-участников МУС, уточняются элементы, составляющие преступления, находящиеся в юрисдикции Суда. Согласно статье 7(1)(h), преступление преследования состоит из следующих элементов:

«1. Исполнитель серьезно ограничил, в нарушение норм международного права, свободу одного или нескольких лиц с точки зрения осуществления основополагающих прав;

  1. Исполнитель выбрал в качестве объекта для преследований такое лицо или лиц в силу особенностей группы или общности или выбрал в качестве объекта для преследований группу или общность как таковую;
  2. Такой выбор был продиктован политическими, расовыми, национальными, этническими, культурными, религиозными, гендерными, как это определено в пункте 3 статьи 7 Статута, или другими мотивами, которые повсеместно признаны недопустимыми согласно международному праву;
  3. Деяние было совершено в связи с любым актом, указанным в пункте 1 статьи 7 Статута, или любым преступлением, подпадающим под юрисдикцию Суда;
  4. Деяние было совершено в рамках широкомасштабного или систематического нападения на гражданское население;
  5. Исполнитель знал, что деяние является частью широкомасштабного или систематического нападения на гражданское население, или имел умысел сделать его частью такого нападения».

2. Санкции

Лица, виновные в актах преследования, подлежат уголовному наказанию, предусмотренному как в международном гуманитарном праве, так и в правах человека.

военное преступление — преступление против человечности

; санкции уголовно-правовые в международном гуманитарном правеиндивидуальные жалобы (средства правовой защиты)

См. также

беженцывысылка (принудительное возвращение)убежищевоенное преступление — преступление против человечностижестокое обращениепыткиизнасилованиедискриминацияблагосостояниеправа человекаМеждународный уголовный судмеждународные уголовные трибуналы

Судебная практика

а) Определение

Судебная камера МТБЮ в решении по делу Василевича от 29 ноября 2002 года (VasiljevicIT-98-32, §246) установила, что действие или бездействие, квалифицируемое как преступление преследования, может принимать различные формы. В настоящее время не существует исчерпывающего списка деяний, под которыми понимается преследование. Решение по делу Квочки и других (KvockaetAl, IT-98-30/1), вынесенное Судебной камерой МТБЮ 2 ноября 2001 года (§186) дает неполный список деяний, которые могут являться актами преследования в том случае, когда данные деяния были совершенны с дискриминационным намерением: заключение, незаконное задержание гражданских лиц, или посягательство на личную свободу лица, убийство, депортация, насильственное перемещение, захват, сбор, сегрегация и насильственное перемещение и помещение гражданских лиц в лагеря, коллективное уничтожение домов, жилищ и собственности, разрушение городов, деревень и другой государственной и частной собственности, расхищение имущества, нападение на города и деревни, рытье траншей и окопов, использование заложников и живых щитов, разрушение и повреждения имущества религиозных образований и органов образования, сексуальное насилие.

Судебная камера МТБЮ в решении по делу Кордича и Черкеза, вынесенном в 26 февраля 2001 года (Kordic& Cerkez, IT-95-14/2, §212) подчеркнула, что лицо, виновное в преступлении должно совершать свои преступные деяния с дискриминационным намерением, основывающемся на расовом, религиозном или политическом признаках. Данное дискриминационное намерение является главным элементом преступления преследования.

Решение по делу Туты и Стелы, вынесенному 31 марта 2003 года Судебной камерой МТБЮ (TutaetStela, IT-98-34-T, §634) уточняет необходимые условия для того, чтобы действия преследования могли квалифицироваться как преступления против человечности. Для этого необходимо доказать следующее:

  1. Виновное лицо совершает дискриминационное действие или бездействие;
  2. Данное действие или бездействие противоречит фундаментальному праву международного обычая, а также нарушает положения гуманитарных конвенций.
  3. Виновное лицо совершает действие или бездействие с дискриминационным намерением на расовой, религиозной или политической почве;
  4. Виновное лицо действует в рамках систематических и масштабных нападений на лица, защищенные международным гуманитарным правом.

В деле Симича (Simić IT-95-9, 28 ноября 2006) Апелляционная камера МТБЮ подчеркивает, что о преследованиях можно говорить только в том случае, если определено, что эти действия соответствуют критериям (см. выше) и по своей тяжести эквивалентны преступлениям, перечисленным в статье 5 Устава (преступления против человечности).

б) Преследование – нечто большее, чем подстрекательство

В судебном решении по делу Нахиманы и других (3 декабря 2003, Nahimanaetal. ICTR-99-52, §1078) Судебная камера МУТР отмечает, что «преследование – это больше чем прямое и публичное подстрекательство, включающее апологию этнической ненависти в других формах». [Здесь и далее – цитирование по неофициальному переводу. – Прим. перев.]

в) Нет необходимости в том, чтобы каждый акт преследования был эквивалентен по своей тяжести другим преступлениям против человечности. Достаточно, чтобы совокупный эффект всех этих актов был эквивалентен другим преступлениям против человечности.

В постановлении по делу Нахиманы и других 3 декабря 2003 (Nahimanaetal. ICTR-99-52, §987) Апелляционная камера отмечает, что «нет необходимости в том, чтобы каждый акт преследования был эквивалентен по своей тяжести другим преступлениям против человечности: акты преследования можно рассмотреть в их совокупности. Совокупный эффект этих актов должен быть эквивалентен по своей тяжести другим преступлениям против человечности». Кроме того, Апелляционная камера утверждает, что ненавистнические высказывания могут также приравниваться к акту преследования (§ 986). Камера повторяет, что для установления актов преследования требуется дискриминационное намерение (§ 985). Это mensrea (субъективный элемент, виновное намерение) можно вывести из косвенных доказательств, таких как характер преступного действия и обстоятельства его совершения (см. Багосора и другие, Bagosoraetal., ICTR-98-41, 18 декабря 2008 г., §2208 и Бикинди, BikindiICTR-01-72, 2 декабря 2008 г., § 435).

Article également référencé dans les 2 catégories suivantes :