Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Традиционно признанный в праве принцип, согласно которому любой закон не может применяться в отношении действий, совершенных до того, как он был промульгирован. Этот принцип представляет собой правовую гарантию в области уголовного права. Принцип отсутствия обратной силы закона одновременно применим к определению как преступлений и правонарушений, так и применяемых наказаний и санкций. Принцип отсутствия обратной силы закона (называемый также: nullumcrimensinelege) утверждает, что невозможно применять какой-либо закон, если преступные акты были совершены до его вступления в силу. Точно также, невозможно приговорить к более тяжелому наказанию, чем то, которое было предусмотрено в момент совершения правонарушения. Вместе с тем, преступник может воспользоваться новым законом, принятым после совершения преступного акта, если в нем предусмотрено более легкое наказание.

Отсутствие обратной силы уголовного закона и наказания за преступные действия является выражением признанной в международном праве основной судебной гарантии (ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах). Женевские конвенции вновь возвращаются к этому принципу: ни одно лицо не может подвергаться судебным преследованиям за действия или упущения, которые не являлись уголовным правонарушением в соответствии с нормами национального законодательства или международного права, действие которых распространялось на это лицо во время совершения такого действия (ЖIII, ст. 99; ЖIV, ст. 65 и 67; ЖПI, ст. 75, ЖПII, ст. 6).

судебные гарантии

• В период вооруженного конфликта, лица, оказавшиеся в плену или на оккупированной территории, рискуют столкнуться с проблемой применения чужого, не известного им закона. Правом предусматривается принцип, согласно которому считается, что иностранный (чужой) закон — новый закон — не может предусмотреть ни наказаний большей тяжести, ни правонарушений, не предусмотренных в национальном законодательстве этих лиц.

• В любой ситуации следует помнить, что не промульгированный и не обнародованный закон не имеет юридической силы и что отсутствие обратной силы какого-либо закона определяется датой его официальной промульгации.

Этот принцип воспроизводится также Статутом Международного Уголовного Суда: юрисдикция суда распространяется лишь на преступления, совершенные после вступления в силу Статута, то есть после 1 июля 2002 года, и для Государств, принявших этот статут (ст. 11 Статута МУС).

До настоящего времени исключительно военные трибуналы, созданные в Нюрнберге и Токио после Второй Мировой войны, а также международные уголовные трибуналы, созданные Советом Безопасности в 1993 и 1994 году для бывшей Югославии и Руанды, были наделены компетенцией судить за преступления, совершенные до создания этих трибуналов. Однако даже в таких ситуациях трибуналы могут судить только за действия, которые были признаны преступными еще до их совершения. В момент создания Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии Генеральный секретарь ООН подтвердил, что МУТ по Югославии «будет применять нормы Международного гуманитарного права, которые несомненно являются составной частью обычного права» [Цитирование по неофициальному переводу. – Прим. перев.] (доклад Генерального секретаря по резолюции Совета Безопасности, Док. S/2504, 3 мая 1993 г.).

См. также

судебные гарантииоккупированная территорияМеждународный уголовный судмеждународные уголовные трибуналы

Article également référencé dans les 2 catégories suivantes :