Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Судебные гарантии представляют собой часть основных гарантий, предоставленных индивидуумам международными конвенциями в области гуманитарного права и прав человека. Эти гарантии преследуют следующие цели:

— обеспечить, чтобы ни один человек не мог быть приговорен без права защищать свое дело в суде на основе принципов справедливости;

— обеспечить, чтобы любой человек имел возможность опротестовать или обжаловать такие меры, которые причиняют ему серьезный ущерб или угрожают его безопасности. Бесполезно предоставлять людям права, если те, кто оказался жертвами нарушений этих прав, не могут ни заявить об этом, ни добиться возмещения материального или морального ущерба.

В мирное время и в ситуациях вооруженных конфликтов содержание этих гарантий неодинаково. Международное гуманитарное право применяется только в ситуации международных или немеждународных конфликтов, а содержание судебных гарантий меняется в зависимости от характера конфликта. В ситуации конфликта государство обязано соблюдать судебные гарантии, предусмотренные конвенциями по правам человека (за исключением отступлений), по отношению к своим гражданам, а также на территории и по отношению к лицам, находящимся под его эффективным контролем.

Дисциплинарные санкции в отношении задержанных или интернированных лиц могут иметь последствия, крайне опасные для их физического и психического состояния. Судебные гарантии защищают людей от несправедливого приговора в уголовном процессе.

Судебные гарантии, закрепленные в конвенциях по правам человека

В Международном пакте о гражданских и политических правах (МПГПП), принятом ООН в 1966 году, в статьях 6, 15 и 16 устанавливаются определенные судебные гарантии, нарушать которые государствам никогда не разрешено. Это означает, что они должны применяться всегда, даже в ситуациях внутренних беспорядков, напряженности или конфликта. Эти положения также закреплены и в двух региональных конвенциях: в Американской и в Европейской конвенциях о правах человека (АКПЧ и ЕКПЧ).

1. Не допускающие отступлений судебные гарантии

От следующих судебных гарантий не допускается никаких отступлений:

— признание правосубъектности каждого человека. Это значит, что ни одно государство не может ограничивать возможности человека обращаться к правосудию для обеспечения соблюдения своих прав (МПГПП, ст. 16; АКПЧ, ст. 3);

— соблюдение законности и отсутствие обратной силы для уголовных правонарушений (защита от законов, имеющих обратную силу, и принцип nullumcrimensinelege). Это значит, что никто не может быть приговорен за какое-либо действие или бездействие, которое не являлось уголовным преступлением, согласно действовавшим на момент его совершения национальному законодательству или международному праву (МПГПП, ст. 15; ЕКПЧ, ст. 7; АКПЧ, ст. 9);

— запрещение назначать более тяжкое наказание, чем то, которое применялось в момент совершения преступления. Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника (МПГПП, ст. 15; ЕКПЧ, ст. 7; АКПЧ, ст. 9).

В Женевских конвенциях 1949 года те же гарантии предусмотрены в период вооруженных конфликтов.

основные гарантииотсутствие обратной силы закона

Добавим, что Международный пакт о гражданских и политических правах строго регламентирует, не допуская никаких отступлений, вынесение смертного приговора (ст. 6.2–6.6). Смертный приговор выносится лишь за самые тяжкие преступления и не приводится в исполнение в отношении лиц моложе 18 лет и беременных женщин. Эти правила воспроизводятся в статьях 4.2–4.6 Американской конвенции о правах человека, которая пошла дальше и запрещает государствам, отменившим смертную казнь, ее восстанавливать (ст. 4.3).

2. Справедливый и беспристрастный суд

Никто не может быть незаконно лишен свободы, приговорен, наказан или подвергнут жестокому обращению. Это правило является частью основных судебных гарантий, применимых в любой стране, в любых обстоятельствах, в том числе и во время вооруженных конфликтов. Право на справедливое судебное разбирательство, среди прочего, требует соблюдения следующих принципов:

— суд должен быть беспристрастным и учрежденным на основании закона;

— судебное разбирательство должно проводиться на основе опубликованного в установленном порядке законодательства, действующего на момент совершения преступления;

— обвиняемый должен быть ознакомлен с пунктами обвинения;

— обвиняемый должен быть судимым за действия, вменяемые в вину ему лично;

— обвиняемый должен иметь право на защиту, то есть, как минимум, возможность быть выслушанным в суде.

Международным правом разработаны точные нормы для защиты права каждого лица на справедливое судопроизводство, каковы бы ни были обстоятельства. В мирное время и в период вооруженных конфликтов особые правовые нормы устанавливают судебные гарантии для гражданских лиц и для комбатантов. Эти нормы, отражающие основные принципы, принятые национальными судами, были включены в международное обычное право.

Нормы, гарантирующие судопроизводство, основанное на принципах справедливости и беспристрастности, сформулированы в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. Эти правила представляют собой международные нормы, признанные в судебной практике.

Однако в список ненарушимых прав они не включены. Поэтому при определенных условиях предусматриваемые ими права могут быть ограничены чрезвычайными законами, действующими в ситуации кризиса или в обстановке внутренней напряженности. Было бы, тем не менее, странно отступать от них, поскольку судебные гарантии, предоставляемые во время беспорядков и обстановки внутренней напряженности, оказались бы тем самым слабее, чем во время вооруженного конфликта. В сущности, учитывая изменения, вызванные принятием в 1977 году двух Дополнительных протоколов к Женевским конвенциям 1949 г., судебные гарантии, действующие в период международного и немеждународного вооруженного конфликта, приблизились к гарантиям, закрепленным в конвенциях по правам человека.

В Международном пакте о гражданских и политических правах установлены следующие нормы:

— Все лица равны перед судом. Каждый имеет право на справедливое и публичное рассмотрение своего дела в законно учрежденном, компетентном, независимом и беспристрастном суде. Только суд имеет право принимать решение относительно любого уголовного обвинения.

— Любое лицо, обвиняемое в уголовном преступлении, пользуется презумпцией невиновности до тех пор, пока его вина не будет установлена законом.

— Любое лицо, обвиняемое в уголовном преступлении, имеет равное право, на основе полного равенства, по крайней мере на следующие гарантии:

а) быть в срочном порядке и подробно уведомленным на языке, который он понимает, о характере и основании предъявляемого ему обвинения;

  1. иметь достаточное время и возможность для подготовки своей защиты и иметь возможность общения с выбранным им самим защитником (адвокат);
  2. быть судимым без неоправданной задержки;
  3. быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника […];
  4. допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него;
  5. пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке;
  6. не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным.

— В отношении несовершеннолетних, процесс должен быть таким, чтобы учитывались их юный возраст и желательность содействия их перевоспитанию (см. более подробное описание ниже).

— Каждый, кто был признан виновным в каком-либо преступлении, имеет, в соответствии с законом, право на пересмотр предъявленного ему обвинения и приговора вышестоящей судебной инстанцией.

— Если какое-либо лицо окончательным решением было осуждено за уголовное преступление и если вынесенный ему приговор был впоследствии отменен или ему было даровано помилование на том основании, что какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки, то это лицо, понесшее наказание в результате такого осуждения, получает компенсацию […].

— Никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно- процессуальным правом каждой страны (МПГПП, ст. 14).

Нормы, гарантирующие справедливое судопроизводство, также предусмотрены региональными инструментами: Европейской конвенцией по правам человека (статья 6) и Американской конвенцией о правах человека (статья 8).

Особые судебные гарантии для несовершеннолетних

Помимо 14 статьи Международного пакта о гражданских и политических правах особые судебные гарантии для несовершеннолетних были разработаны и уточнены различными правовыми инструментами Организации Объединенных Наций.

  • Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, называемые Пекинские правила, одобренные 26 сентября 1985 года на VII конгрессе ООН и находящиеся в приложении резолюции №40/33, принятой Генеральной Ассамблеей 29 ноября 1985 года, применяются ко всем несовершеннолетним нарушителям без каких бы то ни было различий (ст. 2.1). Правила призывают установить нижний возрастной предел возникновения уголовной ответственности, при этом он не должен быть слишком низким (ст. 4.1). Они рекомендуют создать новые эффективные механизмы защиты и перевоспитания. В них подчеркивается важная роль, отводимая общинным и посредническим службам, помогающим избежать разбирательства дела несовершеннолетнего в суде, даже в случае серьезных правонарушений, если особые обстоятельства дела это оправдывают (ст.11). Кроме того, ООН обязуется усилить правила защиты в судебных инстанциях. Правосудие в отношении несовершеннолетних должно являться составной частью процесса национального развития каждой страны в рамках обеспечения социальной справедливости для всех несовершеннолетних (ст. 1.4). Правила также рекомендуют искать альтернативные решения лишению свободы с возможностью их отдельного или комбинированного применения. При этом орган, принимающий решение о наказании, должен проявить максимальную гибкость.

лишение свободы (заключение, содержание под стражей)ребенок

  • Общие тенденции, намеченные Пекинскими правилами, были уточнены в Международной конвенции о правах ребенка, принятой 20 ноября 1989 года. В статье 40 Конвенции содержится ряд рекомендаций, обращенных к государствам, по поводу обращения с малолетними правонарушителями: дети имеют право на обращение, которое способствует развитию у них чувства достоинства и значимости, укрепляет в них уважение к правам человека и основным свободам. К тому же следует учитывать возраст ребенка и необходимость его последующей реинтеграции в общество. Наконец, наказание может последовать только за те действия, которые на момент их совершения были запрещены. Конвенцией предусмотрены различные гарантии, включая презумпцию невиновности; безотлагательное принятие решения по рассматриваемому вопросу компетентным, независимым и беспристрастным судебным органом в присутствии адвоката, а также свободу от принуждения к даче свидетельских показаний или признанию вины.

Два Факультативных протокола к Конвенции были приняты 25 мая 2000 г., чтобы усилить защиту детей от участия в вооруженных конфликтах и от сексуальной эксплуатации.

  • Развивая идеи Пекинских правил, Объединенные Нации приняли в 1990 году два важных текста: Эр-Риядские руководящие принципы и Гаванские правила.

Эр-Риядские руководящие принципы (принятые резолюцией 45/112 Генеральной Ассамблеи 14 декабря 1990 году) посвящены руководящим принципам для предупреждения преступности среди несовершеннолетних. В них подчеркивается важность семьи, общины, образования и предусматриваются различные положения в области социальной политики, законодательства и отправления правосудия для несовершеннолетних.

Гаванские правила (принятые резолюцией 45/113 Генеральной Ассамблеи 14 декабря 1990 года) касаются, в свою очередь, минимальных стандартных правил ООН для защиты несовершеннолетних, лишенных свободы. В них заложен основополагающий принцип, согласно которому лишение несовершеннолетнего свободы должно применяться в качестве крайней меры воздействия, в течение минимального необходимого периода времени и носить исключительный характер. Правила определяют несовершеннолетнего как лицо, не достигшее 18 лет. В них рассматриваются различные стороны содержания под стражей, включая подготовку к реинтеграции в общество.

Судебные гарантии в международном гуманитарном праве

В период вооруженного конфликта отправление правосудия может быть затруднено. Понятие угрозы общественному порядку и применимое уголовное право на некоторых оккупированных или неоккупированных территориях, либо в отношении некоторых лиц могут подвергнуться изменению. В этом случае гуманитарном правом предусмотрены минимальные нормы судопроизводства. Особое внимание уделяется лицам, лишенным свободы, а также населению оккупированных территорий. Установлены также гарантии в отношении принятия дисциплинарных санкций.

Гуманитарное право предусматривает общие судебные гарантии для международных и немеждународных вооруженных конфликтов (1.). В некоторых особо опасных ситуациях и для таких наиболее уязвимых лиц (2.), как военнопленные, интернированные, население оккупированных территорий и несовершеннолетние, эти гарантии усилены.

В соответствии со Статутом Международного уголовного суда (ст. 8.2.c.iv) нарушение судебных гарантий во время международного или немеждународного вооруженного конфликта считается военным преступлением. Действительно, в ходе международных вооруженных конфликтов, согласно предписаниям третьей и четвертой Женевских конвенций, факт лишения какого-либо лица, не принимающего непосредственного участия в военных действиях, или военнопленного, его законного права быть судимым беспристрастным судом и в соответствии с законом, является серьезным правонарушением (ЖIII, ст. 130; ЖIV, ст. 147) и военным преступлением в соответствии со Статутом Международного уголовного суда (ст. 8.2.а.vi).

военное преступление — преступление против человечностиуниверсальная юрисдикция

1. Общие судебные гарантии, применимые в период вооруженных конфликтов:

В период международных вооруженных конфликтов и конфликтов немеждународного характера большинство судебных гарантий остаются неизменными. Однако, имеется все же некоторое количество специфических отличий.

• Права, не допускающие отступлений

Три основных принципа, сформулированных в конвенциях по правам человека, закреплены также и гуманитарным правом и, соответственно, применимы в ситуациях вооруженного конфликта:

— признание правоспособности каждого человека. В частности, каждый имеет право обращаться в суд для соблюдения и защиты своих прав. Например, интернированные и военнопленные должны всегда и полностью сохранять свою гражданскую правоспособность и иметь возможность пользоваться предоставленными в силу этого правами (ЖIII, ст. 14; ЖIV, ст. 80). Возможность оспорить мотивы своего задержания в суде является одним из основных прав, известным также как право на хабеас корпус (см. Подробнее:лишение свободы (заключение, содержание под стражей) и основные гарантии).

— соблюдение законности и отсутствие обратной силы закона для уголовных правонарушений. Это значит, что никто не может быть приговорен за какое-либо действие или упущение, которое в момент его совершения не являлось преступлением, согласно национальному законодательству или международному праву (ЖIII, ст. 99; ЖIV, ст. 65, 67; ЖПI, ст. 75; ЖПII, ст. 6)

— запрещение назначать более тяжкое наказание, чем то, которое применялось в момент совершения преступления. Если после совершения преступления законом предусматривает более легкое наказание, то действие этого закона распространяется на данного преступника (ЖПI, ст. 75; ЖПII, ст. 6).

• Судебные гарантии в период вооруженного конфликта (международного или немеждународного характера)

Некоторые особые судебные гарантии, предусмотренные международным гуманитарным правом должны применяться как можно более широко в период вооруженных конфликтов, каков бы ни был их характер.

Эти гарантии установлены в следующих правовых положениях:

— статья 3, общая для всех четырех Женевских конвенций;

— статья 75.4 Дополнительного протокола I и статья 6 Дополнительного протокола II. В этих статьях подробно излагается содержание «судебных гарантий, которые признаны необходимыми цивилизованными нациями» (ЖI, ст. 3.1.d). Они применяются как в случае судебного преследования, так и наказания за преступления, связанные с вооруженным конфликтом, и касаются лиц, не участвующих или прекративших принимать непосредственное участие в военных действиях. Некоторое число положений являются общими для различных документов.

В обоих Дополнительных протоколах 1977 году развиваются нормы, установленные в общей статье 3, в частности, относительно требования справедливого разбирательства. Особые положения позволяют учесть специфику немеждународных вооруженных конфликтов. Дополнительные положения обеспечивают наиболее разработанные для международных вооруженных конфликтов гарантии.

Судебные гарантии, применимые в период любых вооруженных конфликтов

• «Запрещаются и всегда и всюду будут запрещаться в отношении (…)лиц, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях, […] осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными нациями» (ЖI-ЖIV, ст. 3.1d).

Сегодня основные судебные гарантии, закрепленные в общей статье 3, приобрели характер обычного права. Это значит, что такие положения применяются в любое время и по отношению ко всем лицам, находящимся во власти неприятельской стороны, даже если эти лица входят в негосударственные или террористические вооруженные группы, не подписывавшие международных конвенций, или если ситуация не соответствует в полной мере критериям международного или немеждународного вооруженного конфликта. На этот императивный характер и статус обычного права не раз обращали внимание в различных судебных решениях международные судебные инстанции и Верховный суд США. (См.основные гарантии, обычай).

• Никакое судебное решение не выносится и никакое наказание не налагается и не исполняется в отношении лица, признанного виновным в преступлении, кроме как на основе приговора суда, обеспечивающего основные гарантии независимости и беспристрастности. В частности:

а) процедура должна предусматривать, чтобы обвиняемый был без промедления информирован о деталях правонарушения, вменяемого ему в вину; до и во время суда предоставлять обвиняемому все необходимые права и средства защиты;

  1. ни одно лицо не может быть осуждено за правонарушение, кроме как на основе личной уголовной ответственности;

с) ни одно лицо не может быть признано виновным в каком-либо уголовном правонарушении в связи с каким-либо действием или упущением, которое не являлось уголовным правонарушением по закону во время его совершения; равным образом не может налагаться более суровое наказание, чем то, которое было применено, когда было совершено данное уголовное правонарушение, если после совершения правонарушения законом устанавливается более легкое наказание, то действие этого закона распространяется и на данного правонарушителя;

  1. каждый, кому предъявляется обвинение в правонарушении, считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана по закону;
  2. каждый, кому предъявляется обвинение в правонарушении, имеет право на судебное рассмотрение дела в его присутствии;
  3. ни одно лицо не может быть принуждено к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным (ЖПI, ст. 75.4; ЖПII, ст. 6.2).

Каждый осужденный при вынесении приговора должен быть информирован о его праве на обжалование в судебном или ином порядке, а также о сроке, в течение которого он может воспользоваться этим правом (ЖПI, ст. 75.4; ЖПII, ст. 6.3).

• Судебные гарантии также предусматриваются в нормах обычного гуманитарного права, собранных МККК в Исследовании, опубликованном в 2005 году. В большинстве случаев эти нормы одинаково действуют в ситуациях международных и немеждународных вооруженных конфликтов. Они представляют собой минимальные императивные гарантии, применимые ко всем сторонам в конфликте без ущерба для их обязательств по Женевским конвенциям и Дополнительным протоколам 1977 года:

Норма 99. Запрещается произвольное лишение свободы.

Норма 100. Никто не может быть осужден или приговорен иначе, как в результате справедливого судебного разбирательства, предоставляющего все основные судебные гарантии.

Норма 101. Никто не может быть обвинен в совершении уголовного преступления или осужден за него на основании любого действия или упущения, которые не представляли собой уголовное преступление в соответствии с нормами национального законодательства или международного права, действовавшими на момент совершения этого действия или упущения; равным образом не может налагаться более суровое наказание, чем то, которое было применимо в то время, когда было совершено данное уголовное преступление.

Норма 102. Никто не может быть осужден за преступление, кроме как на основе личной (индивидуальной) уголовной ответственности.

  • Норма 103. Коллективные наказания запрещаются.

• Дополнительные гарантии для международных вооруженных конфликтов:

В случае международного вооруженного конфликта в Протоколе I сформулированы дополнительные гарантии. Некоторые из этих гарантий применимы в порядке презумпции для вооруженных конфликтов немеждународного характера:

— каждый, кому предъявляется обвинение в преступлении, имеет право допрашивать свидетелей обвинения или требовать, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право на вызов и допрос свидетелей защиты на тех же условиях, что и для свидетелей обвинения (ЖПI, ст. 75.4 g). Обвиняемый должен быть без промедления информирован о деталях преступления, вменяемого ему в вину, и ему должны предоставить до и во время суда над ним все необходимые права и средства защиты (ЖПII, ст. 6.2а);

— ни одно лицо не должно преследоваться или наказываться той же стороной в конфликте за преступление, за которое в соответствии с тем же законом и судебной процедурой данному лицу ранее уже был вынесен окончательный приговор, оправдывающий или осуждающий его (ЖПI, ст. 75.4.h). Этот принцип — nonbisinidem,– твердо установленный в уголовном праве, в то же время является одной из важнейших судебных гарантий, закрепленных в Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 14.7). Эта же самая гарантия вновь подтверждается в Статутах Международных уголовных трибуналов для Югославии (ст. 10) и Руанды (ст. 9), а также в Статуте МУС (ст. 20). Она применима во всех ситуациях внутренних конфликтов, относящихся к их компетенции.

— каждый преследуемый в судебном порядке за преступление, имеет право на то, чтобы приговор суда был оглашен публично (ЖПI, ст. 75.4i).

— кроме того, Международный уголовный суд признает, что во время международных вооруженных конфликтов лишать лицо, непосредственно не участвующее в военных действиях, или военнопленного права на справедливое и нормальное судопроизводство, согласно предписаниям третьей и четвертой Женевских конвенций, является преступлением (ст. 8.2.а.vi Римского статута). Эти преступления могут разбираться МУС и национальными судами всех государств в силу принципа универсальной юрисдикции.

• Особые гарантии для немеждународных вооруженных конфликтов

Дополнительный протокол II предусматривает меры в защиту лиц, лишенных свободы и подвергшихся судебному преследованию по причинам, связанным с вооруженным конфликтом (ст. 5 и 6). Цель этих мер – сократить юридический дисбаланс, присущий немеждународным вооруженным конфликтам. Эти положения особенно важны для членов негосударственных вооруженных групп, которые считаются преступниками согласно национальному праву уже за то, что они участвовали в военных действиях против государства. Таким образом гуманитарное право не признает статуса и привилегий комбатантов за членами негосударственных вооруженных групп, вовлеченных в такие конфликты.

В статье 6 уточняются и расширяются судебные гарантии, предоставляемые общей статьей 3, и нормы справедливого судебного разбирательства, упомянутого в Норме 100 Исследования об обычном международном гуманитарном праве. Положения статьи 6 имеют преимущество перед противоположными нормами национального права.

В противовес предусмотренному в общей статье 3, в Дополнительном протоколе II изменена формулировка судебных гарантий и гарантий в случае лишения свободы, чтобы в гуманитарном праве задержание/интернирование и судебное разбирательство, проводимые негосударственными вооруженными группами, не считались произвольными, даже если они считаются таковыми в национальном праве. В этом отношении в Протоколе уточняется, что никакое судебное решение не выносится и никакое наказание не налагается кроме как на основании приговора суда, обеспечивающего основные гарантии независимости и беспристрастности. Здесь уже нет упоминания о том, что этот суд должен быть «надлежащим образом учрежденным» (ЖПII, ст. 5.1, 6.2). Эти изменения свидетельствуют о намерении обязать негосударственные вооруженные группы придерживаться этих гарантий, осуществляя собственные действия по задержанию или суду.

Дополнительный протокол II также рекомендует властям по прекращении военных действий предоставить как можно более широкую амнистию лицам, участвовавшим в вооруженном конфликте (ЖПII, ст.6.5). Амнистия рекомендована только в случае участия в военных действиях и не распространяется на военные преступления, предположительно совершенные государственными или негосударственными вооруженными субъектами.

амнистия

2. Специальные судебные гарантии, предусматриваемые гуманитарным правом для лиц определенных категорий:

Гуманитарным правом установлены также специальные судебные гарантии для отдельных категорий лиц. Изначально предусмотренные для международных вооруженных конфликтов, эти гарантии могут служить руководством к действию и в других ситуациях.

Эти судебные гарантии касаются следующих лиц:

• Военнопленные (ЖIII, глава III)

Статьи 82–108 дают перечень уголовных и дисциплинарных взысканий:

— Военнопленные подчиняются законам держащей в плену державы и их дела должны ее военным судам. Однако никакое судебное преследование и никакие санкции, противоречащие положениям соответствующих статей третьей Конвенции, не допускаются.

Военнопленные могут подвергаться уголовному преследованию, но только если совершенные ими действия являются наказуемыми и тогда, когда они совершены лицами, принадлежащими к составу вооруженных сил держащей в плену державы. В противном случае на военнопленных будут наложены лишь дисциплинарные взыскания (ЖIII, ст. 82).

— Держащая в плену держава должна во всех возможных случаях прибегать скорее к дисциплинарным мерам, чем к судебному преследованию (ЖIII, ст. 83).

— Военные трибуналы должны всегда предоставлять гарантии независимости и беспристрастности и обеспечить подсудимому права и средства защиты, предусмотренные статьей 105 (ЖIII, ст. 84).

— Военнопленные пользуются покровительством третьей Конвенции даже в случае их осуждения (в частности, их никогда нельзя лишать права на обжалование и судебные гарантии, предусмотренных в статьях 78–126) (ЖIII, ст. 85 и 98).

— Военнопленный может быть наказан только один раз за один и тот же проступок (ЖIII, ст. 86).

— Военные власти и суды держащей в плену державы не должны приговаривать военнопленных ни к каким другим наказаниям, кроме тех, которые предусмотрены за такие же проступки, совершенные лицами, принадлежащими к составу вооруженных сил этой державы. Суды или власти сохраняют возможность смягчить полагающееся военнопленному наказание (даже ниже предусмотренного минимума), учитывая тот факт, что подсудимый, не являясь гражданином держащей в плену державы, не связан долгом верности по отношению к ней.

— Воспрещаются всякие коллективные наказания за индивидуальные проступки, всякие телесные наказания, заключение в помещения, лишенные дневного света, и вообще какие бы то ни было виды пыток или проявления жестокости (ЖIII, ст. 87).

— При отбывании наказания военнопленные не могут подвергаться более строгому обращению, чем то, которое предусмотрено для лиц из состава вооруженных сил держащей в плену державы. Женщины-военнопленные не должны приговариваться к более суровым наказаниям или подвергаться более суровому обращению во время отбывания наказания, чем женщины из состава вооруженных сил держащей в плену державы. Обращение с женщинами-военнопленными, отбывшими дисциплинарное или судебное наказание, не должно отличаться от обращения с другими задержанными (ЖIII, ст. 88).

— Конвенциями установлена четкая система дисциплинарных взысканий. Такие наказания, как внеочередные наряды, не должны длиться более двух часов в день и не могут быть наложены на офицеров. Дисциплинарные взыскания ни в коем случае не должны быть бесчеловечными, жестокими или опасными для здоровья военнопленных (ЖIII, ст. 89).

— Каждое наказание не должно длиться более 30 дней, даже если оно наложено за ряд проступков. Если военнопленный приговорен к новому дисциплинарному взысканию, то между приведением в исполнение каждого из наказаний должно пройти не менее трех дней (ЖIII, ст. 90).

— Неудавшийся побег, соучастие в побеге, даже в случае рецидива, наказываются только дисциплинарным взысканием […] (ЖIII, ст. 92, 93).

— Держащая в плену держава должна извещать державу-покровительницу о побегах и о пойманных военнопленных в соответствии со статьей 122 (ЖIII, ст. 94).

— Военнопленные, обвиняемые в дисциплинарных проступках, не должны содержаться в предварительном заключении. В любом случае, срок предварительного заключения не будет превышать 14 дней (ЖIII, ст. 95).

— Действия, представляющие собой нарушения дисциплины, должны быть немедленно расследованы. Военнопленному должны сообщить, в совершении каких действий он обвиняется, и ему должна быть предоставлена возможность объяснить свое поведение и защищаться. Ему будет разрешено вызывать свидетелей и прибегать к услугам квалифицированного переводчика. Начальник лагеря должен вести реестр налагаемых дисциплинарных взысканий. Этот реестр. будет доступен представителям державы-покровительницы для ознакомления. Полномочия дисциплинарной власти ни в коем случае не могут быть переданы военнопленному, и он не можетих осуществлять (ЖIII, ст. 96).

— Военнопленные ни при каких обстоятельствах не могут быть переведены для отбытия дисциплинарных взысканий в исправительные учреждения. Все помещения для отбытия дисциплинарных взысканий должны отвечать требованиям гигиены, предусмотренным для размещения военнопленных (ЖIII, ст. 25). Как для офицеров и приравненных к ним лиц предусмотрено дисциплинарное заключение в отдельных от рядовых, так и женщины-военнопленные должны содержаться отдельно от мужчин и находиться под непосредственным наблюдением женщин (ЖIII, ст. 97).

— Военнопленные, подвергнутые дисциплинарному взысканию, будут продолжать пользоваться положениями третьей Конвенции. Им будет разрешено являться на ежедневный медицинский осмотр, получать необходимую медицинскую помощь. Они будут иметь возможность ежедневно заниматься упражнениями на открытом воздухе не менее двух часов. Им будет разрешено читать, писать, посылать и получать письма (ЖIII, ст. 98).

— Ни один военнопленный не может быть предан суду или осужден за проступок, который не является наказуемым по законодательству держащей в плену державы или по международному праву, которое действует в момент совершения проступка. Никакое моральное или физическое давление не может быть оказано на военнопленного для того, чтобы заставить его признать себя виновным в проступке, в котором его обвиняют. Ни один военнопленный не может быть осужден, если он не имел возможности защищаться (ЖIII, ст. 99).

— Военнопленные и державы-покровительницы извещаются в кратчайшие сроки о правонарушениях, карающихся смертной казнью. Прежде чем будет вынесен смертный приговор, суд должен обратить особое внимание на тот факт, что, поскольку обвиняемый не является гражданином держащей в плену державы, он не связан долгом верности по отношению к ней […] (ЖIII, ст. 100).

— Если военнопленному вынесен смертный приговор, он приводится в исполнение не ранее, чем по истечении шестимесячного срока со дня получения державой-покровительницей официального сообщения об этом решении (ЖIII, ст. 101).

— Приговор в отношении военнопленного будет считаться законным только в том случае, если он выносится теми же судами и следуя той же процедуре, что и в отношении лиц, принадлежащих к составу вооруженных сил держащей в плену державы (ЖIII, ст. 102).

— Во время всего срока предварительного заключения военнопленные должны пользоваться теми же гарантиями и правами, что и при отбывании дисциплинарных наказаний (ЖIII, ст. 103).

— Во всех случаях, когда судебное преследование возбуждено против военнопленного, держава-покровительница должна как можно скорее получить об этом подробное извещение, иначе слушание дела должно быть отсрочено (ЖIII, ст. 104).

— Военнопленному предоставлено право пользоваться помощью защитника, который будет иметь в своем распоряжении не менее двух недель для подготовки к защите. За достаточно продолжительное время до дня открытия судебного заседания обвиняемый военнопленный (и его защитник) должны получить изложенный на понятном для него языке обвинительный акт. Представители державы-покровительницы будут иметь право присутствовать на судебных заседаниях (ЖIII, ст. 105).

— Каждый военнопленный будет иметь право подавать апелляционную или кассационную жалобу на всякий вынесенный ему приговор, а также просить о пересмотре дела (ЖIII, ст. 106).

— Всякий вынесенный приговор немедленно доводится до сведения державы-покровительницы (ЖIII, ст. 107).

— Военнопленные будут отбывать наказания в тех же учреждениях и в тех же условиях, что и лица из состава вооруженных сил держащей в плену державы (ЖIII, ст. 108).

военнопленные

• Интернированные (ЖIV ст. 42,43, 78, 117–126)

— Оккупирующее государство, во власти которого находятся гражданские лица, может принять решение об их интернировании или принудительном поселении. Такие меры могут быть оправданы лишь настоятельными соображениями безопасности, а интернированные должны иметь право требовать пересмотра решения об интернировании. Предусмотрено, что компетентный орган, созданный для этой цели государством, во власти которого находятся интернированные, должен пересматривать в кратчайшие сроки принятое по их делу решение об интернировании или принудительном поселении (ЖIV, ст. 42, 78). Этот суд или административный орган должны периодически, по крайней мере два раза в год, пересматривать дела этих лиц (ЖIV, ст. 43).

— Особые гарантии касаются уголовных наказаний или дисциплинарных взысканий за преступления и правонарушения, совершенные интернированными лицами в период интернирования (ЖIV, ст. 117–126).

— Интернированные лица подчиняются законодательству, действующему на территории, на которой они находятся. Если в законах или постановлениях указано, что действия, совершенные ими, наказуемы, в то время как те же действия, совершенные неинтернированными лицами, наказанию не подлежат, то такие действия могут повлечь за собой только дисциплинарные взыскания (ЖIV, ст. 117).

— При назначении наказания суды или власти должны принимать во внимание тот факт, что обвиняемый не является гражданином интернирующего государства. Поэтому они могут назначить интернированному лицу наказание ниже официально предусмотренного минимума. После отбытия наказаний, наложенных на интернированных, с ними должны обращаться так же, как и с прочими интернированными. Срок предварительного заключения интернированных засчитывается в срок лишения свободы, установленный для них в качестве меры уголовного или дисциплинарного наказания.Комитеты интернированных уведомляются о всех судебных делах, возбужденных против интернированных (ЖIV, ст. 118).

— В статье 119 устанавливаются дисциплинарные взыскания и их пределы. Предусмотрено, что они ни в коем случае не должны быть бесчеловечными, жестокими или опасными для здоровья интернированных. При их наложении следует учитывать возраст, пол и состояние здоровья. Срок одного и того же наказания никогда не должен превышать тридцати календарных дней (ЖIV, ст. 119).

— Побег или попытка к побегу, даже в случаерецидива, наказуемы только дисциплинарным взысканием и не должны рассматриваться как отягчающее вину обстоятельство в случае привлечения к суду за другие правонарушения (ЖIV, ст. 120, 121).

— Для всех интернированных срок предварительного заключения, в случае нарушения дисциплины, не должен превышать двух недель. Время, проведенное в предварительном заключении, засчитывается в срок лишения свободы (ЖIV, ст. 122).

— Дисциплинарные взыскания могут быть наложены только судебными органами или комендантом места интернирования, либо офицером или ответственным должностным лицом, которому он передал свою дисциплинарную власть […]. Комендант места интернирования должен вести книгу регистрации вынесенных дисциплинарных взысканий, которая должна предоставляться в распоряжение представителей державы-покровительницы (ЖIV, ст. 123).

— Интернированные не могут отбывать дисциплинарные наказания в исправительных учреждениях (в тюрьмах, на каторжных работах и т. д.). Помещения для отбывания таких наказаний должны отвечать требованиям гигиены и быть оборудованы спальными приспособлениями; интернированные должны иметь возможность содержать себя в чистоте. Интернированные женщины, отбывающие дисциплинарные наказания, должны содержаться отдельно от интернированных мужчин и находиться под непосредственным наблюдением женщин (ЖIV, ст. 124).

— Интернированные, отбывающие дисциплинарные наказания, должны иметь возможность ежедневно проводить на открытом воздухе не менее двух часов. Им будет разрешено по их просьбе являться на ежедневный врачебный прием и получать необходимую медицинскую помощь. Им будет разрешено читать и писать, отправлять и получать письма (ЖIV, ст. 125).

Гуманитарное право установило аналогичные гарантии касательно дисциплинарных и уголовных наказаний, применяемых в отношении лиц, лишенных свободы в связи с вооруженным конфликтом.

лишение свободы (заключение, содержание под стражей)интернирование

• Гражданское население оккупированных территорий (ЖIV, ст. 47, 54, 64, 66–75)

— Оккупирующее государство может подчинить население оккупированной территории действию постановлений, которые ему представляются необходимыми для обеспечения своей собственной безопасности и для управления территорией. Так, например, оно может отменить действующее на его территории уголовное законодательство. Тем не менее, эти новые постановления не должны иметь обратной силы. Кроме того, они должны быть опубликованы и доведены до сведения населения оккупированной территории на его языке (ЖIV, ст. 64, 65).

— При этом оккупирующая держава не может никаким образом, ни в силу законов или постановлений, ни другим способом, лишать лиц, находящихся на ее территории, прав и гарантий, закрепленных за ними в четвертой Конвенции (ЖIV, ст. 47).

— Оккупирующей державе также запрещается изменять статус должностных лиц или судей на оккупированных территориях или применять к ним санкции или другие меры принуждения из-за того, что они воздерживаются от выполнения своих обязанностей по соображениям совести (ЖIV, ст. 54). Тем не менее они могут быть принудительно привлечены к труду, согласно статье 51.

— Для наложения санкций гражданскому населению оккупированной территории, в случае нарушения постановлений, изданных оккупирующей державой, последняя может передать нарушителей своим собственным военным судам, «чтобы предотвратить возможные ошибки» местных судов. Однако в таком случае, согласно статье 66, требуется, чтобы эти военные суды были «неполитическими» и «созданными надлежащим образом». Кроме того, эти военные суды, как и апелляционные суды, должны заседать в оккупированной стране. Эти суды должны принимать во внимание тот факт, что обвиняемый не является гражданином оккупирующей державы. Они «могут применять только изданные в законном порядке постановления, действовавшие до совершения правонарушения и соответствующие основным принципам права, в частности,принципу соразмерности наказания» (ЖIV, ст. 67).

— Смертная казнь должна применяться только в случае шпионажа или серьезных диверсионных актов, направленных против военных объектах оккупирующей державы, или умышленных преступлений, явившихся причиной смерти одного или нескольких лиц, и при условии, что смертная казнь в подобных случаях предусмотрена законодательством оккупированной территории. Ни в коем случае смертный приговор не может быть вынесен покровительствуемому лицу, не достигшему восемнадцати лет в момент совершения преступления (ЖIV, ст. 68).

— Во всех случаях срок предварительного заключения будет засчитываться в установленный приговором срок тюремного заключения. (ЖIV, ст. 69).

— Оккупирующая держава не может подвергнуть аресту, преследованию или осудить покровительствуемых лиц за действия или мнения, совершенные или высказанные до оккупации, за исключением случаев нарушений законов и обычаев войны. Граждане оккупирующей державы, которые до начала конфликта искали убежища на оккупированной территории, могут быть арестованы, преданы суду, осуждены или депортированы за пределы оккупированной территории только за преступления, совершенные после начала военных действий, или за уголовные преступления, совершенные до начала военных действий, и за которые преступник подлежал бы выдаче и в мирное время (ЖIV, ст. 70).

— Компетентные судебные органы оккупирующей державы не могут выносить ни одного приговора без рассмотрения дела в установленном процессуальном порядке. Кроме того, держава-покровительница может, по своему запросу, получить все сведения о судебном процессе и деле, а также ее представители могут присутствовать на заседаниях суда (ЖIV, ст. 71, 74).

— Всякий обвиняемый имеет право представить необходимые для его защиты доказательства, и пользоваться помощью квалифицированного защитника или советника (ЖIV, ст. 72), а будучи осужден, имеет право на обжалование (ЖIV, ст. 73).

— Приговоренный к смерти всегда должен иметь право ходатайствовать о помиловании. Ни один смертный приговор не будет приведен в исполнение до истечения, по крайней мере, шестимесячного срока с того момента, когда держава-покровительница получит сообщение об окончательном судебном решении (ЖIV, ст. 75).

оккупированная территориядержава-покровительницасмертная казнь

• Женщины и несовершеннолетние

Гуманитарное право предоставляет особые гарантии женщинам и несовершеннолетним из числа гражданских лиц, военнопленных, задержанных или интернированных по причинам, связанным с вооруженным конфликтом.

женщина

; ребенок

Конвенции и Протоколы включают, в частности, в перечень судебных гарантий определенные ограничения, касающиеся смертной казни: «Смертный приговор не выносится лицам, которые в момент совершения правонарушения не достигли восемнадцатилетнего возраста, и не приводится в исполнение в отношении беременных женщин и матерей, имеющих малолетних детей» (ЖПII, ст. 6.4; ЖIV, ст. 68).

Библиография

ХЭМПСОН, Ф. Дж. Взаимоотношения международного гуманитарного права и права

прав человека с точки зрения договоров по правам человека/Международный журнал Красного

Креста, № 871, сентябрь 2008 г., с. 93—126. (см. Также HAMPSON F.J, « The relationship between international humanitarian law and human rights law from the perspective of a human rights treaty body » International Review of the Red Cross, n°871, September 2008, pp.549- 627)

GASSER H. P., « Respect des garanties judiciaires fondamentales en temps de conflit armé », Revue internationale de la Croix-Rouge, n° 794, mars-avril 1992, p. 129-152.

LAWYERS COMMITTEE FOR HUMAN RIGHTS, What is a Fair Trial ? A Basic Guide to Legal Standards and Practice, 2001.

OLIVIER C., SCHABAS W. A., « La procédure pénale appliquée aux infractions terroristes : droit commun ou régime particulier ? », in G. DOUCET (éd.), Terrorisme, victimes et responsabilité pénale internationale, Calmann Lévy, Paris, 2003, p. 113-133.

OLIVIER C., « Revisiting general comment, no 29 of the Human Rights Committee. about fair trial rights and derogations in times of public emergency », The Leiden Journal of International Law, 17, février 2004.

PELIC, J., “The protective scope of common article 3: more than meets for the eye”. International Review of the Red Cross, n°881, March 2011, pp. 1-37