Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Конфликты, как и стихийные бедствия, уносят немало человеческих жизней. Местные социальные и административные структуры часто не справляются в таких ситуациях. Крайне важно пролить свет на судьбу пропавших без вести (I) и провести идентификацию умерших (II), чтобы сохранить и/или восстановить основные права, а также предпринять ответственные спасательные мероприятия. Все эти вопросы необходимо включать в программы по оказанию помощи, чтобы обеспечить сохранность доказательств для последующего опознания тел и чтобы пропавшие не оказались в еще более уязвимом положении для возможных злоупотреблений. Деятельность по розыску и восстановлению семейных связей играют основополагающую роль в определении насильственного или естественного характера исчезновений. В ситуациях конфликта МККК наделен международным мандатом в вопросе насильственных исчезновений. Эффективность его работы опирается на другие гуманитарные организации, фиксирующие и передающие информацию о лицах, пропавших без вести. В мирное время различные международные конвенции запрещают насильственные исчезновения и предусматривают механизмы контроля.

Недавно были разработаны руководства по обращению с останками, чтобы улучшить гуманитарную практику в этой области и упростить опознание умерших. Поскольку медицинские организации и организации по оказанию помощи участвуют в работе с останками в контексте ситуаций, чреватых большим количеством смертей, важно, чтобы порядок действий был известен всем и соблюдался всеми. Опознание останков в целях проведения расследования и уголовного преследования не отвечает и не соответствует задачам идентификации человеческих останков в гуманитарных целях.

Пропавшие без вести

1. Защита пропавших без вести и запрещение насильственных исчезновений

Международный комитет Красного Креста (МККК) определяет пропавших без вести как лиц, «о которых близкие не имеют никаких известий, и (или) о которых достоверно известно, что они пропали в результате вооруженного конфликта (международного или немеждународного характера) или ситуации насилия внутри страны (внутренних беспорядков, волнений, а также ситуаций, требующих вмешательства исключительно нейтрального и независимого учреждения или посредника)».

Термин «пропавшие без вести» подразумевает, что эти люди могут быть как живыми, так и мертвыми. Это отсутствие достоверности само по себе создает ощущение уязвимости и таит в себе угрозу. Если эти люди живы, то их могут тайно удерживать в заключении, или они могли быть разлучены с близкими по причине внезапного перемещения, стихийного бедствия или несчастного случая. В любом случае они должны пользоваться защитой, предусмотренной международным гуманитарным правом, независимо от категории, к которой они принадлежат: гражданские лица, перемещенные лица, заключенные, военнопленные, раненые и больные, умершие и т. д.

Вопрос о пропавших без вести является одним из самых политизированных. Дело в том, что воюющие государства склонны манипулировать численностью лиц, пропавших без вести, а также умышленно скрывать информацию для оказания давления на противные стороны, чтобы терроризировать и контролировать население либо для ослабления заключенных в целях допроса.

а. Защита лиц, пропавших без вести, в рамках Женевских конвенций

Женевские конвенции 1949 года устанавливают обязанность сторон в международных вооруженных конфликтах принимать все возможные меры, чтобы прояснить судьбу лиц, о которых противная сторона сообщает как о пропавших без вести, и регистрировать сведения, касающиеся таких лиц (ЖI, ст. 19-20; ЖII, ст. 16-17; ЖIII ст. 122-125; ЖIV ст.136-141; ЖПI ст.32-33).

Если лицо считается пропавшим без вести по причине перемещения населения в ходе вооруженного конфликта, необходимо как можно быстрее восстановить семейные связи (ЖIV, ст. 25-26). Если лица пропали по причине задержания или госпитализации неприятельской стороной, международным гуманитарным правом предусмотрено, что их семьи и власти должны быть в кратчайшие сроки оповещены одним из трех способов: уведомлением о госпитализации, о взятии в плен или об аресте; отправкой карточки о взятии в плен или интернировании; использованием права переписки с членами семьи. Власти, удерживающие этих лиц, обязаны отвечать на запросы о покровительствуемых лицах (ЖI, ст. 16; ЖII, ст. 19; ЖIII ст. 70-71, 122-123; ЖIV ст.106-107, 136, 137, 140; ЖПI ст.33.2).

Не только стороны, находящиеся в конфликте, но и международные гуманитарные организации должны предпринимать все возможные меры, чтобы семьи не оставались без информации о судьбе своих близких. Ключевая роль в этом отводится МККК, действующему через Центральное агентство по розыску, которое помогает разыскать лиц, пропавших без вести, как только информация о них была получена.

б. Запрещение насильственных исчезновений в рамках других международных конвенций

  • Декларация Организации Объединенных Наций о защите всех лиц от насильственных исчезновений, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 18 декабря 1992 года (Резолюция №47/133), определяет систематическую практику насильственных исчезновений как преступление против человечности. Эта практика представляет собой нарушение права на уважение человеческого достоинства, права на свободу и личную безопасность и права не подвергаться пыткам. Насильственные исчезновения также представляют серьезную угрозу праву на жизнь (ст. 1).
  • Международная конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений была принята 20 декабря 2006 году Генеральной Ассамблеей ООН и вступила в силу в 2010 году. В июне 2015 ее участниками были 46 государств. Целью этой Конвенции является предотвращение насильственных исчезновений, считающихся преступлениями вообще, а в некоторых случаях, определенных международным правом, преступлениями против человечности. В Конвенции утверждается право каждого не подвергаться насильственным исчезновениям, а также право жертв на правосудие и возмещение вреда.

Абсолютное запрещение насильственных исчезновений и определение данного преступления (Статьи 1 и 2):

· Статья 1: (…) Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, будь то состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием насильственного исчезновения.

· Статья 2: Для целей настоящей Конвенции насильственным исчезновением считается арест, задержание, похищение или лишение свободы в любой другой форме представителями государства или же лицами или группами лиц, действующими с разрешения, при поддержке или с согласия государства, при последующем отказе признать факт лишения свободы или сокрытии данных о судьбе или местонахождении исчезнувшего лица, вследствие чего это лицо оставлено без защиты закона.

Обязательства государств по защите от насильственных исчезновений в любой форме (Статьи 3-25)

· Статья 3: Каждое государство-участник принимает соответствующие меры для расследования действий, определенных в статье 2, которые совершаются лицами или группами лиц, действующими без разрешения, поддержки или согласия государства, и для предания правосудию ответственных за это лиц.

· Статья 4: Каждое государство-участник принимает необходимые меры для обеспечения того, чтобы насильственное исчезновение квалифицировалось в качестве правонарушения в его уголовном праве.

· Статья 5: Распространенная или систематическая практика насильственных исчезновений является преступлением против человечности, как оно определяется в применимых нормах международного права, и влечет за собой последствия, предусмотренные этими нормами.

· Статья 6: Каждое государство-участник принимает необходимые меры с целью привлечения к уголовной ответственности по крайней мере: (а) любого лица, которое совершает акт насильственного исчезновения, отдает приказ или финансирует его совершение, пытается его совершить, становится его соучастником или участвует в нем; (b) вышестоящего начальника, который: (i) знал, что подчиненные, находящиеся под его реальной властью и контролем, совершали или намеревались совершить преступление насильственного исчезновения, или сознательно проигнорировал ясно указывающую на это информацию.

· Статьи 7-15: Уголовные процедуры

· Статья 16: Ни одно государство-участник не должно высылать, возвращать, передавать или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там опасность стать жертвой насильственного исчезновения.

· Статья 17: Никто не должен содержаться под стражей тайно.

· Статьи 18-23: Гарантии, предоставляемые лицам, лишенным свободы.

· Статья 24:

  1. Для целей настоящей Конвенции жертвой считается любое исчезнувшее лицо и любое физическое лицо, которому причинен непосредственный вред в результате насильственного исчезновения.
  2. Каждая жертва имеет право знать правду об обстоятельствах насильственного исчезновения, о ходе и результатах расследования и о судьбе исчезнувшего лица. Каждое государство-участник принимает надлежащие меры с этой целью.
  3. Каждое государство-участник принимает все надлежащие меры для розыска, установления местонахождения и освобождения исчезнувших лиц, а в случае смерти — установления местонахождения, обеспечения уважения и возвращения их останков.
  4. Каждое государство-участник обеспечивает в своей правовой системе для жертвы насильственного исчезновения право на получение быстрого, справедливого и адекватного возмещения нанесенного ей ущерба и компенсации.
  5. Право на возмещение ущерба, предусмотренное в пункте 4 настоящей статьи, охватывает возмещение материального и морального вреда, а также, в соответствующих случаях, такие другие формы возмещения, как:

а) реституция;

  1. реабилитация;

с) сатисфакция, включая восстановление чести и доброго имени;

  1. гарантии неповторения.

· Статья 25: Особые положения о детях, ставших жертвами насильственного исчезновения

Создание Комитета по насильственным исчезновениям (Статьи 26-36)

· Статья 26: (1) Для осуществления положений настоящей Конвенции учреждается Комитет по насильственным исчезновениям («Комитет») в составе десяти независимых экспертов, обладающих высокими моральными качествами и признанной компетентностью в области прав человека, выступающих в личном качестве и действующих на основе принципа полной беспристрастности. Члены Комитета избираются путем тайного голосования государствами-участниками в соответствии с принципом справедливого географического распределения. (3) Первые выборы состоятся не позднее чем через шесть месяцев после даты вступления в силу настоящей Конвенции. (4) Члены Комитета избираются сроком на четыре года. (7) Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций предоставляет в распоряжение Комитета персонал и ресурсы, которые ему необходимы для эффективного осуществления своих функций. Генеральный секретарь созывает членов Комитета на первое заседание.

· Статья 27: Не раньше чем через четыре года и не позднее чем через шесть лет с момента вступления в силу настоящей Конвенции проводится Конференция государств-участников для оценки функционирования Комитета.

· Статья 29: (1) Каждое государство-участник представляет Комитету через Генерального секретаря Организации Объединенных Наций в течение двух лет с момента вступления в силу настоящей Конвенции для данного государства-участника доклад о мерах, принятых им во исполнение своих обязательств по настоящей Конвенции. (2) Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций предоставляет этот доклад в распоряжение всех государств-участников.

· Статья 35: Компетенция Комитета распространяется только на случаи насильственного исчезновения, имевшие место после вступления в силу настоящей Конвенции.

Первая конференция государств-участников Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений состоялась 31 мая 2011 году в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке. Задачей участников конференции было выбрать 10 членов Комитета. В состав Комитета вошли: Мохаммед аль-Обайди, Люсиано Асан, Альваро Гарсе Гарсия и Сантос, Эммануэль Деко, Мамаду Бадио Камара, Хуан Хосе Лопес Ортега, Енох Мулембе, Райнер Хуле, Кимио Якусидзи, Суела Янина.

в. В рамках региональных конвенций

  • Межамериканская конвенция о насильственных исчезновениях лиц была принята в г. Белене (штат Пара, Бразилия) 19 июня 1994 года. В апреле 2013 года участниками конвенции были 14 государств. Конвенция определяет практику насильственных исчезновений как «грубое и отвратительное покушение на достоинство, присущее человеческой личности» и подтверждает, что систематическая практика насильственных исчезновений является преступлением против человечности. [Официально Конвенция на русский язык не переводилась – прим. пер.]

· Статья 1: Государства-участники настоящей Конвенции обязуются: (1) не практиковать, не позволять и не допускать актов насильственного исчезновения лиц, даже при чрезвычайном или особом положении или приостановке действия прав личности; (2) наказывать в рамках своей юрисдикции тех, кто принимал участие в насильственных исчезновениях лиц, или пытался их совершить в качестве исполнителя, соучастника или укрывателя; (3) сотрудничать между собой, чтобы всячески способствовать предотвращению, наказанию и искоренению насильственных исчезновений лиц; (4) принимать законодательные, административные, судебные и другие меры, необходимые для выполнения обязательств, принятых на себя участниками настоящей Конвенции.

· Статья 2: Под насильственным исчезновением в Конвенции понимается «лишение свободы одного или нескольких лиц в любой форме представителями государства, а также лицами или группами лиц, действующими с разрешения, при поддержке или с согласия государства, при последующем отказе признать факт лишения свободы или сокрытии данных о местонахождении исчезнувшего лица, вследствие чего это лицо оказывается оставленным без защиты закона и соответствующих гарантий надлежащего процесса».

г. В рамках обычного гуманитарного права

В соответствии с Нормой 98 Исследования об обычном международном гуманитарном праве, опубликованного МККК в 2005 году, «насильственные исчезновения запрещены» в ситуации вооруженного конфликта как международного, так и немеждународного характера.

Норма 117, в свою очередь, гласит, что «каждая сторона в конфликте должна принимать все практически возможные меры для того, чтобы выяснить судьбу лиц, пропавших без вести в результате вооруженного конфликта, и должна предоставлять членам семей этих лиц любую информацию об их участи, которой она располагает». Эта норма действует как в ситуации международного, так и немеждународного конфликта. Обязательство информировать о лицах, пропавших без вести, согласуется с запрещением насильственных исчезновений (ср. Норма 98) и обязательством уважать семейную жизнь (ср. Норма 105).

обычай

д. В международном уголовном праве

Согласно Статуту Международного уголовного суда, систематическая практика насильственных исчезновений является преступлением против человечности (Статья 7 (1) (i)). В Статье 7 (2) (i) Статута под насильственными исчезновениями людей подразумевается «задержание или похищение людей государством или политической организацией или с их разрешения, при их поддержке или с их согласия, при последующем отказе признать такое лишение свободы или сообщить о судьбе или местонахождении этих людей с целью лишения их защиты со стороны закона в течение длительного периода времени». Таким образом, Суд ставит практику систематических исчезновений в один ряд с такими тяжкими преступлениями против человечности как пытка, истребление или убийство.

Международный уголовный судмеждународные уголовные трибуналы

2. Средства защиты исчезнувших лиц и предотвращения насильственных исчезновений

а. Рабочая группа Организации Объединенных Наций по насильственным или недобровольным исчезновениям

29 февраля 1980 года Комиссия по правам человека приняла резолюцию №20 о создании Рабочей группы из пяти членов, выступающих экспертами в индивидуальном качестве, «для изучения вопросов, касающихся насильственных или недобровольных исчезновений лиц». С 1980 года мандат Рабочей группы регулярно возобновлялся; последнюю резолюцию о возобновлении мандата Группы Совет по правам человека принял 12 апреля 2011 года. В июне 2015 года Рабочая группа состояла из следующих экспертов: Ариэль Дулицкий, Ясминка Джумхур, Осман Эль-Хадже, Хуриа Эс-Слами, Бернар Дюэм.

Группа собирается три раза в год и представляет годовой доклад в Комиссию или Генеральную Ассамблею. Группа занимается исключительно насильственными исчезновениями, за которые прямо или косвенно несут ответственность государства, что означает, что Группа не вмешивается в ситуации, когда акт исчезновения совершается негосударственными субъектами. Группа не проводит напрямую расследований индивидуальных случаев. Кроме того, она не судит и не налагает наказаний, не проводит эксгумации тел и не дает сатисфакции или компенсации. Группа уполномочена проводить розыск исчезнувших лиц и помогать семьям прояснить участь своих близких, которые в результате исчезновения оказываются вне защиты закона. Для осуществления своего мандата у Группы имеется процедура сообщений; сообщения могут поступать от семьи жертвы, от НПО, от правительств, от межправительственных организаций или из других источников. Группа передает информацию о случае соответствующему правительству с просьбой провести расследование и проинформировать затем о его результатах.

Эксперты Рабочей группы провели ряд страновых визитов для оценки проделанной государствами работы по случаям насильственных исчезновений. Например, с 14 по 21 июня 2010 года представители Рабочей группы посетили Боснию и Герцеговину по приглашению государства. С момента своего создания Рабочая группа передала в целом 53 337 случаев различным правительствам. Число случаев в стадии активного изучения, не решенных, не закрытых и не прекращенных, составляет 42 633 по 83 государствам. За последние пять лет Рабочая группа смогла прояснить 1 814 случаев .

б. Роль гуманитарных организаций

Как упоминалось выше, международные гуманитарные организации и особенно МККК играют крайне важную роль в вопросе пропавших без вести лиц. Тем не менее МККК находится в деликатном положении, поскольку он должен принимать все возможные меры для получения информации об исчезнувших лицах и не потерять вместе с тем возможность вести переговоры с национальными или местными властями, которые зачастую опасаются уголовных преследований. В поиске необходимого баланса МККК разработал различные инструменты решения проблемы пропавших без вести. Эти инструменты, в число которых не входит публичное разоблачение, состоят в следующем:

  • распространение международного гуманитарного права
  • посещение лиц, лишенных свободы, и отслеживание их предыдущих мест заключения
  • общая защита гражданских лиц, затронутых конфликтом
  • восстановление семейных связей благодаря сети обществ Красного Креста и Красного Полумесяца
  • сбор и обработка запросов о проверке через Центральное агентство по розыску.

Все гуманитарные организации, поддерживающие контакт с жертвами, должны следить за тем, чтобы их следы не затерялись. Они должны информировать МККК и раздавать жертвам формуляры Центрального агентства по розыску для нахождения пропавших лиц и восстановления семей.

Красный Крест, Красный Полумесяц </content/article/4/krasnyi-krest-krasnyi-polumesiats/>__

; Центральное агентство по розыску

Умершие

1. Защита умерших

а. В рамках Женевских конвенций

В ситуации международного вооруженного конфликта государства, являющиеся его сторонами, обязаны разыскивать умерших (ЖI, ст.15; ЖII, ст.18; ЖIV, ст.16). Они также прилагают усилия для сбора необходимой информации для опознания умерших (ЖI, ст.16; ЖПI, ст.33.2). В соответствии с международным гуманитарным правом к умершим относятся с уважением, они должны получать достойное погребение, а места погребения должны быть отмечены, чтобы упростить доступ к могилам и их охрану (ЖI, ст.17; ЖПI, ст.34.1). Кроме того, к останкам должны относиться с уважением и способствовать, насколько это возможно, возвращению останков семье (ЖПI, ст.34.2).

Положения международного гуманитарного права об умерших лицах и их погребении являются достаточно подробными, если речь идет о международном вооруженном конфликте. Они применяются во время и после вооруженного конфликта или в ситуации оккупации.

В контексте немеждународных вооруженных конфликтов обязательство разыскивать умерших содержится в статье 8 Дополнительного протокола II 1977 года. Для немеждународных вооруженных конфликтов в международном гуманитарном праве есть только несколько базовых правил относительно умерших и их погребения. Однако на стороны в немеждународном вооруженном конфликте продолжают действовать общие обязательства международного гуманитарного права, такие как запрещение посягательств на человеческое достоинство и запрещение оскорбительного и унижающего обращения.

международное гуманитарное право

б. В обычном международном гуманитарном праве

Нормы со 112 по 116 Исследования МККК (см. выше) содержат положения о розыске, содержании, обращении и возвращении останков умерших.

В Норме 112 говорится, что «каждый раз, когда это позволят обстоятельства, и в особенности после боя, стороны, находящиеся в конфликте, должны немедленно принять все возможные меры к тому, чтобы разыскать и вывезти мертвых без какого-либо различия неблагоприятного характера». Эта норма действует как для международных, так и для немеждународных вооруженных конфликтов. МККК напоминает, что обязательство разыскивать умерших – это обязательство поведения, или средства. Эта норма применима ко всем умершим без какого-либо различия, т. е. независимо от того, к какой стороне они принадлежали и участвовали или нет в боевых действиях.

Норма 113 гласит, что «каждая сторона в конфликте должна принять все возможные меры для того, чтобы воспрепятствовать ограблению умерших. Запрещается надругательство над телами умерших». Эта норма одинаково применяется к ситуации международного и немеждународного вооруженного конфликта.

В Норме 115 указано, что «умершие должны быть достойным образом захоронены, их могилы должны уважаться и содержаться должным образом». Эта норма распространяется на международные и немеждународные вооруженные конфликты. В Женевских конвенциях уточняется, что умершие должны быть по возможности захоронены по обрядам религии, которую они исповедовали.

В Норме 116 говорится, что «для того чтобы возможно было осуществить идентификацию умерших, каждая сторона в конфликте должна зарегистрировать всю имеющуюсяинформацию до погребения и обозначить местонахождение могил».

2. Средства защиты и опознания останков умерших

После конфликта или катастрофы приходит время заняться останками умерших и провести их опознание. О действиях в случае массовой гибели людей, а точнее в случае опознания человеческих останков, всегда велись споры. Характер обращения с останками, будет напрямую зависеть от гуманитарных или судебных целей опознания.

а. Опознание тел в гуманитарных целях

Гуманитарные организации могут столкнуться с такой ситуацией, когда они должны будут разыскивать и подбирать умерших. На практике для успешной работы им необходимо получить разрешение стороны, контролирующей определенный район. Их не могут лишить такого разрешения произвольно. Для осуществления миссии, доверенной МККК Женевскими конвенциями, организация имеет полное право проводить розыск останков и подбирать их. Когда опознание умерших делается исключительно в гуманитарных целях, общие могилы вскрываются, и проводится опознание тел. Необходимо сообщить семьям, живы или нет их близкие, считавшиеся пропавшими без вести. Согласно устоявшейся практике, списки пропавших без вести сравниваются со списками опознанных тел. Розыском в основном занимается Центральное агентство по розыску, координируя свою работу с национальными обществами Красного Креста и Красного Полумесяца. Благодаря такому сотрудничеству движение Красного Креста и Красного Полумесяца предоставляет услуги по розыску за пределами национальных границ, тем самым позволяя семьям восстановить связь или выяснить судьбу своих пропавших близких.

На сегодняшний день ни одна НПО или международная организация не имеет специального мандата для проведения опознания останков. Тем не менее, учитывая, что действия, предпринятые сразу после конфликта, могут сказаться на последующем опознании жертв, были разработаны практические руководства для поддержки передового опыта. Руководства разработаны для национальных и местных властей и для профессионалов, действующих на местах. Они содержат техническую информацию в поддержку правильного подхода к обращению с останками: жертв не должны хоронить в общих могилах, необходимо сохранять все элементы, относящиеся к идентификации тел и к местам погребения.

Кроме того, МККК может провести судебно-медицинскую экспертизу. В распоряжении Комитета находится команда экспертов, занимающихся пропавшими без вести. Они дают технические советы и оказывают поддержку судмедэкспертам, чтобы помочь семьям получить все ответы. Не так давно стали прибегать к данным судебно-медицинской экспертизы для выяснения участи пропавших без вести. Первый банк генетических данных, предназначенный для розыска пропавших без вести, был учрежден в 1987 году в Аргентине в ответ на потребности семей. В этой сфере деятельности роль МККК состоит в оказании дополнительной поддержки национальным властям и/или обществам Красного Креста и Красного Полумесяца. Судебно-медицинское опознание опирается на совершенно разные данные, такие как местонахождение тела, опрос свидетелей, найденные рядом с трупом материальные свидетельства (удостоверение личности, мобильный телефон, фотографии, одежда и т. д.) и собранные с тела материалы, которые еще можно использовать (зубы, лицо, отличительные признаки, отпечатки пальцев, анализ ДНК волос и т. д). Даже если считается, что анализ ДНК играет главенствующую роль, он используется вкупе с другими элементами и дополняет их. Кроме того, продолжают возникать трудности с использованием судебно-медицинской экспертизы для опознания пропавших без вести, они связаны с ограниченными человеческими и финансовыми ресурсами, которых может не хватать сразу по окончании конфликтов.

б. Судебное опознание

Опознание останков может также производиться в судебных целях. В этом случае такое опознание – это первый этап перед возбуждением уголовного дела. Это касается также международных уголовных трибуналов по Руанде и бывшей Югославии. Под их началом было проведено множество эксгумаций с целью опознания погибших. Первая эксгумация массового захоронения была проведена в городе Кибуйе на западе Руанды в декабре 1995 года. Из 500 эксгумированных тел удалось опознать только 17. В бывшей Югославии Канцелярия Обвинителя МТБЮ начала первую эксгумацию массовых захоронений в 1996 году в пяти разных местах. В одном таком массовом захоронении на ферме Овчара следователи нашли останки предположительно 200 пациентов и персонала вуковарской больницы.

С 1996 по 2001 год МТБЮ провел раскопки множества мест общих захоронений. Его работу продолжила Международная комиссия по без вести пропавшим, созданная бывшим президентом США Биллом Клинтоном во время саммита Большой семерки в Лионе (Франция). Ее основная роль состоит в обеспечении сотрудничества правительств для локализации и опознания пропавших без вести в ходе вооруженных конфликтов или в результате нарушений прав человека. Организация была учреждена в поддержку Дейтонских соглашений, положивших конец войне в Боснии. Штаб-квартира Комиссии находится в Сараево. В 2000 году Комиссия построила новое помещение под хранилище и морг для хранения останков жертв Сребреницы. Она первой стала использовать ДНК на первом этапе опознания большого количества пропавших без вести во время конфликта в бывшей Югославии.

Особенность вскрытия общих могил и опознания тел в судебных целях состоит в масштабе опознания и количестве опознанных тел. По сути, уголовное расследование военных преступлений не нуждается в опознании всех тел, найденных в массовом захоронении. Чтобы сэкономить время и деньги, следователи могут сосредоточить свое внимание только на нескольких телах. В их задачу в основном входит подтвердить факты и заявленное число жертв, чтобы собрать доказательства для судов, а не проводить опознание каждого тела. Как следствие, в этих случаях право семей узнать о судьбе своих близких соблюдается не всегда.

Исчезновение рассматривается как длящееся преступление. Оно длится, пока не выяснена участь исчезнувшего лица. Это значит, что срок давности отсчитывается с момента, когда исчезновение заканчивается, другими словами, когда пропавший без вести человек найден живым или мертвым. Следовательно, на такие преступления не распространяются законы об амнистии, пока не найдено лицо, пропавшее без вести.

В деле «Кинтерос против Уругвая» (21 июля 1983 г., §186) Комитет по правам человека подтвердил, что запрещается умышленно скрывать от семей информацию об их пропавших близких. Комитет также подтвердил, что исчезновения являются серьезным нарушением прав семей исчезнувших лиц, поскольку они пребывают в постоянной неуверенности и происходящей от нее тревоге об участи своих близких.

В деле «Курт против Турции» (25 мая 1998 г., §130-133) Европейский суд по правам человека заявил, что сокрытие информации от семей лиц, задержанных силами безопасности, или хранение молчания в случае пропавших без вести в ходе вооруженного конфликта, может приблизиться по тяжести к бесчеловечному обращению.

В деле Купрешкича и других (14 января 2000 г., Kupreškić etal. IT-95-16, § 566) Палата предварительного производства МУС заявила, что насильственное исчезновение можно отнести к категории «другие бесчеловечные деяния», такие как преступление против человечности, если эти деяния совершались систематически и широкомасштабно.

Библиография

МАРТЕН С. Лица, пропавшие без вести. Международный журнал Красного Креста, № 848, декабрь 2002. МККК, М. 2002, с. 5-8. Доступно по ссылке: https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/03_irrc_848_martin_rus.pdf (См. также MARTINS S., « The Missing », International Review of the Red Cross, Vol.84, n° 848, December 2002, pp.723-725).

Пособие для работы в условиях вооруженных конфликтов и других ситуаций вооруженного насилия: «Пропавшие без вести, анализ ДНК и идентификация человеческих останков», МККК, М. 2005. Доступно поссылке https://www.icrc.org/rus/assets/files/publications/missing_people_dna_analysis.pdf

Пропавшиебез вести. Международный журнал Красного Креста, № 848, декабрь 2002. Доступно по ссылке: https://www.icrc.org/rus/resources/documents/misc/irrc-missing-848-311202.htm (См. также « The Missing », International Review of the Red Cross, Vol.84, n°848, December 2002, pp.721-920)

САССОЛИ М., ТУГА М.-Л. МККК и лица, пропавшие без вести. Международный журнал Красного Креста, № 848, декабрь 2002. МККК, М. 2002, с.9-36. Доступно по ссылке: https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/04_irrc_848_sassoli_rus.pdf(См. также SASSOLI M. & TOUGAS M.L., « The ICRC and the missing », International Review of the Red Cross, Vol.84, n°848, December 2002, pp.727-749).

СТОВЕР Э. ШИГЕКАНИ Р. Лица, пропавшие без вести в результате войны: когда сталкиваются интересы семей жертв войны и международных трибуналов по расследованию военных преступлений? Международный журнал Красного Креста, № 848, декабрь 2002. МККК, М. 2002, с.141-165. Доступнопоссылке:https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/10_irrc_848_stover_rus.pdf(См. также STOVER E. & SHIGEKANE R., « The missing in the aftermath of war: When do the needs of victims’ families and international war crimes tribunals clash? », International Review of the Red Cross, Vol.84, n°848, December 2002, pp.845-865)

CRETTOL M. & LA ROSA A.M., « Les personnes portées disparues et la justice transitionnelle : le droit de savoir et la lutte contre l’impunité », Revue internationale de la Croix-Rouge, n°862, juin 2006. Доступно по ссылкеhttp://www.icrc.org/fre/assets/files/other/irrc_862_crettol-larosa.pdf

“Management of Dead Bodies after Disaster: A Field Manual”, PAHO, WHO, ICRC, IFRC

http://www.icrc.org/eng/assets/files/other/icrc_002_0880.pdf

“Management of Dead Bodies in Disaster Situations”, PAHO, WHO, 2004, 176 p.

http://www.paho.org/english/dd/ped/manejocadaveres.htm

PETRIG A., « The war dead and their gravesites », International Review of the Red Cross, Vol.91, n°874, June 2009, pp.341-369. Доступно по ссылке:http://www.icrc.org/eng/assets/files/other/irrc-874-petrig.pdf