Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

В контексте международного права шпионаж – это тайная разведывательная деятельность, производимая с использованием тайных методов или обманным путем (ЖПI, ст. 46). Гуманитарное право признает различие между разведкой и шпионажем. Для членов вооруженных сил, носящих военную форму, разведка означает сбор сведений о противнике для анализа и оценки своего положения и своих возможностей. Гуманитарное право уточняет, что любое лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, которое от имени этой стороны собирает или пытается собирать информацию на территории, контролируемой противной стороной, не считается лицом, занимающимся шпионажем, если, действуя таким образом, оно носит форменную одежду своих вооруженных сил (ЖПI, ст. 46.2).

Особые положения касаются разведывательной деятельности, а также сбора информации на оккупированных территориях.

Лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, которое проживает на территории, оккупированной противной стороной, и которое от имени стороны, от которой оно зависит, собирает или пытается собирать на этой территории информацию, имеющую военное значение, не считается лицом, занимающимся шпионажем, если оно не действует обманным путем или преднамеренно не прибегает к тайным методам. Более того, такое лицо не утрачивает свое право на статус военнопленного, и с ним не могут обращаться как со шпионом, если только оно не захвачено в то время, когда занималось шпионажем (ЖПI, ст. 46.3).

Лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, которое не проживает на территории, оккупированной противной стороной, и которое занимается шпионажем на этой территории, не утрачивает свое право на статус военнопленного, и с ним не могут обращаться как со шпионом, за исключением тех случаев, когда оно захвачено до того, как оно вновь присоединилось к вооруженным силам, к которым оно принадлежит (ЖПI, ст. 46.4).

Лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, попадающее во власть противной стороны в то время, когда оно занимается шпионажем, не имеет права на статус военнопленного, и с ним могут обращаться как со шпионом, однако, он будет пользоваться гуманным обращением, и в случае судебного преследования не будет лишаться своих прав на справедливый и нормальный суд (ЖIV, ст. 5).

Согласно обычному международному гуманитарному праву комбатанты, захваченные в плен во время занятий шпионской деятельностью в ходе международного вооруженного конфликта, не имеют права на статус военнопленного. Они не могут быть осуждены или подвергнуты наказанию без предварительного судебного разбирательства (Норма 107 Исследования о нормах обычного международного гуманитарного права, опубликованного МККК в 2005 году).

основные гарантииситуации и лица, не подпадающие под защиту МГП;оккупированные территориикомбатантвоеннопленные

Article également référencé dans la catégorie suivante :