Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Основные гарантии — это нормы, регулирующие защиту личного статуса каждого индивидуума, которые остаются применимыми при любых обстоятельствах. Они содержатся в международных конвенциях по правам человека в виде «неотъемлемых прав» в ситуации кризиса и внутреннего напряжения, а также в международном гуманитарном праве для ситуаций вооруженных конфликтов. Основные гарантии охватывают сразу два раздела международного права и по-разному трактуются в разных международных конвенциях в этой области.

Часто государства злоупотребляют этими расхождениями, чтобы лишить определенных лиц какой-либо защиты международного права, будь то права человека или международное гуманитарное право. Сегодня наблюдается тенденция унифицировать применение основных гарантий в отношении жертв нарушения внутреннего порядка и возникновения обстановки внутренней напряженности, а также вооруженных конфликтов, чтобы избежать образования юридических лакун, порождаемых буквальным толкованием права.

Такая унификация связана с изменением природы и форм вооруженных конфликтов, в которых все чаще участвуют трансграничные негосударственные вооруженные группы, а также множится число международных мероприятий в сфере безопасности, преследующих наряду с целью обеспечения безопасности другую цель: ведения военных действий.

В юридическом отношении в судебной практике международными судами признается комплементарное применение гуманитарного права и права в области прав человека, а также унификация толкования различных гарантий в ситуациях международных и немеждународных вооруженных конфликтов. Судебной практикой также подтверждается необходимость экстерриториального применения этих обязательств во всех ситуациях, когда государство осуществляет эффективный контроль над иностранными гражданами и чужой территорией, особенно в случае содержания под стражей или оккупации.

права человеканемеждународный вооруженный конфликтмеждународный вооруженный конфликтоккупированная территорияМеждународный СудЕвропейский суд по правам человека (ЕСПЧ)лишение свободы (заключение, содержание под стражей)

• В мирное время

В мирное время защита прав человека и основных свобод регламентирована на международном уровне большим количеством конвенций, которые, как правило, не могут полностью применяться во время вооруженных конфликтов. Эти конвенции гарантируют защиту и охрану всех лиц, независимо от их национальности, гражданства или статуса. Они являются обязательными для всех государств, которые их официально приняли. Если государство ратифицировало эти правовые инструменты, оно обязано включить содержащиеся в них положения в свое национальное право.

• В ситуации внутренних волнений и беспорядков

— Конвенции о защите прав человека продолжают применяться лишь в усеченном виде. Действительно, в ситуациях объявления чрезвычайного, особого или осадного положения общественные свободы оказываются ограничены нормами внутреннего законодательства. Вместе с тем прерогативы государства в отношении применения силы для поддержания общественного порядка и национальной безопасностиусиливаются. Тем не менее, в международных конвенциях о защите прав человека предусмотрен целый список основных правовых норм, каких-либо отступлений от которых не допускается в государствах ни при каких обстоятельствах. Речь идет о неотъемлемых и неотчуждаемых правовых нормах, императивных нормах, или juscogens. В конвенциях также предусмотрены процедуры, регламентирующие право на отступления. Основные стандарты в этой области были приняты в 1990 году в г. Турку (см. нарушения внутреннего порядка и обстановка внутренней напряженности).

— В то время как конвенции о защите прав человека в подобных ситуациях полностью применяться не могут, международное гуманитарное право также остается неприменимым до тех пор, пока интенсивность столкновений не позволит говорить о вооруженном конфликте. То есть, прежде чем требовать применения международного гуманитарного права в целом, необходимо, чтобы конфликт достиг определенного уровня интенсивности (вышел за пределы «отдельных и спорадических актов насилия»). И все же, несмотря ни на что, принципы, сформулированные в статье 3, общей для четырех Женевских конвенций, могут быть использованы, в частности, гуманитарными организациями.

• Во время вооруженных конфликтов:

— Основные гарантии, предусмотренные Женевскими конвенциями 1949 года, применимы ко всем лицам, которых можно отнести к тем или иным категориям покровительствуемых лиц. В Дополнительных протоколах 1977 года уточняется содержание этих основных гарантий как в случае международного вооруженного конфликта, так и в случае конфликта немеждународного характера.

— Неотъемлемые права, закрепленные конвенциями в области прав человека, применимы ко всем лицам и во всех ситуациях, включая экстерриториальное применение к лицам, находящимся под юрисдикцией или эффективным контролем соответствующего государства.

I. Неотъемлемые права человека.

• В конвенциях о защите прав человека предусмотрено определенное число прав, от соблюдения которых государства не могут отступить даже в критических ситуациях, во время чрезвычайного или особого положения. Каких-либо отступлений от таких норм не допускается. Они представляют собой последний оплот прав человека, применимых всегда, и в ситуациях нарушения внутреннего порядка, внутренней напряженности, и в ситуации вооруженного конфликта.

неприкосновенность правнеотчуждаемость пра

• Тем не менее, поскольку основные гарантии международного гуманитарного права зачастую изложены более подробно по сравнению с правами человека, предпочтительно в ситуации вооруженного конфликта ссылаться на Женевские конвенции с Дополнительными протоколами, а в неопределенных ситуациях «ни мира, ни войны», использовать как гуманитарное право, так и права человека.

• Эти неотъемлемые права и основные гарантии должны соблюдаться и защищаться при любых обстоятельствах. В целом они рассматриваются как нормы обычного права (ср. Нормы 87-99 Исследования о об обычном международном гуманитарном праве, опубликованного МККК в 2005 году). По этой причине данные нормы применимы даже в тех странах, которые не ратифицировали соответствующие международные договора.

международное правообычайправо естественное, позитивное, религиозное;права человека

Неотъемлемые права применимы в любое время, в любом месте и ко всем лицам.

• На международном уровне в статье 4.2 Международного пакта о гражданских и политических правах перечислены такие права человека, от соблюдения которых никаких отклонений не допускается и применение которых не может быть приостановлено ни при каких обстоятельствах. Речь идет о правах, предусмотренных в этом пакте в статьях 6, 7, 8.1, 8.2, 11, 15, 16, 18:

— статья 6 устанавливает неотъемлемое право каждого человека не быть произвольно лишенным жизни. Существует исключение: в странах, не отменивших смертной казни, человек может быть лишен права на жизнь, но исключительно в результате судебного решения, вынесенного компетентным судом. Казнь вне судебного приговора запрещается в любой ситуации;

— статья 7 запрещает пытки и жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство наказания или обращение и запрещает подвергать кого бы то ни было без его свободного согласия медицинским или научным опытам;

— статья 8 запрещает рабство, работорговлю во всех видах, а также принуждение к труду;

— статья 11 запрещает лишать кого-либо свободы лишь на том основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо договорное обязательство;

— статья 15 запрещает применять обратную силу уголовных законов;

— статья 16 предусматривает, что «каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности» в любых обстоятельствах.

— статья 18 предусматривает, что каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии, в том числе свободу исповедовать свою религию и убеждения. Запрещаются любые формы принуждения, «умаляющие его свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору».

• Те же права на региональном уровне были вновь утверждены в Американской конвенции о правах человека (принятой Организацией американских государств 22 ноября 1969) и в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (принятой Советом Европы 4 ноября 1950 года).

— В Американской конвенции (ст. 27) приводится перечень правовых норм, никаких отклонений от которых не допускается: право на признание правосубъектности (ст. 3), право на жизнь (ст. 4), право на гуманное обращение или свобода от пыток (ст.5), свобода от рабства (ст. 6), нераспространение обратной силы закона (ст. 9), свобода совести и религии (ст. 12), права семьи (ст. 17), право на имя (ст. 18), права ребенка (ст. 19), право на гражданство (ст. 20), право участия в государственном управлении (ст. 23), а также «основные правовые гарантии, необходимые для обеспечения защиты этих прав» (ст. 27);

— В Европейской конвенции (ст. 15) приводятся следующие правовые нормы, никаких отклонений от которых не допускается: право на жизнь (ст. 2), право на гуманное обращение (ст. 3, п. 1), свобода от рабства (ст. 4), нераспространение обратной силы закона (ст. 7).

В случае угрозы общественному порядку и/или национальной безопасности государства могут отступить от соблюдения других прав человека, не являющихся неотъемлемыми, таких как право на свободу и безопасность или право на свободу передвижения, а также от соблюдения прав, предусмотренных в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах. Тем не менее государства, желающие отступить от соблюдения этих прав, обязаны известить о своем намерении генерального секретаря своей организации (ООН, Совета Безопасности или Организации американских государств). Положение об обязательном извещении об отступлениях установлено в статье 4.3 Международного пакта о гражданских и политических правах, статье 15.3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и статье 27.3 Американской конвенции о правах человека.

Таким образом, чтобы воспользоваться правом отступления, государство должно следовать предусмотренным конвенциями процедурам извещения и обоснования своих действий. Национальные и некоторые международные суды уполномочены контролировать соразмерность введенных государством ограничений прав и требований национальной безопасности, на которые оно ссылается.

В этом контексте доктрина и судебная практика сходятся в том, что основные гарантии общей статьи 3 применимы также к ситуациям внутренних беспорядков. Этот логичный вывод следует из аналогии: абсурдно считать, что минимальные гарантии, действующие в качестве императивных норм в военное время, могут быть нарушены в мирное время.

права человека

II. Статья 3, общая для четырех женевских конвенций.

В статье сформулированы основные гарантии, предусмотренные для всех лиц, «выведенных из строя», то есть не принимающих или переставших принимать участие в военных действиях. Специфичность этой общей для всех четырех конвенций статьи 3 (впервые устанавливающей основные правовые принципы, регламентирующие вооруженные конфликты, не носящие международного характера) заключается в том, что в Конвенциях утверждается существование минимальных норм, которые должны соблюдаться во всех случаях. Начиная с 1977 года, наблюдается тенденция к расширению применения гуманитарного права к внутренним конфликтам. В настоящее время признается, что принципы, содержащиеся в этих положениях, применяются также и в ситуациях внутренних беспорядков и обстановке внутренней напряженности.

В статье 3 предусмотрено, что каждая из находящихся в конфликте сторон будет обязана применять, как минимум, следующие положения:

•  «Лица, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях, включая тех лиц из состава вооруженных сил, которые сложили оружие, а также тех, которые перестали принимать участие в военных действиях вследствие болезни, ранения, задержания или по любой другой причине, должны при всех обстоятельствах пользоваться гуманным обращением без всякой дискриминации по причинам расы, цвета кожи, религии или веры, пола, происхождения или имущественного положения или любых других аналогичных критериев.

С этой целью запрещаются и всегда и всюду будут запрещаться следующие действия в отношении вышеуказанных лиц:

— посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания;

— взятие заложников;

— посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение;

— осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного законно учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными нациями.

• Раненых и больных будут подбирать, и им будет оказана помощь. Беспристрастная гуманитарная организация, такая как МККК, может предложить свои услуги сторонам, находящимся в конфликте» (Ж I– Ж IV, ст. 3 общая).

Общая статья 3 признана на сегодняшний день нормой международного обычного права. Действительно, во многих решениях международных судов признается, что эта статья содержит минимальные стандарты гуманности, обязательные для применения в любой ситуации. Ограничительные толкования области применения статьи 3, пытающиеся ограничить сферу ее применения немеждународными вооруженными конфликтами или исключительно границами национальной территории, были отвергнуты. Очевидно также, что эта статья применима в случае конфликтов с участием негосударственных вооруженных групп, действующих на нескольких территориях, транснационально. В общей статье 3 нашли свое отражение основные императивные минимальные гарантии, касающиеся обращения с лицами, не участвующими или переставшими участвовать в сражениях. В ней также содержатся минимальные императивные судебные гарантии для любого лица, оказавшегося под властью неприятельской стороны. Эти обязательства должны выполняться в обязательном порядке даже по отношению к лицам, входящим в негосударственные или террористические вооруженные группы. Эта норма, относящаяся к обычному праву и имеющая императивный характер, не требует соблюдения принципа взаимности и распространяется на негосударственные субъекты, не подписывавшие конвенций. Верховный суд США осудил ограничительное толкование статьи 3 американскими властями, пытавшимися таким образом отказать заключенным базы Гуантанамо, задержанным в ходе войны с терроризмом, в судебных гарантиях и гарантиях содержания под стражей, содержащихся в этой статье. (См. ниже судебная практика)

немеждународный вооруженный конфликтобычаймеждународное гуманитарное право (раздел II.2 с полным текстом статьи 3)Международный Суд

III. Все остальные основные гарантии международного гуманитарного права.

Особенность четырех Женевских конвенций заключается в том, что они оперируют категориями. В них содержится определение применимых минимальных норм обращения с покровительствуемыми лицами в разного рода конфликтных ситуациях. В результате, основные гарантии зависят от того, кого надлежит защищать: раненых, больных, потерпевших кораблекрушение, военнопленных или гражданских лиц. Эти основные гарантии государства обязаны соблюдать по отношению к гражданам противной стороны и в целом к жертвам конфликта. В Дополнительных протоколах 1977 года используется термин «жертвы конфликтов», позволяющий включить жертв немеждународных конфликтов и расширить защиту, выходя за пределы национальной принадлежности жертв или вооруженного субъекта. Во время вооруженного конфликта государство должно в отношении своих собственных граждан придерживаться своих обязательств и соблюдать основные гарантии, предусмотренные конвенциями в области прав человека. Эти обязательства распространяются на территории и иностранных граждан, над которыми государство имеет эффективный контроль.

права человекамеждународное гуманитарное право

Преимущество такого подхода заключается в том, что утверждаются определенные права и правовые нормы, специально предназначенные для защиты отдельных лиц от специфической угрозы, связанной либо с их конкретным качеством, либо с характером ситуации. Но в то же время, недобросовестное применение этих норм может привести к отказу или к задержке предоставляемой защиты, когда ставится под сомнение качество покровительствуемых лиц или квалификация ситуации.

Следовательно, необходимо исходить из такого общего минимума, который может применяться всегда, с той оговоркой (статья 3), что будут применяться меры более протекционистского толка.

В отношении особых гарантий см. соответствующие рубрики:

лишение свободы (заключение, содержание под стражей)ребенокженщинавоеннопленныераненые и больныесудебные гарантиичрезвычайная помощьзащитапокровительствуемые лица

В дополнение к приведенным выше гарантиям, предусмотренным в общей статье 3, в двух Дополнительных протоколах 1977 года четко сформулированы гарантии, предоставляемые жертвам внутренних и международных вооруженных конфликтов.

1. Основные гарантии для жертв международных вооруженных конфликтов (МВК)

• Дополнительный протокол I применим в отношении жертв международных вооруженных конфликтов. В нем, в частности, усилена защита, которую обязана обеспечить сторона, участвующая в конфликте, гражданам противной стороны. Его задача — унифицировать фундамент минимальных прав, гарантируемых всем жертвам таких конфликтов. Таким образом, содержащиеся в нем положения применяются лишь в случае, когда другими положениями данного Протокола или Женевских конвенций не предусмотрено более благоприятных мер в отношении обращения с этими лицами. Что касается видов категорически запрещенного поведения, в Протоколе I определение пыток расширено, в него включены психологические пытки и добавлены указания на сексуальные преступления. В нем также подробно изложены всесторонние судебные гарантии.

судебные гарантии

• ЖП I, статья 75

«1. В той мере, в которой их затрагивает ситуация, указанная в статье 1 настоящего Протокола, с лицами, находящимися во власти стороны, участвующей в конфликте, и не пользующимися более благоприятным обращением в соответствии с Конвенциями или в соответствии с настоящим Протоколом, при всех обстоятельствах обращаются гуманно, и они, как минимум, пользуются защитой, предусматриваемой в настоящей статье, без какого-либо неблаго-приятного различия, основанного на признаках расы, цвета кожи, пола, языка, религии или вероисповедания, политических или иных убеждений, националь-ного или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного статуса, или на каких-либо других подобных критериях. Каждая сто-рона должна с уважением относиться к личности, чести, убеждениям и религиозным обрядам всех таких лиц.

«2. Запрещаются и будут оставаться запрещенными в любое время и в любом месте следующие действия, независимо от того, совершают ли их представители гражданских или военных органов:

а) насилие над жизнью, здоровьем и физическим или психическим состоя-нием лиц, в частности:

  1. убийство;

ii)пытки всех видов, будь то физические или психические;

iii)телесные наказания; и

  1. увечья;
  1. надругательство над человеческим достоинством, в частности, унизи-тельное и оскорбительное обращение, принуждение к проституции или непристойное посягательство в любой его форме;

с)взятие заложников;

  1. коллективные наказания; и
  2. угрозы совершить любое из вышеуказанных действий.

«3. Любое лицо, подвергшееся аресту, задержанию или интернированию за действия, связанные с вооруженным конфликтом, должно быть без промедления информировано на понятном ему языке о причинах принятия таких мер. За исключением случаев ареста или задержания за уголовные правонаруше-ния, такие лица должны быть освобождены в кратчайший срок и в любом случае, как только обстоятельства, оправдывающие арест, задержание или интернирование, прекратили свое существование.[…]» (ЖП I, ст. 75).

2. Основные гарантии для жертв немеждународных вооруженных конфликтов

• Дополнительный протокол II 1977 года дополняет защиту, изначально предусмотренную в статье 3 конвенций 1949 года, для применения ко всем внутренним вооруженным конфликтам.

Он касается защиты жертв «Высокой Договаривающейся Стороны между ее вооруженными силами и антиправительственными вооруженными силами или другими организованными вооруженными группами, которые, находясь под ответственным командованием, осуществляют такой контроль над частью ее территории, который позволяет им осуществлять непрерывные и согласованные военные действия и применять настоящий Протокол» (ЖП II, ст. 1.1).

Он не применяется в случаях нарушения внутреннего порядка и возникновения обстановки внутренней напряженности, таким, как беспорядки, отдельные и спорадические акты насилия и иные акты аналогичного характера, поскольку таковые не являются вооруженными конфликтами(ЖП II, ст. 1.2).

В Дополнительном протоколе II сформулированы гарантии, которые государство, оказавшееся в ситуации внутреннего конфликта, должно обеспечить своим собственным гражданам. Кроме прочего, он укрепляет фундаментальные права детей и защиту от сексуального насилия и рабства.

• Дополнительный протокол II, Статья 4, Основные гарантии:

«1. Все лица, не принимающие непосредственного участия или прекратившие принимать участие в военных действиях, независимо от того, ограничена их свобода или нет, имеют право на уважение своей личности, своей чести, своих убеждений и своих религиозных обрядов. При всех обстоятельствах с ними обращаются гуманно и без какого-либо неблагоприятного различия. Запрещается отдавать приказ не оставлять никого в живых.

«2. Без ущерба общим положениям, указанным выше, запрещаются и будут оставаться запрещенными в любое время и в любом месте следующие действия в отношении лиц, упомянутых в пункте 1:

а) посягательство на жизнь, здоровье, физическое и психическое состояние лиц, в частности, убийства, а также такое жестокое обращение, как пытки, нанесение увечий или любые формы телесных наказаний;

  1. коллективные наказания;

с) взятие заложников;

  1. акты терроризма;
  2. надругательство над человеческим достоинством, в частности, унизительное и оскорбительное обращение, изнасилование, принуждение к проституции или непристойное посягательство в любой форме;
  3. рабство и работорговля во всех их формах;
  4. грабеж;
  5. угрозы совершить любое из вышеуказанных действий.

«3. Детям обеспечиваются необходимые забота и помощь и, в частности:

а) они получают образование, включая религиозное и нравственное воспитание, согласно пожеланиям их родителей или, в случае отсутствия родителей, тех лиц, которые несут ответственность за попечение над ними;

  1. принимаются все необходимые меры для содействия воссоединению временно разъединенных семей;

с) дети, не достигшие пятнадцатилетнего возраста, не подлежат вербовке в вооруженные силы или группы и им не разрешается принимать участие в военных действиях;

  1. особая защита, предусматриваемая настоящей статьей в отношении детей, не достигших пятнадцатилетнего возраста, продолжает применяться к ним, если они принимают непосредственное участие в военных действиях, вопреки положениям подпункта с), и попадают в плен;
  2. в случае необходимости и по возможности с согласия их родителей или лиц, отвечающих за попечение над ними, принимаются меры для временной эвакуации детей из района военных действий в более безопасный район внутри страны, при этом обеспечивается сопровождение их лицами, ответственными за их безопасность и благополучие».

•  В статье 5 Дополнительного протокола IIпредусматривается, что в отношении лиц, свобода которых была ограничена по причинам, связанным с вооруженным конфликтом, независимо от того, интернированы они или задержаны, должны, как минимум, соблюдаться дополнительные гарантии, в дополнение к перечисленным в положениях статьи 4.

лишение свободы (заключение, содержание под стражей)

• Основные гарантии, предусмотренные для раненых и больных, а также для медицинского и духовного персонала, сформулированы в статьях 7–12.

медицинская миссия

• Общие гарантии для гражданского населения содержатся в статьях 13–18.

гражданское население

•  И, наконец, для того, чтобы обеспечить соблюдение общих гарантий, в статье 6 представлены судебные гарантии.

судебные гарантии

3. Основные гарантии в обычном международном гуманитарном праве

Исследование об обычном международном гуманитарном праве, опубликованное МККК в 2005 году, повторяет основные гарантии, закрепленные в Женевских конвенциях 1949 году и в Дополнительных протоколах 1977 года. В этих нормах унифицируется содержание гарантий защиты, предоставляемой жертвам международных и немеждународных вооруженных конфликтов. Тем самым они служат минимальной основой для всех ситуаций вооруженных конфликтов, независимо от споров об их типе или от того, подписали ли конвенции и протоколы стороны, находящиеся в конфликте. Безусловно, государства-участники конвенций и протоколов остаются дополнительно связаны своими договорными обязательствами.

Из 161 нормы обычного международного гуманитарного права в категорию общих основных гарантий попало 19 (Нормы 87-105).

Норма 87: С гражданскими лицами и лицами, вышедшими из строя, следует обращаться гуманно.

Норма 88: При применении международного гуманитарного права запрещается проводить неблагоприятное различие, основанное на признаках расы, цвета кожи, пола, языка, религии или вероисповедания, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного статуса или на каких-либо других подобных критериях.

Норма 89: Убийство запрещено.

Норма 90: Запрещаются пытки, жестокое или бесчеловечное обращение и посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение.

Норма 91: Телесные наказания запрещены.

Норма 92: Запрещается наносить увечья, а также проводить медицинские или научные эксперименты или какие-либо иные медицинские процедуры, которые не требуются по состоянию здоровья соответствующего лица и не соответствуют общепринятым медицинским нормам.

Норма 93: Изнасилование и другие формы сексуального насилия запрещены.

Норма 94: Запрещаются рабство и работорговля во всех их формах.

Норма 95: Запрещен невозмещаемый или унизительный принудительный труд.

Норма 96: Взятие заложников запрещается.

Норма 97: Запрещается использование живого щита.

Норма 98: Насильственные исчезновения запрещены.

Норма 99: Запрещается произвольное лишение свободы.

Норма 100: Никто не может быть осужден или приговорен иначе, как в результате справедливого судебного разбирательства, предоставляющего все основные судебные гарантии.

Норма 101: Никто не может быть обвинен в совершении уголовного преступления или осужден за него на основании любого действия или упущения, которые не представляли собой уголовное преступление в соответствии с нормами национального законодательства или международного права, действовавшими на момент совершения этого действия или упущения; равным образом не может налагаться более суровое наказание, чем то, которое было применимо в то время, когда было совершено данное уголовное преступление.

Норма 102: Никто не может быть осужден за преступление, кроме как на основе личной (индивидуальной) уголовной ответственности.

Норма 103: Коллективные наказания запрещаются.

Норма 104: Убеждения и религиозные обряды гражданских лиц и лиц, вышедших из строя, должны пользоваться уважением.

Норма 105: Семейная жизнь должна пользоваться уважением, насколько это возможно.

Основные гарантии были также определены для конкретных категорий населения и жертв:

Больные и раненые (Нормы 109-111)

Лица, лишенные свободы (Нормы 118-128)

Перемещенные лица (Нормы 129-133)

Прочие лица, находящиеся под особой защитой (Нормы 134-138)

Медицинский персонал, священнослужители и персонал, оказывающий гуманитарную помощь (Нормы 25-32)

Судебная практика

  • Верховный суд США, № 05-184, Салим Ахмед Хамдан против Дональда Рамсфелда, Министра обороны, 29 июня 2006 года, с.65-69 (Salim Ahmed Hamdan, Petitioner, v. Donald H. Rumsfeld, Secretary of Defense, et. Al. on writ of certiorari to the United States of Appeals for the District of Columbia Circuit) [текстпостановлениядоступентольконаанглийскомязыке].

“The conflict with al Qaeda is not, according to the Government, a conflict to which the full protections afforded detainees under the 1949 Geneva Conventions apply because Article 2 of those Conventions (which appears in all four Conventions) renders the full protections applicable only to “all cases of declared war or of any other armed conflict which may arise between two or more of the High Contracting Parties. (…) Since Hamdan was captured and detained incident to the conflict with al Qaeda and not the conflict with the Taliban, and since al Qaeda, unlike Afghanistan, is not a “High Contracting Party”, i.e., a signatory of the Conventions, the protections of those Conventions are not, it is argued, applicable to Hamdan. (…) We need not decide the merits of this argument because there is at least one provision of the Geneva Conventions that applies here even if the relevant conflict is not one between signatories. Article 3, often referred to as Common Article 3 because, like Article 2, it appears in all four Geneva Conventions, provides that in a “conflict not of an international character occurring in the territory of one of the High Contracting Parties, each Party to the conflict shall be bound to apply, as a minimum,” certain provisions protecting “[p]ersons taking no active part in the hostilities, including members of armed forces who have laid down their arms and those placed hors de combat by … detention.” (…) One such provision prohibits “the passing of sentences and the carrying out of executions without previous judgment pronounced by a regularly constituted court affording all the judicial guarantees which are recognized as indispensable by civilized peoples.” (…)The Court of Appeals thought, and the Government asserts, that Common Article 3 does not apply to Hamdan because the conflict with al Qaeda, being “international in scope” does not qualify as a “conflict not of an international character.” (…) That reasoning is erroneous. The term “conflict not of an international character” is used here in contradiction to a conflict between nations. So much is demonstrated by the “fundamental logic [of] the Convention’s provisions on its application”. (…) Common Article 2 provides that “the present Convention shall apply to all cases of declared war or of any other armed conflict which may arise between two or more of the High Contracting Parties.” (…) High Contracting Parties (signatories) also must abide by all terms of the Conventions vis-à-vis one another even if one party to the conflict is a non-signatory “Power,” and must so abide vis-à-vis the non-signatory if “the latter accepts and applies” those terms. (…) Common Article 3, by contrast, affords some minimal protection, falling short of full protection under the Conventions, to individuals associated with neither a signatory nor even a non-signatory “Power” who are involved in a conflict “in the territory of” a signatory. The latter kind of conflict is distinguishable from the conflict described in Common Article 2 chiefly because it does not involve a clash between nations (whether signatories or not). In context, then, the phrase “not of an international character” bears its literal meaning. (…) Although the official commentaries accompanying Common Article 3 indicate that an important purpose of the provision was to furnish minimal protection to rebels involved in one kind of conflict not of an international character, i.e., a civil war, (…) the commentaries also make clear that the scope of the Article must be as wide as possible. (…) In fact, limiting language that would have rendered Common Article 3 applicable especially [to] cases of civil war, colonial conflicts, or wars of religion, was omitted from the final version of the Article, which coupled broader scope of application with a narrower range of rights than did earlier proposed iterations. (…) Common Article 3, then, is applicable here and, as indicated above, requires that Hamdan be tried by a .regularly constituted court affording all the judicial guarantees which are recognized as indispensable by civilized peoples. (…) While the term “regularly constituted court” is not specifically defined in either Common Article 3 or its accompanying commentary, other sources disclose its core meaning. The commentary accompanying a provision of the Fourth Geneva Convention, for example, defines “regularly constituted” tribunals to include “ordinary military courts” and “definitely exclud[e] all special tribunals” (…).[Доступен только английский текст. – Прим. перев.]

Библиография

ХЕНКЕРТС Ж.-М., ДОСВАЛЬД-БЕК Л. Обычное международное гуманитарное право. Том I. Нормы. Перевод с английского. МККК, Москва, 2006, 818 с. (См. также Henckaerts J.-M. and L. Doswald-Beck Customary International Humanitarian Law, International Committee of the Red Cross. Volume 1: Rules. Volume 2 (in 2 books): Practice. Cambridge University Press, 2005, 689p).

ХЭМПСОН Ф. Дж. Взаимоотношения международного гуманитарного права и права

прав человека с точки зрения договоров по правам человека, Международный журнал Красного

Креста, № 871, сентябрь 2008 г., с. 93—126 (См. также HAMPSON F.J., “the relationship between international humanitarian law and human rights law from the perspective of a human rights treaty body » International Review of the Red Cross, n° 871, September 2008, pp.549- 627)

EIDE A., ROSAS A., MERRON T., « Current development: combating lawlessness in gray zone conflicts through minimum humanitarian standards », American Journal of International Law, 89, 1995, p. 215.

FAVOREU L., Droit des libertés fondamentales, Précis Dalloz, Paris, 2002, 530 p.

FRITZPATRICK J., Human Rights in Crisis. The International System for Protecting Rights during States of Emergency, University of Pennsylvania Press, 1994.

ICRC, Commission on Human Rights. Fundamental Standards of Humanity. Geneva, avril 2000.

PETRASEK D., « Current development: moving forward on the development of minimum humanitarians standards », American Journal of International Law, 92, 1998, p. 557.

PLATTNER D., « International humanitarian law and inalienable or non-derogable human rights », in Non derogable rights and states of emergency, Bruylant, Brussels, 1996, p. 349-363.

PREMONT D. (éd.), Non derogable rights and states of emergency, Bruylant, Brussels, 1996.

PELIC J., “The protective scope of common article 3: more than meets for the eye”, International Review of the Red Cross, n°881, March 2011, pp.1-37