Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Это исключительный механизм уголовного права, предусмотренный в 1949 году четырьмя Женевскими конвенциями для преследования за совершение особо тяжких преступлений. Универсальная юрисдикция позволяет привлекать к ответственности лицо, подозреваемое в серьезном нарушении гуманитарного права, в любом суде или трибунале любой страны. Данная система позволяет также восполнить пробел в случае отсутствия компетентных и эффективных международных судебных органов.

Этот принцип применяется ко всем серьезным нарушениям Женевских конвенций, в большинстве случаев входящих в категорию военных преступлений или преступлений против человечности. Тем не менее, определения этих преступлений, содержащиеся в различных международных и национальных документах, применяемых в мирное время или в ситуациях конфликта, полностью не совпадают.

военное преступление — преступление против человечности

Государства могут прибегать к универсальной юрисдикции в случае других конкретных преступлений, предусмотренных положениями других конвенций, таких как пытки, работорговля, захват или угон самолетов и некоторые террористические акты. Право государств наделять свои национальные суды универсальной юрисдикцией в отношении военных преступлений стало нормой обычного права (Норма 157 Исследования об обычном международном гуманитарном праве, опубликованного МККК в 2005 году).

Общепризнанные принципы уголовного права ограничивают юрисдикцию судов какой-либо страны преступлениями, которые были совершены на национальной территории, либо теми, жертва или виновник которых являются ее гражданами. Природа военных преступлений и преступлений против человечности, а также обстоятельства, при которых они были совершены, затрудняют их рассмотрение и осуждение на территории страны, где они были совершены.

Принятие 17 июля 1998 года Римского статута Международного уголовного суда для рассмотрение наиболее тяжких преступлений, таких как геноцид, преступления против человечности, военные преступления, преступление агрессии, не позволяет отправлять правосудие в многочисленных ситуациях серьезных нарушений гуманитарного права. Статут, вступивший в силу 1 июля 2002 года, ограничил юрисдикцию Международного уголовного суда. Он содействует обеспечению взаимодополняемостинациональных судов ввиду необходимости усилить потенциал национальных судебных органов.

Международный уголовный суд

На основании универсальной юрисдикции

  • В целом, жертвы военных преступлений, преступлений против человечности и пыток могут обращаться с жалобой в национальные суды других государств, на основании универсальной юрисдикции, предусмотренной четырьмя Женевскими конвенциями 1949 г. и Женевской конвенцией против пыток 1984 г. В настоящее время эта процедура является наиболее эффективным средством правовой защиты для пресечения на международном уровне наиболее тяжких преступлений.
  • Тем не менее, такие жалобы могут оставаться без последствий, если соответствующие страны не приведут свое законодательство в соответствие с этим международным обязательством. В Уголовный кодекс и в УПК каждой страны должны быть внесены специальные положения с тем, чтобы система правовой помощи национальных судов стала действительно эффективной.
  • Совет Безопасности ООН обратился к государствам с просьбой адаптировать свое внутреннее законодательство для включения в него принципа универсальной юрисдикции с целью пресечения нарушений гуманитарного права (заявление Председателя Совета Безопасности от 12 февраля 1999 г.). Генеральный секретарь ООН сформулировал ту же просьбу в своем докладе о защите гражданского населения в ходе вооруженных конфликтов, сделанном 8 сентября 1999 г.
  • Некоторые страны, в основном члены Европейского Союза (а также некоторые другие, например, Швейцария и Канада), привели свое национальное законодательство в соответствие с этим обязательством. Другие государства, в частности Франция или США, проявляют определенную сдержанность в этом вопросе.
  • В большинстве стран для того, чтобы была задействована юрисдикция судебных инстанций, необходимо присутствие преступника на национальной территории.

Для того чтобы отсутствие международных трибуналов не вело к безнаказанности исполнителей таких преступлений, государства-участники Женевских конвенций обязались участвовать в розыске, преследовании и наказании лиц, совершивших военные преступления и преступления против человечности.

Таким образом, Женевские конвенции налагают на все подписавшие их государства следующие обязательства:

— разыскивать лиц, подозреваемых в совершении или в отдаче приказа о совершении того или иного серьезного нарушения,

— передавать их дело на рассмотрение своим собственным судов, вне зависимости от гражданства подсудимых,

— или же передавать их для суда другой договаривающейся стороне, заинтересованной в судебном преследовании, если она представила доказательства, дающие достаточные основания для обвинения лиц, подозреваемых в совершении преступления (ЖКI, ст. 49; ЖКII, ст. 50; ЖКIII, стр. 129; ЖКIV, ст. 146).

Эти меры являются гораздо серьезнее обычной правовой и судебной взаимной помощи, предусмотренной между государствами для того, чтобы преступники не могли избегнуть уголовного преследования путем пересечения границ. Правовая взаимопомощь обычно предполагает выбор: судить или экстрадировать. Гуманитарное право добавляет к этому обязательство активно разыскивать преступников. Оно требует также гарантий обеспечения того, что экстрадиция не станет синонимом безнаказанности для предполагаемого преступника.

Принцип универсальной юрисдикции составляет сегодня наиболее эффективную процедуру наказания на международном уровне. Он предназначен для наиболее тяжких преступлений и был включен в Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятую в Нью-Йорке 10 декабря 1984 года. Следовательно, жертвы пыток могут иметь возможность обращаться в суды иностранного государства при условии, что обвиняемое лицо находится на его территории и что это государство привело свое внутреннее законодательство в соответствие международным нормам.

пытка

  • В международном праве предусмотрены также механизмы судебной взаимопомощи и экстрадиции для облегчения борьбы с преступлениями.

Взаимная правовая помощь

Библиография

ГРАДИЦКИЙ Т., Личная уголовная ответственность за нарушение международного гуманитарного права, применяемого в ситуации немеждународного вооруженного конфликта, Международный журнал Красного Креста. Март 1998, № 20. С. 35-68.

BASSIOUNI C., Aut Dedere Aut Judicare, Martinus Nijhoff, La Haye, 1995.

PEYRO LLOPIS A., La Compétence universelle en matière de crimes contre l’humanité, Bruylant, coll. du CREHDO, 2003, 178 p.

« Portée et application du principe de compétence universelle. Déclaration du CICR aux Nations Unies, 2011 ». Доступно по ссылке http://www.icrc.org/fre/resources/documents/statement/united-nations-universal-jurisdiction-statement-2011-10-12.htm

PRADELLE DE LA G., « La compétence universelle », in Droit international pénal, sous la dir. de ASCENSIO H., DECAUX E. et PELLET A., Pedone, 2000, 1 053 p., p. 905-918.

XAVIER P., « The principles of universal jurisdiction and complementarity : how do the two principles intermesh », Revue internationale de la Croix-Rouge, Volume 88, n°862, juin 2006, pp. 375-398

Article également référencé dans les 2 catégories suivantes :