Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Речь идет об объекте, который в силу своего характера, расположения, назначения или использования вносит эффективный вклад в военные действия и полное или частичное разрушение, захват или нейтрализация которого при существующих в данный момент обстоятельствах дает явное военное преимущество (ЖПI, ст. 52 и Норма 8 исследования о нормах обычного МГП, опубликованного МККК в 2005 году).

Определение военных объектов является важнейшим элементом механизма защиты гражданских лиц во время конфликта.

Определение содержит два дополнительных условия:

  • характер, расположение, назначение и использование объекта должны вносить эффективный вклад в военные действия. Гражданский или военный характер объекта зависит от эффекта, который он оказывает на развитие военных действий.
  • полное или частичное разрушение, захват или нейтрализация объекта должны давать явное военное преимущество. Нападения на объекты, которые не дают определенных или необходимых преимуществ, являются незаконными.
  • В случае сомнения объект, который обычно предназначен для гражданских целей (место отправления культа, жилой дом, школа), считается не использующимся для эффективной поддержки военных действий (ЖПI, ст. 52.3). Это означает, что в случае нападения необходимо будет предоставить доказательство эффективной поддержки военных действий при помощи данного объекта.
  • Во всех случаях гуманитарное право обязывает военных командиров принимать всевозможные меры предосторожности при нападении для обеспечения защиты гражданского населения (ЖПI, ст. 57).
  • Эти предосторожности заключаются, в частности, в проверке военного назначения объектов нападения и в ограничении ущерба, наносимого мирным жителям соразмерным использованием силы.
  • Запрещаются нападения, не направленные на конкретные военные объекты, равно как и те, в которых используются средства и методы ведения военных действий, которые не могут быть направлены на конкретный военный объект или которые поражают без различия военные объекты и гражданских лиц или и их имущество (ЖП, ст. 51.4).
  • В дополнение к этому, присутствие или передвижение гражданского населения не должно использоваться для защиты определенных пунктов или районов от военных действий, в частности, в ходе попыток защитить военные объекты от нападения (ЖПI, ст. 51.7).
  • Запрещается нападение на инженерные сооружения и установки, содержащие опасные силы (плотины, дамбы, атомные электростанции), даже если они являются военными объектами (ЖПI, ст. 56; ЖПII, ст. 15).

Существуют определенные трудности относительно гражданского имущества (дороги, школы, заводы, электростанции, радиостанции и телестанции и т. д.), которое временно эксплуатируется в военных целях и одновременно используется гражданским населением и вооруженными силами. В этом случае мы говорим о двойном назначении, и если данные объекты подпадают под оба критерия определения и некоторые дополнительные условия, они могут быть отнесены к законным объектам нападения. Дополнительные условия определяются обязательством принятия мер предосторожности до нападения на такие объекты для того, чтобы эвакуировать гражданское население и удостовериться в соразмерности нападения и ущерба, нанесенного лицам, не являющимся комбатантами.

нападениесоразмерность (пропорциональность)

При этом довольно сложно убедиться в том, что разрушение объекта производится в связи с его военным назначением, а не с целью терроризировать население.

Судебная практика

В ходе проверки законности воздушной кампании НАТО против Сербии МТБЮ дал определение военного объекта и представил некоторые сведения о нем (МТБЮ: Заключительный доклад Прокурору Комитета по расследованию бомбардировки НАТО Федеративной Республики Югославия от 8 июня 2000 г., § 36-37, 42) (http://www.un.org/icty/pressreal/ nato061300.htm). МТБЮ подтвердил, что наиболее широкое признание получило определение военного объекта, предложенноев статье 52 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям.

Данное определение содержит два элемента: а) характер, расположение, назначение и использование данного объекта должны вносить эффективный вклад в военные действия, и б) полное или частичное разрушение, захват или нейтрализация которого при существующих в данный момент обстоятельствах дает явное военное преимущество. Данное определение дает возможность информированным и объективным наблюдателям (и всем лицам, принимающим решения во время конфликта) определить военное назначение объекта. В самых простых ситуациях определить статус объекта не составляет труда, однако в ситуациях с имуществом двойного, т.е. гражданского и военного назначения одновременно (системы коммуникаций, транспортные системы, нефтехимические комплексы, некоторые типы заводов), мнения могут расходиться. Применение определения может также зависеть от масштабов и целей конфликта. Такие масштабы и цели могут изменяться в ходе развития конфликта..

МТБЮ дал определение объекта двойного назначения и установил законность нападения в случае бомбардировки сербской телерадиостанции силами НАТО. МТБЮ еще раз подтвердил, что дух гражданского населения не является военным объектом. Он уточнил, что если средства массовой информации используются для подстрекательства к совершению преступления, как в Руанде, они являются законными объектами нападения. Однако если они используются только а целях агитации для призыва к поддержке боевых действий, они не относятся к законным объектам нападения (§ 47,55,74, 76).

МТБЮ заключил, что,несмотря на то, что определение, данное в Дополнительном протоколе I к Женевским конвенциям, не лишено недостатков, в нем присутствуют новые критерии для определения законности каждого нападения.

МТБЮ подтвердил, что данное определение считается неотъемлемой частью обычного права. Как следствие, оно является обязательным и для стран, не ратифицировавших Протокол I.

По делу Бласкича МТБЮ постановил, что присутствия среди гражданского населения военных лиц, оказывающих сопротивление во время нападения, недостаточно ни для того, чтобы лишить гражданское население статуса общей защиты, ни для того, чтобы деревня, в которой были обнаружены данные вооруженные лица, стала считаться военным объектом.

(Blaškić IT-95-14, судебное решение от 3 марта 2000, § 401, 509–510).

Принимая решение по поводу нападения на деревню Ахмичи, Трибунал подчеркнул, что «даже если можно установить, что среди мусульманского населения деревни Ахмичи присутствовали не только гражданские, но и военные лица, это никоим образом не оправдывает массированное и неизбирательное нападение на гражданских лиц» (Kupreškić et al. IT-95-16, 14.01.2000, § 513).

См. также

методы ведения войнынападениеобъекты, находящиеся под защитойпокровительствуемые лицаобязанности командироввоенная необходимостьживой щитсоразмерность (пропорциональность)террор

БИБЛИОГРАФИЯ

МУЛИНЕН, Ф. де, Право войны: руководство для вооруженных сил (перевод с французского). 2-еизд., испр.. Москва: МККК, 1999. (См. также MULINEN F. de, Manuel sur le droit de la guerre pour les forces armées, Annexe 1, CICR, Genève, 1989, p. 13-14).

Article également référencé dans les 3 catégories suivantes :