Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

В Женевских конвенциях 1949 года и в Дополнительных протоколах к ним 1977 года эттим термином обозначаются лица, которые назначены на постоянной или временной основе исключительно для медицинских задач, а именно:

— для розыска, подбирания, транспортировки, установления диагноза или лечения раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение;

— для профилактики заболеваний;

— для административно-хозяйственного обеспечения медицинских формирований или для работы на санитарно-транспортных средствах и для их административно-технического обеспечения.

  • Медицинский персонал включает медицинский персонал стороны, находящейся в конфликте, как военный, так и гражданский, а также персонал международных организаций по оказанию помощи и персонал организаций гражданской обороны. Речь идетравным образом о персонале медицинских формирований или санитарно-транспортных средств, т. е учреждений типа госпиталей и других аналогичных структур, созданных для медицинских целей, а именно, для розыска, подбирания, транспортировки, установления диагноза или лечения, включая оказание первой помощи, раненых и больных, а также для профилактики заболеваний (ЖПI, ст. 8).

Умышленное нанесение ударов по медицинскому персоналу во время вооруженного конфликта международного или немеждународного характера составляет военное преступление согласно Статуту Международного уголовного суда (статут, ст. 8.2.b. xxiv.ст. 8.2.е.ii). Также, если такое нападение имеет место во время международного вооруженного конфликта, оно считается серьезным нарушением Женевских конвенций.

  • Гуманитарное право предусматривает различные положения, относящиеся к медицинскому персоналу и имеющие целью обеспечить работу медицинских служб в период вооруженного конфликта:
  1. Медицинский персонал в любых обстоятельствах пользуется уважением и защитой (ЖI, ст. 24; ЖII, ст. 36; ЖIV, ст. 20; ЖПI, ст. 15; ЖПII, ст. 9).
  2. Он имеет право носить отличительный знак Красного Креста и должен иметь при себе специальное удостоверение личности, снабженное отличительным знаком (ЖI, ст. 40 и 41; ЖII, ст. 42; ЖIV, ст. 20; ЖПI, ст. 18; ЖПII, ст. 12).
  3. Он пользуется тем же покровительством что и гражданское население (ЖIV, ст. с 27 по 141), однако имеет более широкие права, позволяющие ему выполнять свои обязанности, несмотря на вооруженный конфликт.
  4. Он получает всяческую помощь с тем, чтобы он мог выполнять свои гуманитарные функции наилучшим образом, и он не может принуждаться к выполнению задач, несовместимых с его гуманитарной миссией (ЖПI, ст. 15; ЖПII, ст. 9).
  5. Никто не может требовать, чтобы при выполнении своих функций этот персонал отдавал предпочтение какому-либо лицу, кроме как по соображениям медицинского характера (ЖПI, ст. 15; ЖПII, ст. 9). Как правило, право реквизиции имущества, персонала, оборудования и санитарно-транспортных средств может осуществляться лишь в случае крайней необходимости. Специальные положения, содержащиеся в Женевских конвенциях и в Дополнительных протоколах, ограничивают ситуации, в которых допускается такая реквизиция (ЖI, ст. с 33 по 35; ЖIV, ст. 57; ЖПI, ст. 14). Такая реквизиция может быть произведена оккупирующей державой лишь в случае крайней необходимости и лишь при условии, чтобы «затронутые такой реквизицией медицинские нужды гражданского населения, а также нужды раненых и больных, проходящих лечение, продолжали удовлетворяться».
  6. Медицинский персонал имеет доступ в любое место и пользуется свободой передвижения для подбирания раненых и больных. Стороны, находящиеся в конфликте, обязуются оказывать помощь медицинской миссии и не должны препятствовать медицинскому персоналу в выполнении его обязанностей (ЖIV, ст. 56).
  7. Гражданский медицинский персонал имеет доступ в любое место, где его услуги являются необходимыми, при условии соблюдения таких мер контроля и безопасности, которые заинтересованная сторона, находящаяся в конфликте, может счесть необходимыми (ЖПI, ст. 15).
  8. Стороны, находящиеся в конфликте, будут оказывать всяческую возможную помощь гражданскому медицинскому персоналу в районе, где гражданские медицинские службы нарушены по причине боевых действий (ЖПI, ст. 15).
  9. Медицинский персонал должен иметь доступ на поле боя для розыска и подбирания раненых и больных. Такая возможность предусматривается для вооруженных конфликтов как международного, так и немеждународного характера:«Во всех случаях, когда это позволяют обстоятельства, и в особенности после боя, безотлагательно принимаются все возможные меры к тому, чтобы разыскать и подобрать раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, и оградить их от ограбления и дурного обращения, обеспечить им необходимый уход, а также к тому, чтобы разыскать мертвых и воспрепятствовать их ограблению и подобающим образом их захоронить» (ЖПII, ст. 8; ЖI, ст. 15).
  10. Медицинский персонал не должен подвергаться преследованию за выполнение своих медицинских обязанностей при любых обстоятельствах во время периодов вооруженного конфликта, если они соответствовали медицинской этике. Никто не должен подвергаться преследованию или быть осужденным за то, что он ухаживал за ранеными или больными (ЖI, ст. 18; ЖПI, ст. 16; ЖПII, ст. 10). Эта защита распространяется на гражданское население, которое могло, даже по его собственной инициативе, подбирать раненых и больных и ухаживать за ними, даже если они принадлежат к противной стороне, в том числе в период вооруженного конфликта немеждународного характера (ЖПI, ст. 17; ЖПII, ст. 18).
  11. Лица, выполняющие медицинские функции, не могут принуждаться к совершению действий или выполнению работ в нарушение норм медицинской этики, а также к предоставлению кому бы то ни было какой-либо информации, нарушающей медицинскую тайну (ЖПI, ст. 16; ЖПII, ст. 10).
  12. Лица, принадлежащие к военному медицинскому персоналу и попавшие во власть противной стороны, не будут считаться военнопленными и будут задерживаться лишь в той мере, в какой этого будет требовать санитарное состояние военнопленных. В этом случае они будут продолжать осуществлять свои медицинские обязанности в соответствии с их профессиональной этикой (ЖI, ст. 28, 29; ЖII, ст. 37; ЖIII, ст. 33). Кроме того, держащая в плену держава может потребовать от военнопленных, являющихся врачами, зубными врачами, санитарами и санитарками, выполнять свои медицинские обязанности в интересах военнопленных. В этом случае они будут пользоваться таким же обращением, что и соответствующий санитарный личный состав, задержанный держащей в плену державой (ЖIII, ст. 32).
  13. В случае оккупации территории оккупирующая держава обязана обеспечить и поддерживать деятельность санитарных и больничных учреждений и служб, и санитарному персоналу всех категорий будет разрешено выполнять свои обязанности (ЖIV, ст. 56).
  14. В случае интернирования международное право предусматривает, что лечебная помощь будет оказываться интернированным преимущественно медицинским персоналом из числа граждан той же страны, что и интернированные (ЖIV, ст. 91).

В Норме 25 Исследования о нормах обычного международного гуманитарного права, опубликованного МККК в 2005 году, утверждается, что «медицинский персонал, предназначенный исключительно для выполнения медицинских обязанностей, должен пользоваться уважением и защитой при любых обстоятельствах. Принадлежащие к нему лица утрачивают право на защиту, если совершают, помимо своих гуманитарных обязанностей, действия, направленные против неприятеля». В Норме 26 уточняется, что «запрещается подвергать кого-либо наказанию за выполнение медицинских обязанностей, совместимых с медицинской этикой, и принуждать лиц, выполняющих медицинские функции, к совершению действий, противоречащих нормам медицинской этики». Эти нормы применяются одинаково в ситуации международного и немеждународного вооруженного конфликта.

медицинская миссиямедицинская этика (деонтология)реквизицияперсонал гуманитарных и иных организаций, участвующих в операциях по оказанию помощиМеждународный уголовный судбольные и раненыемедицинские службыправо доступаиммунитет

Библиография

БАЧЧИНО-АСТРАДА А. Права и обязанности медицинского персонала в вооруженных конфликтах (руководство), Москва, Международный Комитет Красного Креста (МККК), 1995. 80 с. (См. также BACCINO ASTRADA A., Manuel des droits et des devoirs du personnel sanitaire lors des conflits armés, CICR, Genève, 1982).AMNESTY INTERNATIONAL, Codes d’éthique et déclarations concernant les professions médicales (recueil de textes déontologiques), Amnesty International, Paris, 1992, 124 p. Доступен по ссылке:

https://www.amnesty.org/download/Documents/196000/act750011992fr.pdf

The Medical Profession and Human Rights: Handbook for a Changing Agenda, British Medical Association (BMA), London: Zed in association with BMA (2001), chap. 5.

HAROUEL-BURELOUP V., « La protection du personnel sanitaire, droits et devoirs », in Traité de droit humanitaire, PUF, Paris, 2005, p. 209-160.