Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

В период вооруженных конфликтов гуманитарная деятельность по оказанию помощи и защите населения в состоянии опасности организуется самым разнообразным по своему юридическому статусу персоналом гуманитарных миссий. Добровольцы международных и местных НПО сотрудничают на местах с персоналом из Международного Красного Креста, а также из различных учреждений ООН. Они работают с местными работниками, которые являются гражданами конфликтующих сторон.

Международное гуманитарное право предоставляет этому персоналу защиту в качестве гражданских лицххам. Ему предоставляются особые права, позволяющие проводить миссии по оказанию помощи в районе конфликта. В международном праве, применимом к международным вооруженным конфликтам, различают медицинский персонал, персонал по оказанию помощи, персонал по выполнению охранных функций (МККК) и персонал гражданской обороны.

Для немеждународных вооруженных конфликтов эти категории в договорном гуманитарном праве не определены.

Обычное гуманитарное право и международное уголовное право предоставляют одинаковую защиту этому персоналу, независимо от характера конфликта.

Персонал для оказания помощи, состоящий из сотрудников ООН, располагает дополнительными правами в силу своего ассимилированного дипломатического статуса.

На любой персонал гуманитарных и иных организаций запрещается производить непосредственные и предумышленные нападения. Тем не менее в силу своей деятельности они подвергаются другим рискам, связанным с ситуациями вооруженных конфликтов.

Развитие гуманитарной деятельности в зоне конфликта привело к росту числа жертв среди оказывающего помощь персонала НПО, МККК или ООН.

Нападение на персонал, задействованный в программах ООН, иногда, по всей видимости, связано с более широкой миссией по урегулированию конфликтов, обеспечиваемой ООН. В период с 2003 по 2010 гг. 254 сотрудника одних только учреждений ООН погибли в результате подобных нападений; многие другие были взяты в заложники. В 2003 году впервые в истории ООН число жертв среди гражданских сотрудников превысило число погибших военнослужащих ООН.

Осуждая такие нападения, Совет Безопасности напомнил, что ответственность за безопасность миссий ООН лежит на принимающих странах и сторонах, находящихся в конфликте. 9 декабря 1994 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию о безопасности персонала Организации Объединенных Наций и связанного с ней персонала. 8 декабря 2005 года в дополнение к Конвенции был принят Факультативный протокол. Протокол вступил в силу 19 октября 2010 года. Его участниками сегодня являются 28 государств.

Теперь Совет Безопасности периодически рассматривает доклады, посвященные защите гуманитарных структур.

I. Медицинский персонал.. Медицинский персонал.

В Женевских конвенциях для медицинского персонала предусмотрен особый режим. В период внутренних и международных вооруженных конфликтов такой персонал находится под непосредственной защитой права. Для простоты идентификации такой персонал имеет право носить особые защитные знаки: красный крест. (ЖПI, ст. 8, 15; ЖПII, ст. 12).

медицинский персонал; отличительные знаки – защитные знаки

Для гуманитарного персонала, занимающегося оказанием помощи, в отличие от дипломатов, специальной и единой системы иммунитета не существует.

В Женевских конвенциях 1949 с Дополнительными протоколами выделено несколько категорий персонала по оказанию помощи, им предоставлены как общая защита в качестве гражданских лиц, так и специфические права в зависимости от миссии.. Для защиты медицинских служб медицинский персонал вправе использовать защитную эмблему красного креста. Неуважение эмблемы со стороны комбатантов является военным преступлением.

  • Конвенции о привилегиях и иммунитетах, предоставленных персоналу ООН, относятся далеко не ко всем служащим ООН и не предоставляют полного иммунитета. Кроме того, они не вполне согласуются с современным характером проводимых ОНН миротворческих операций, одновременно выполняющими как военные, так и гуманитарные задачи.
  • В международном гуманитарном праве ни медицинскому персоналу, ни персоналу по оказанию помощи иммунитеты не предоставлены, однако им гарантирована общая защита в качестве гражданских лиц, а также предоставлены специфические права в рамках их миссии. Неуважение комбатантами защитной эмблемы является военным преступлением.
  • В Статуте Международного уголовного суда, принятом на Римской дипломатической конференции 17 июля 1998 года и вступившем в силу 1 июля 2002 г., определение военных преступлений расширено в интересах различных категорий персонала, участвующего в гуманитарных и в миротворческих операциях:

— медицинского персонала и персонала, использующего эмблему Красного Креста;

— персонала, участвующего в операциях по оказанию гуманитарной помощи или в миротворческих миссиях, с оговоркой, что такой персонал имеет право на статус гражданских лиц, согласно определению права войны.

Умышленное нападение на эти различные категории персонала является военным преступлением в международном, а также немеждународном вооруженном конфликте (Римский статут, ст. 8.2.b.iii; ст. 8.2.b.xxiv; ст. 8.2.e.ii-iii).

иммунитетзащитавоенное преступление-преступление против человечества

II. Квалифицированный персонал, действующий в качестве державыпокровительницы. Квалифицированный персонал, действующий в качестве державы-покровительницы

В целях соблюдения гуманитарного права державам-покровительницам поручено осуществлять контроль над выполнением обязательств, взятых на себя каждой стороной, находящейся в конфликте. В период вооруженного конфликта представителям держав-покровительниц предоставлено право доступа для посещения покровительствуемых лиц и населения в опасности. Эту роль (и ответственность) может взять на себя МККК, если находящиеся в конфликте стороны не придут к соглашению о назначении державы-покровительницы.

Государства должны обеспечить набор и подготовку специального персонала, который будет содействовать применению конвенций и участвовать в деятельности держав-покровительниц (ЖПI, ст. 6). Уточняется, что этому персоналу необходимо получить согласие стороны, на территории которой он будет выполнять свою миссию.

Стороны, находящиеся в конфликте, должны максимально облегчать работу представителей держав-покровительниц. Они ни в коем случае не должны выходить за рамки своей миссии; они должны, в частности, принимать во внимание настоятельные нужды безопасности государства, в котором они выполняют свои функции (ЖIV, ст. 9).

Этот персонал, которому предоставлен дипломатический статус, состоит из представителей государств, не принимающих участия в конфликте. На практике эта миссия выполняется делегатами из МККК.

держава-покровительница

III. Персонал гражданской обороны (ЖПI, ст. 61 и 62).. Персонал гражданской обороны (ЖПI, ст. 61 и 62).

Термином «персонал» организаций гражданской обороны, обозначают лиц, которых находящиеся в конфликте стороны назначают исключительно для выполнения гуманитарных задач: защита гражданского населения от опасностей и помощь в устранении незамедлительных последствий военных действий или бедствий, а также создание условий, необходимых для его выживания. Речь идет в том числе о персонале, направленном заинтересованной стороной, участвующей в конфликте, исключительно для административной работы этих организаций. Как правило, эта миссия и ее персонал непосредственно зависят от той или иной стороны, находящейся в конфликте. Однако случается, что миссия гражданской обороны (с согласия и под контролем одной из находящихся в конфликте сторон) выполняется персоналом из организаций гражданской обороны нейтральных государств, либо других не участвующих в конфликте государств, либо из международных координирующих организаций (ЖПI, ст. 64). Этот персонал должен пользоваться уважением и защитой (ЖПI, ст. 62). На оккупированной территории этот персонал может быть разоружен, но ему не должны препятствовать выполнять его миссию, или подводить его к тем или иным формам дискриминационного обращения (ЖПI, ст. 63 и ст. 64).

гражданская оборона

IV. Персонал, участвующий в оказании помощи. Персонал, участвующий в оказании помощи

Защита персонала гуманитарных и других организаций, задействованных в оказании помощи, приобрела статус нормы обычного права, обязательной для всех сторон как международного, так и немеждународного конфликта. В Нормах 31 и 32 Исследования об обычном международном гуманитарном праве, опубликованного МККК в 2005 году, утверждается, что «персонал организаций, оказывающих гуманитарную помощь, должен пользоваться уважением и защитой» (Норма 31) и что «объекты, используемые для оказания гуманитарной помощи, должны пользоваться уважением и защитой» (Норма 32).

  1. В период международных вооруженных конфликтов

Проведение операций по оказанию помощи гражданскому населению предусмотрено, когда люди недостаточно обеспечены запасами продовольствия, медикаментов и другого оборудования, существенных для их выживания (ЖIV, ст. 23, 55 и 59; ЖПI, ст. 69–71). Сюда также входит присутствие персонала, задействованного в оказании помощи.

Стороны, находящиеся в конфликте, разрешая провоз поставок, могут поставить условие, чтобы распределение этой помощи производилось на месте под контролем державы-покровительницы или тех, кто ее замещает (ЖПI, ст. 70). В отсутствие державы-покровительницы в большинстве операций на персонал по оказанию помощи возложена дополнительная ответственность. Участники таких операций должны быть в состоянии сами, взяв на себя роль держав-покровительниц, обеспечить выполнение определенной миссии защиты и контроля. Например, они должны удостовериться в том, что помощь распределяется беспристрастно и с соблюдением гуманитарных принципов и исключительно гражданскому населению. Не имея такой гарантии, сторона, находящаяся в конфликте, вправе отказать в отправке помощи.

  • Находящиеся в конфликте стороны разрешают быстрый и беспрепятственный провоз всех поставок, оборудования и персонала, предоставляемых с целью оказания помощи и содействуют ему, даже если такая помощь предназначается для гражданского населения противной стороны (ЖПI, ст. 70).
  • В случае необходимости помощь, поставляемая в рамках таких операций, может, помимо собственно гуманитарной помощи, включать направление персонала и оборудования.
  • В частности, этому персоналу поручена доставка и распределение поставок помощи, при условии, что получено разрешение стороны, на территории которой он будет выполнять свои обязанности. Этот персонал пользуется уважением и защитой.
  • Такой персонал ни в коем случае не должен выходить за рамки своей миссии. В частности, он должен принимать во внимание требования безопасности стороны, на чьей территории он выполняет свои обязанности. Деятельность любого лица из состава данного персонала, которое не соблюдает эти условия, может быть прекращена (ЖIV, ст. 9; ЖПI, ст. 71).
  1. В период немеждународных вооруженных конфликтов

В общей статье 3 напоминается, что Международный комитет Красного Креста (МККК), а также любая другая беспристрастная гуманитарная организация, пользуются правом инициативы.

Во втором Дополнительном протоколе предусмотрено, что общества помощи могут предлагать услуги с целью оказания помощи населению. Протоколом также разрешается оказывать беспристрастную помощь гуманитарного характера для снабжения припасами, существенно важными для выживания гражданского населения, а также гражданскому населению разрешается по своей собственной инициативе предлагать подбирать раненых и больных (ЖПII, ст. 18). Это положение не предоставляет особого статуса какой-то строго определенной категории персонала. Но в то же время, оно позволяет утверждать, что оказание помощи не должно рассматриваться властями как враждебные действия или поддержка противника в вооруженном конфликте. Это особенно важно для внутренних вооруженных конфликтов, в которых отличие гражданских лиц от комбатантов затруднено и которые склонны перерастать в тотальную войну, когда даже действия спасателей рассматриваются как предательские или вероломные. Напротив, медицинская помощь и статус медицинского персонала в явной форме защищены в таких конфликтах (ЖПII, ст. 9).

Обычное международное гуманитарное право унифицировало основные принципы защиты персонала по оказанию помощи, и распространило их действие на немеждународные вооруженные конфликты.

Также, в Римском статуте Международного уголовного суда умышленное нападение на такой персонал считается военным преступлением и в международных конфликтах, и в немеждународных вооруженных конфликтах.

  1. Персонал ООН в действиях по оказанию помощи

Персонал из различных гуманитарных учреждений ООН на местахсостоит в основном из лиц, работающих на договорных началах. В большинстве случаев эти лица не пользуются дипломатическими статусом и иммунитетами, предусмотренными в Венской конвенции от 18 апреля 1961 о дипломатических сношениях. Эти лица также не пользуются статусом и иммунитетами, предусмотренными для должностных лиц и экспертов ООН в Конвенции от 13 февраля 1946 о привилегиях и иммунитетах сотрудников Объединенных Наций. Цель этого документа — оградить персонал ООН от давления государств, чтобы гарантировать исключительно международный характер его миссии, в соответствии со статьей 100 Устава ООН. Вместе с тем, эта Конвенция не позволяет обеспечить безопасность персонала ООН перед лицом опасностей, с которыми приходится сталкиваться при активном участии в операциях по оказанию помощи.

9 декабря 1994 Генеральная Ассамблея ООН одобрила текст Конвенции о безопасности персонала ООН и связанного с ней персонала (A/RES/49/59). Конвенция вступила в силу 15 января 1999 года. Ее участниками в июне 2015 года стали 92 государства. Целью этой новой конвенции является уточнение и создание правовой основы защиты, предоставляемой гражданскому персоналу ООН или НПО, участвующим в операциях ООН по установлению или поддержанию мира в случае нападения. Трудность заключается в том, что один и тот же текст стремится защитить военнослужащих миротворческих сил ООН и гуманитарный персонал, участвующий в операциях по оказанию помощи. В настоящее время это противоречие может быть разрешено лишь с учетом категорий и статусов различного персонала по оказанию помощи, пользующегося защитой гуманитарного права. Гуманитарное право предоставляет комбатантам и участникам гуманитарных операций защиту несколько разного характера. Конвенция о безопасности персонала ООН и связанного с ней персонала неприменима к операциям ООН, носящим принудительный характер. В тексте указано, что гуманитарное право применимо лишь к военнослужащим, участвующим в операциях, развернутых с согласия Совета Безопасности в соответствии с Главой VII Устава. Тем самым эта Конвенция применима лишь к операциям по поддержанию мира в строгом смысле этого слова. Факультативный протокол был принят 8 декабря 2005 года (A/60/518), в качестве дополнения к Конвенции. Он вступил в силу 19 августа 2010 года, и его участниками сегодня являются 29 государств. Этот Протокол расширяет сферу действия конвенции. Сфера действия включает в себя персонал ООН и персонал, участвующий в операциях гуманитарной помощи, политического содействия и помощи в развитии, а также персонал, участвующий в классических операциях по поддержанию и установлению мира. Кроме того, она вне всякого сомнения применяется к персоналу неправительственных организаций, работающих в партнерстве с ООН над различными операциями.

Совет Безопасности; поддержание мира; безопасность коллективная

  1. Средства правовой защиты и санкции за нападения на персонал, участвующий в оказании помощи.

Совет Безопасности ООН осудил в 2003 году насилие над гуманитарным персоналом и запросил Генерального секретаря ООН информировать его о ситуациях, в которых оказание гуманитарной помощи стало невозможно из-за нападений и насилия, направленного против гуманитарного персонала, а также включить данный вопрос во все свои доклады об отдельных странах (SC/1502.2003). Многочисленные донесения повлекли за собой принятие Резолюции Генерального секретаря о защите гражданского населения, а также многочисленные резолюции Совета Безопасности ООН, подтверждая тем самым, что серьезные нарушения гуманитарного права и прав человека являются серьезной угрозой миру и международной безопасности.

Римский статут Международного уголовного суда от 17 июля 1998 года включил в определение военных преступлений факт умышленного нанесения ударов по персоналу, объектам, оборудованию, подразделениям или транспортным средствам, задействованным в оказании гуманитарной помощи или в миссии по поддержанию мира в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций. Что касается персонала, участвующего в операциях по поддержанию мира, то эта защита гарантируется лишь при условии, что такой персонал может претендовать на статус гражданских лиц, предусмотренный гуманитарным правом (то есть данное лицо не считается комбатантом). При этих условиях умышленное нападение на такой персонал является составом военного преступления, т. е. относится к юрисдикции национальных трибуналов или, в случае их отсутствия, Международного уголовного суда. Это определение военного преступления одинаково применимо и к международным, и к внутренним конфликтам (ст. 8.2.b.III; ст. 8.2.e. III). Такие действия, также как и умышленное убийство, пытки и взятие в заложники персонала участвующего в оказании помощи, могут быть рассмотрены национальными судебными органами, или, в случае отсутствия компетенции, Международным уголовным судом.

Библиография

БАЧЧИНО-АСТРАДА А. Права и обязанности медицинского персонала в вооруженных конфликтах (руководство), Москва, Международный Комитет Красного Креста (МККК), 1995 . 80 с. (См. также BACCINO ASTRADA A., Manuel des droits et des devoirs du personnel sanitaire lors des conflits armés, CICR, Genève, 1982).

BOUCHET-SAULNIER F., « La protection de l’aide humanitaire : point de vue d’une juriste appartenant au monde des ONG », in DOMESTICI M.J. (dir.), Aide humanitaire internationale : un consensus conflictuel ?, Economica, Paris, 1996, p. 196-209.

EMANUELLI C., « La convention sur la sécurité du personnel des Nations unies et du personnel associé : des rayons et des ombres », Revue générale de droit international public, 1995/4, p. 849-879.

FISHER D., “Domestic regulation of international humanitarian relief in disasters and armed conflict: a comparative analysis”, International Review of the Red Cross, Vol.89, No.866, June 2007, pp.345-372.

“Humanitarian actors”, International Review of the Red Cross 865 (March 2007): 5-229

Loye, Dominique & Coupland, Robin, “Who will assist the victims of use of nuclear, radiological, biological or chemical weapons – and how?” International Review of the Red Cross, Vol.89, No. 866, Juin 2007, pp. 329-344