Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

В обычных условиях безопасность и охрана граждан обеспечивается в рамках соблюдения национального и международного общественного порядка за счет действий по поддержанию общественного порядка, предусмотренных судебно-правовой системой. В этом случае говорят оa верховенстве права.

Совершенно очевидно, что нарушение внутреннего порядка и возникновение обстановки внутренней напряженности вместе с ситуациями вооруженных конфликтов ставят под удар безопасность отдельных лиц и государств. В этих нестабильных ситуациях, с одной стороны, обращение к правосудию не позволяет предотвратить самые непосредственные угрозы физической опасности. С другой стороны, государство может прибегнуть к силе и ограничить гарантии, связанные с правами человека, для восстановления общественного порядка.

В ситуациях внутренних беспорядков задача по обеспечению безопасности и поддержанию порядка гарантируется национальным законодательством в соответствии со стандартами, прописанными в международных и региональных конвенциях по правам человека. Судебный контроль за действиями исполнительной власти и правоохранительных сил осуществляется на национальном уровне, а также некоторыми региональными судами по защите прав человека. Европейский суд по правам человека, например, рассматривает соразмерность требований безопасности и соблюдения прав человека и может обязать государство изменить свое поведение.

В вооруженных конфликтах парадигма безопасности и верховенства права практически не действует. Именно поэтому международное гуманитарное право (МГП) четко формулирует нормы, касающиеся запретов и ограничений на использование силы, и основные гарантии жертв в плане чрезвычайной помощи и правовой защиты. Серьезные нарушения считаются военными преступлениями или преступлениями против человечности и влекут за собой привлечение виновных к уголовной ответственности национальными и международными судами.

МГП формулирует конкретные запреты для военных и гражданских властей держав, находящихся в конфликте, с целью защиты физического существования наиболее уязвимых групп населения. Для достижения этой цели гуманитарное право старается учесть конкретные потребности и опасности для каждой такой группы. Оно устанавливает рамки ответственности для различных вооруженных субъектов по защите безопасности следующих групп и сообществ:

  • Военнопленные: эвакуация и перемещение военнопленных должны всегда проводиться в условиях достаточной безопасности (ЖIII, ст. 20, 46, 47). Запрещается подвергать военнопленных опасности, используя их для защиты своим присутствием каких-либо пунктов или районов от военных операций (ЖIII, ст. 23).
  • Иностранцы: иностранцы на территории находящейся в конфликте стороны могут покинуть территорию в удовлетворительных с точки зрения безопасности условиях, которые обеспечиваются властями этой страны (ЖIV, ст. 36).
  • Интернированное гражданское население: находящаяся в конфликте сторона может интернировать покровительствуемых лиц по настоятельным соображениям собственной безопасности. Устанавливаются точные пределы, а также гарантии защиты мест интернирования от опасности нападения. Должна быть обеспечена безопасность в случае перемещения интернированных (ЖIV, ст. 42, 78, 88, 127).
  • Гражданское население: безопасность гражданского населения требует, чтобы находящаяся в конфликте сторона не лишала его возможности поддерживать свое существование. Применяемые находящейся в конфликте стороной меры контроля не должны приводить к тому, чтобы гражданское население потеряло возможность получать оплачиваемую работу (ЖIV, ст. 39, 51). Население определенного оккупированного района может быть эвакуировано, если этого требует безопасность населения или особо веские соображения военного характера (ЖIV, ст. 49).
  • Государство: если какое-либо отдельное покровительствуемое лицо занимается деятельностью, враждебной для безопасности этого государства (шпионаж, саботаж и т. п.), оно теряет право претендовать на статус покровительствуемого лица, однако продолжает пользоваться основными гарантиями прав и свобод человека (ЖIV, ст. 5)
  • Стороны, находящиеся в конфликте: персонал, участвующий в операциях по оказанию помощи, не должен выходить за рамки своей миссии и должен принимать во внимание требование безопасности стороны, на чьей территории он выполняет свои обязанности (ЖПI, ст. 71, 74, 75). Оккупирующая держава может разоружать персонал гражданской обороны по соображениям безопасности (ЖПI, ст. 63, 64). Уголовное законодательство оккупированной территории может быть изменено оккупирующей державой для обеспечения ее собственной безопасности. Устанавливаются рамки защиты населения от подобных злоупотреблений, в частности, присутствие представителей державы-покровительницы на заседаниях любого суда, разбирающего дела покровительствуемых лиц (ЖIV, ст. 64, 74).
  • Оккупирующая держава не может требовать от покровительствуемых лиц, чтобы они применяли силу для обеспечения безопасности помещений, в которых они выполняют возложенную на них работу (ЖIV, ст. 51).
  • Общества по оказанию помощи: принцип общей неприкосновенности гарантирует безопасность персонала обществ по оказанию помощи, прием гуманитарных поставок и прочие операции по оказанию помощи, которые они проводят (ЖПI, ст. 71). Находящиеся в конфликте державы обязуются предоставлять обществам по оказанию помощи любое содействие, необходимое для выполнения их миссии. Державы могут принимать меры, ограничивающие их деятельность, для обеспечения безопасности обществ по оказанию помощи и их собственной безопасности, при том условии, однако, что подобное ограничение не помешает предоставлению действенной и достаточной помощи всем покровительствуемым лицам (ЖIV, ст. 142)
  • Санитарно-транспортные средства (наземные, морские, воздушные): все санитарно-транспортные средства, санитарные суда и летательные аппараты пользуются защитой и уважением. В их отношении применяются особые положения, в частности, касающиеся условий полета, уведомления и соглашений относительно санитарных летательных аппаратов (ЖПI, ст. С 23 по 29).
  • Держава, на территории которой нашли убежище беженцы, несет ответственность за их безопасность. Для того чтобы такая территория могла действительно служить «убежищем», необходимо, чтобы она была надежной и лагеря беженцев могли быть размещены на разумном расстоянии от границ.

К сожалению, безопасность лагерей беженцев обеспечивается далеко не всегда. Иногда они используются в качестве буферной зоны для защиты границ от нападения. Иногда такие «защищенные зоны» милитаризируются и служат воздушными базами для нападения. Международное право настаивает на ответственности территориальной державы, чтобы:

— обязать ее не использовать присутствие беженцев в качестве предлога или обоснования начала враждебных действий против другой державы;

— обязать ее обеспечить безопасность беженцев.

УВКБ и сотрудничающие с ним НПО отвечают за контроль качества и уровня безопасности и защиты, которыми пользуются беженцы.

Article également référencé dans les 2 catégories suivantes :