Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

В Женевских конвенциях 1949 года государственные или негосударственные образования, принимающие участие в военных действиях, обозначаются посредством нейтрального термина «стороны, находящиеся в конфликте», чтобы сохранить возможность применения гуманитарного права. Этот термин в современном правовом лексиконе пришел на смену термину «воюющая сторона», который при этом продолжает использоваться для обозначения отдельных лиц, групп и государств, вовлеченных в вооруженный конфликт.

Тем не менее вооруженные конфликты – это не только столкновения между официальными вооруженными силами государств, признавшими существование друг друга. Кроме того, когда в немеждународных вооруженных конфликтах принимают участие повстанцы, бунтовщики, различные вооруженные группы, одна из сторон обязательно представлена негосударственным образованием, обычно не имеющим официального признания. Из-за своего негосударственного статуса такие группы не могут подписывать международные конвенции, касающиеся гуманитарного права. В подобной ситуации чрезвычайно важно, чтобы вопросы о правовом статусе воюющих сторон не привели к отсрочке соблюдения гуманитарного права.

Именно по этой причине в гуманитарном праве проводится различие между статусом «Высоких Договаривающихся Сторон» и «сторонами, находящимися в конфликте». Термином «Высокой Договаривающейся Стороны» обозначают государства, подписавшие конвенции и обязавшиеся соблюдать и обеспечивать соблюдение гуманитарного права, даже если они не вовлечены в конфликт непосредственно. Кроме того, они обязаны соблюдать подписанные ими гуманитарные конвенции, даже если неприятель их не подписывал. В международном гуманитарном праве не признается традиционный принцип взаимности. Это особенно наглядно проявляется в том, что нарушение своих обязательств одной стороной не может послужить оправданием для нарушений норм гуманитарного права другой.

Понятие «стороны, находящиеся в конфликте», в свою очередь, одновременно относится и к вовлеченным в конфликт государствам и к негосударственным образованиям, участвующим в военных действиях.

Чтобы восполнить пробелы, связанные с неполным применением конвенций, международное гуманитарное право предусматривает дополнительные договорные механизмы. Кроме того, с самого начала конфликта стороны будут стараться путем специальных соглашений ввести в действие все или часть положений гуманитарных конвенций (ЖIV, ст.3). Этим механизмом также могут воспользоваться не подписывавшие конвенций государства, являющиеся сторонами в конфликте (ЖIV, ст.2). Также уточняется, что применение международного гуманитарного права не затронет правового статуса сторон, находящихся в конфликте (ЖI-ЖIV, ст. 3 общая; ЖПI, ст. 4).

Эти договорные ограничения на сегодняшний день частично компенсируются за счет того, что очень многие положения международного гуманитарного права приобрели характер правового обычая. В 2005 году МККК опубликовал исследование, в котором говорится о 161 норме обычного международного гуманитарного права, применимой к международным и немеждународным вооруженным конфликтам. Это обычное международное гуманитарное право имеет обязательный характер для всех сторон, находящихся в конфликте, в том числе не подписывавшие конвенций государства и негосударственные вооруженные субъекты, которые по своей сути ратифицировать международные конвенциине могли.

При условии организованности и наличия ответственного командования (совокупные условия) негосударственные вооруженные группы могут считаться сторонами в международных конфликтах. В этом качестве они обязуются соблюдать соответствующие положения гуманитарного права, т.е. общую статью 3 Женевских конвенций и Дополнительный протокол II 1977 года. Если будет доказано, что фактически негосударственные вооруженные группы действуют под контролем иностранного государства, конфликт может приобрести статус международного.

негосударственные вооруженные группы

При некоторых обстоятельствах международные миротворческие силы, действующие по мандату Совета Безопасности, могут считаться сторонами, находящимися в конфликте. Это происходит в тех случаях, когда им помимо самообороны, разрешено использовать силу для наступления, или когда они своими действиями оказывают поддержку одной из сторон, находящихся в конфликте.

То, какое именно гуманитарное право будет применяться, зависит от международного или немеждународного характера конфликта. Но в силу своей предвзятости стороны в конфликте не могут принимать решение о его характере. Для определения международного или немеждународного характера конфликта в гуманитарном праве предусмотрены фактические и объективные критерии, позволяющие избежать полемики. Эти критерии получили толкование и уточнение в недавней судебной практике международных судов.

Признание за негосударственной вооруженной группой статуса стороны в немеждународном вооруженном конфликте налагает на нее обязательства по соблюдению гуманитарного права. Тем не менее гуманитарное право не предоставляет членам вооруженных групп статус комбатанта и связанные с ним привилегии,такие, как статус военнопленного, а также не избавляет их от преследований за участие в военных действиях. Поскольку гуманитарное право хранит молчание, члены вооруженных групп остаются под юрисдикцией национального права, в рамках которого они считаются преступниками, а привилегия использования силы принадлежит государственной армии. В таких ситуациях имеет место серьезная правовая асимметрия, нарушающая принцип правового равенства сторон в конфликте, к которому стремится гуманитарное право.

Чтобы преодолеть этот дисбаланс, стороны, находящиеся в конфликте, могут заключить специальное соглашение, как это предлагается в общей статье 3. При согласии государства, являющегося стороной в конфликте, заключение специального соглашения может восстановить некоторое равновесие между применением положений гуманитарного права и национального права в ситуациях немеждународных вооруженных конфликтов. Это может позволить выйти за узкие рамки применения Дополнительного протокола II, не затрагивая при этом юридического статуса сторон в конфликте. Этот пункт особенно важен, так как позволяет государству подписать соглашение с незаконной и даже преступной с точки зрения национального права группировкой.

  • Классическое соблюдение норм на основе взаимности не применимо в области международного гуманитарного права.
  • Тот факт, что одна из находящихся в конфликте сторон не подписала Женевских конвенций или их не соблюдает, не освобождает другую сторону от обязанности соблюдать гуманитарное право (ЖI-ЖIV, ст. 1 и 2 общие). Это особенно важно для немеждународных вооруженных конфликтов, где существует значительная асимметрия с точки зрения права и практики между находящимися в конфликте сторонами: государством, с одной стороны и, с другой стороны, отдельными лицами или более или менее организованными негосударственными вооруженными группами, считающимися преступниками с позиции национального права.

правовой статус находящихся в конфликте сторонспециальное соглашениеВысокая Договаривающаяся Сторонамеждународная конвенциявоюющая сторонаобычайкомбатантсоблюдение гуманитарного праввмешательствоподдержание мирамеждународный вооруженный конфликтнемеждународный вооруженный конфликтнегосударственные вооруженные группыгражданское населениечастные военные компании

Библиография

ВИТЕ С. Типология вооруженных конфликтов в международном гуманитарном праве: правовые концепции и реальные ситуации, Международный журнал Красного Креста, № 873, 2009, доступно по ссылке https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/vite.pdf (см. также VITES., « Typologiedesconflitsarmés endroitinternationalhumanitaire : conceptsjuridiquesetréalités », RevueinternationaledelaCroix-Rouge, Vol. 91, n°873, mars 2009, pp.69-94).

ПФАННЕР Т. Асимметричная война с точки зрения гуманитарного права и гуманитарной деятельности, Международный журнал Красного Креста, №857, март 2005. Доступно по ссылке https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/11_irrc_857_pfanner_rus.pdf (см. также Pfanner T., « Les guerres asymétriques vues sous l’angle du droit humanitaire et de l’action humanitaire », Revue internationale de la Croix-Rouge, n° 857, mars 2005).

САССОЛИ М. и ШЕЙНИ Ю., Должны ли действительно быть равными обязательства государств и вооруженных групп в соответствии с международным гуманитарным правом? Международный журнал Красного Креста, № 882, июнь 2011, 5-20 с. Доступно по ссылке https://www.icrc.org/rus/assets/files/review/2011/irrc-882-sassoli-shany.pdf (См. также SASSÒLI M., SHANYY. « Should the obligations of states and armed groups under international humanitarian law really be equal?” », International Review of the Red Cross, n°882, June 2011, pp. 425-436)

MEYROWITZ H., Le Principe de l’égalité des belligérants devant le droit de la guerre, Pedone, Paris, 1970.

SOMER J., “Jungle justice: passing sentence on the equality of belligerent in non international armed conflict”, International Review of the Red Cross, n°867, September 2007, pp. 655-690

Article également référencé dans les 2 catégories suivantes :