Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

I. История определения и его значение

На сегодняшний день акт агрессии рассматривается как самая тяжкая форма незаконного использования силы. В рамках мирового порядка, установившегося с подписания Вестфальского договора 1648 г. и закрепления государственного суверенитета, самым тяжким преступлением из всех возможных считается агрессия, потому что она подвергает угрозе само существование государства, т.е. его территориальную целостность, а значит, и основополагающие принципы международного права.

В середине XX века в результате постепенного отказа от права вести войну (благодаря сначала Статуту Лиги Наций 1919 г. а затем пакту Бриана – Келлога 1928 г.) право на применение силы ограничилось исключительно случаями законной самообороны в ответ на агрессию.

В 1945 году Нюренбергский трибунал возвел агрессию в ранг преступлений против мира, введя тем самым международную уголовную ответственность для агрессоров. В статье 6 это преступление определяется следующим образом: «подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров».

Это наследие целиком нашло свое отражение в Уставе Организации Объединенных Наций 1945 г. Устав запрещает вооруженное нападение и применение силы в отношениях между государствами за исключением случаев самообороны. Он также вводит систему коллективной безопасности, находящуюся в ведении Совета Безопасности. В Уставе ООН не содержится определения агрессии. Мандат Совета Безопасности опирается на более широкое понятие – угроза миру и международной безопасности. Именно в компетенцию Совета Безопасности входит установить факт угрозы миру и принять адекватные меры, включая коллективное применение силы. Потребовалось много времени и сил, чтобы прийти к консенсусу на международном уровне относительно понятия агрессии: одни государства ратовали за узкое определение, ограничивающееся иностранным военным вторжением на территорию другог государства, в то время как другие выступали за более широкое определение, которое бы учло различные формы вмешательства и посягательства на государственный суверенитет.

Только в 1974 году Организация Объединенных Наций приняла определение акта агрессии. Это понятие также было уточнено решениями Международного Суда. Со своей стороны региональные межправительственные организации, такие как Организация американских государств или Африканский союз тоже дали свои определения, в целом более широкие. Эти определения служат, с одной стороны, основанием для обращения к праву на самооборону и действуют как механизмы коллективной безопасности на региональном или мировом уровне, а с другой стороны, они могут быть использованы против государства-нарушителя для привлечения его к юридической ответственности перед такими институтами, как Международный Суд или региональные судебные инстанции.

В 1998 году в ходе работы над Статутом Международного уголовного суда акт агрессии вновь попал в поле зрения международного уголовного права. Тем не менее МУС получил только общую юрисдикцию по этому преступлению, поскольку государства так и не смогли прийти к согласию относительно определения этого преступления. В 2010 году на Конференции по обзору Римского статута в Кампале (Уганда) определение преступления агрессии в конце концов было принято.

На сегодняшний день и в международном публичном праве и в международном уголовном праве существует определение агрессии и запрет на ее применение. Таким образом, государство-нарушитель может быть привлечено к ответственности за совершение неправомерных действий. Государство может быть привлечено к ответственности Международным Судом и, в случае признания виновности, будет обязано прекратить совершать неправомерные действия и возместить ущерб, нанесенный третьим государствам. Также речь идет о подпадающей под юрисдикцию Международного уголовного суда личной уголовной ответственности виновников этих действий. В таких случаях Международный уголовный суд может приговорить признанных виновными лиц к тюремному заключению, а также принять решение о возмещении ущерба жертвам в индивидуальном порядке. В настоящее время применяются скорее меры коллективного, а не индивидуального возмещения ущерба. (См. Международный Суд, Международный уголовный суд, Возмещение ущерба – компенсация).

Определения агрессии

Определение ООН

Статья 2(4) Устава ООН, принятого в июне 1945 года на конференции в Сан-Франциско, гласит, что «Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций», разрешая свои споры мирными средствами.

Впрочем, в двух случаях применение силы допустимо:

  • когда речь идет об индивидуальной или коллективной самообороне, разрешенной статьей 51 Устава ООН;
  • когда применение силы санкционировано Советом Безопасности ООН в целях поддержания или восстановления мира и международной безопасности в соответствии со статьей 42 Устава ООН.

самооборона , поддержание мира

При этом согласно статье 39 Устава само существование какой-либо угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии определять может только Совет Безопасности, будучи единственным компетентным органом в этих вопросах. Тем не менее, определение агрессии в Уставе не приводится. Так как во время первых рабочих сессий Генеральной Ассамблеи к консенсусу прийти не удалось, дать определение агрессии было поручено Комиссии международного права ООН (КМП). Но и КМП не смогла прийти к единому мнению по поводу определения, а Специальный докладчик в докладе, представленном Генеральной Ассамблее 1951 года, заключил, что агрессия «по самой своей сути не поддается определению» (А/СN.4/44, стр. 68 английского текста). Генеральная Ассамблея поручит предложить определение агрессии еще ряду других специальных комитетов, но ни один из них не сможет прийти к единому определению.

Только в 1974 году ООН удается достичь согласия по поводу определения агрессии. В резолюции 3314 Генеральной Ассамблеи, которая в значительной мере опиралась на определение агрессии, предложенное в 1935 году Конференцией по сокращению и ограничению вооружений, агрессия определяется как «применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций». В этом определении, предложенном Генеральной Ассамблеей, уточняется, что термин «государство» относится к любому государству, а не только к государствам-членам ООН, и что при необходимости под ним может подразумеваться «группа государств». Согласно ООН, «применение вооруженной силы государством первым в нарушение Устава является prima facie свидетельством акта агрессии», однако, для того чтобы подпасть под определение акта агрессии, такой акт должен быть «достаточно серьезного характера».

Ниже приводится далеко не полный список актов агрессии с точки зрения резолюции Генеральной Ассамблеи ООН:

  1. вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее;
  2. бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства;
  3. блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства;
  4. нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы, или морские и воздушные флоты другого государства;
  5. применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращению действия соглашения;
  6. действие государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;
  7. засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них.

В основе этого определения лежат три основных критерия: i) агрессия – это действия, производимые государством, и ответственность за них лежит на государстве; ii) агрессия подразумевает применение вооруженной силы; и iii) действия должны достичь достаточной степени тяжести, чтобы быть расцененными как агрессия и оправдать встречные действия самообороны или санкции со стороны международного сообщества. Такое определение исключает, например, идеологическую или экономическую агрессию и не предполагает, что акт агрессии может быть совершен негосударственными субъектами (вооруженными группами и пр.).

Следует отметить, что, несмотря на принятое в 1974 году определение агрессии, Совет Безопасности продолжил использовать более нейтральную терминологию, ссылаясь на угрозу миру и международной безопасности в своем дальнейшем руководстве действиями в кризисных ситуациях, как, например, при вторжении Израиля в Ливан в марте 1978 и июне 1982 или вторжении Ирака в Кувейт в августе 1990, в то время как вторжение, в соответствии с резолюцией 3314 Генеральной Ассамблеи, определяется как акт агрессии.

2. Определение Международного Суда

В своем решении по делу о Военной и военизированной деятельности в Никарагуа и против Никарагуа(Никарагуа против Соединенных Штатов Америки), рассмотрение дела по существу, решение, (Reports of judgments, advisory opinions and orders, ICG 1986, p.116-117; на русском языке Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда 1948-1991, с.198-213) Международный Суд дал истолковал определение агрессии следующим заявлением: «если в понятие агрессии входит отправка одним государством военизированных формирований на территорию другого государства, то поставка оружия и оказание помощи таким формированиям не могут быть приравнены к вооруженному нападению» (§ 247). Суд, таким образом, постановил, что поставка иностранным государством вооружения, сведений и оказание тыловой либо иной поддержки вооруженной группе является нарушением принципа неприменения силы, а также вмешательством во внутренние дела государства, т.е. «поведением, безусловно, незаконным, но меньшей степени тяжести, чем вооруженное нападение». Кроме того, Суд подчеркнул, что, чтобы быть признанными непрямым актом агрессии в соответствии со статьей 3(g) резолюции 3314 Генеральной Ассамблеи, эти действия должны заключаться в «засылке государством или от имени государства вооруженных банд или групп (…) против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это может быть приравнено к настоящему вооруженному нападению, совершенному регулярными силами» (§195). Кроме того, Суд считает, что такое описание отражает международное обычное право: «(…) в международном обычном праве запрещение вооруженного нападения [может] применяться к засылке одним государством вооруженных групп на территорию другого государства, если такая операция из-за своего масштаба и последствий была бы классифицирована как вооруженное нападение, а не просто как акция регулярных частей вооруженных сил с пересечением государственной границы» (параграф 195). Таким образом, Суд ограничивает сферу применения резолюции 3314 Генеральной Ассамблеи, поскольку подразумевает, что «вооруженные группы, наемники или нерегулярные силы» должны обладать силой военного удара, равноценной силе регулярных частей вооруженных сил.

В своем решении от 19 декабря 2005 относительно Вооруженных действий на территории Конго (Демократическая республика Конго против Уганды), решение (Reports of judgments,advisory opinions and orders, ICG 2005§146; на русском языке Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного суда 2003-2007, с. 175-196) Международный суд посчитал, что предполагаемый факт агрессии ДРК против Уганды не был законно установлен, поскольку не было представлено убедительных доказательств прямого или косвенного участия ДРК в нападениях на территорию Уганды вооруженных групп, действовавших с территории ДРК. По мнению Суда, эти нападения не были действиями вооруженных групп или нерегулярных сил, посланных ДРК или от ее имени, как это значится в определении агрессии [Статья 3 g) резолюции 3314 (XXIX)]. Следовательно, не было представлено фактических и правовых условий, позволяющих оправдать применение самообороны Угандой (§ 146). Неспособность государства контролировать действия и группы, действующие с его территории, таким образом, не может быть достаточным основанием для установления факта агрессии, поскольку агрессия предполагает действия государства или подконтрольных ему сил, действующих от его имени и в его интересах.

3. Определение Международного уголовного суда

Изначально Римский статут Международного уголовного суда, принятый в 1998 году и вступивший в силу в 2002, не содержал определения преступления агрессии, и Суд был наделен лишь общей юрисдикцией в отношении этого преступления, в частности, по причине того, что только Совет Безопасности ООН оставался единственным органом, уполномоченным устанавливать существование акта агрессии. В 5-й статье Статута отмечалось, что «Суд осуществляет юрисдикцию в отношении преступления агрессии, как только будет принято в соответствии со статьями 121 и 123 положение, содержащее определение этого преступления и излагающее условия, в которых Суд осуществляет юрисдикцию касательно этого преступления. Такое положение сообразуется с соответствующими положениями Устава Организации Объединенных Наций». В статьях 121 и 123 Статута оговариваются условия внесения поправок и пересмотра Статута, включая созыв Генеральным секретарем ООН Конференции по обзору Римского статута по истечении семи лет после вступления Статута в силу. И только по прошествии восьми лет с вступления Статута в силу состоялась первая Конференция по обзору Римского статута, проходившая с 31 мая по 10 июня в Кампале (Уганда). Во время этой конференции Ассамблея государств-участников приняла резолюцию, определяющую преступление агрессии, а также условия для осуществления юрисдикции Суда в отношении этого преступления. Определение преступления агрессии, предложенное специальной Рабочей группой по преступлению агрессии, во многом следует резолюции 3314 Генеральной Ассамблеи ООН 1974 года. Оно изложено в новой статье 8-бис Римского статута следующим образом:

«1. Для целей настоящего Статута “преступление агрессии” означает планирование, подготовку, инициирование или осуществление лицом, которое в состоянии фактически осуществлять руководство или контроль за политическими или военными действиями государства, акта агрессии, который в силу своего характера, серьезности и масштабов является грубым нарушением Устава Организации Объединенных Наций.

  1. Для целей пункта 1 “акт агрессии” означает применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций. Любое из следующих действий, независимо от объявления войны, будет квалифицироваться в соответствии с резолюцией 3314 (XXIX) Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций от 14 декабря 1974 года в качестве акта агрессии:
  1. вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы на территории другого государства или ее части;
  2. бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства;
  3. блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства;
  4. нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы или морские и воздушные флоты другого государства;
  5. применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения;
  6. действие государства, позволяющее, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;
  7. засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам или его значительному участию в них».

В соответствии с этой новой статьей акт агрессии становится преступлением, подразумевающим личную уголовную ответственность лиц, совершающих такой акт, а не только преступлением, ответственность за которое несет лишь государство.

Поправки внесены были и в «Элементы преступления» Суда, чтобы уточнить соответствующие элементы нового преступления. В частности, в одном из элементов уточняется, что преступление агрессии совершается одним или несколькими лицами, имеющими фактический или непосредственный контроль за политическими и военными действиями государства. Такая формулировка ограничивает применение определения, поскольку исключает преследование за преступление агрессии членов негосударственных вооруженных групп, действующих или нет в интересах иностранного государства. Тем не менее, командующие такими негосударственными вооруженными группами могут быть привлечены МУС к уголовной ответственности за другие преступления. Более того, если обратиться к современной судебной практике, то создается впечатление, что нападения, совершенные негосударственными вооруженными группами, могут быть расценены судьями как акт агрессии, если доказано, что эти группы являлись фактически исполнителями воли иностранного государства.

Для начала расследования преступления агрессии, в отличие от других преступлений, значащихся в Римском статуте, требуется соблюдение более строгих условий. Так, Прокурор не может по своей инициативе (propio motu) или по инициативе какого-нибудь государства начать расследование преступления агрессии, если Совет Безопасности ООН не вынес определения в отношении акта агрессии (ср. ст.39 Устава ООН) или если Палата предварительного производства не дала санкцию на расследование в тех случаях, когда по истечении шести месяцев после возникновения события Совет Безопасности официально не признал акт агрессии. Кроме того юрисдикция Суда распространяется только на акты агрессии, совершенные государствами-участниками.

И наконец, юрисдикция Суда распространится на преступление агрессии только после ратификации или принятия поправок по крайней мере тридцатью (30) государствами-участниками и после того, как две трети государств-участников примут решение относительно фактического осуществления юрисдикции Суда начиная с 1 января 2017 года, в зависимости от того, что произойдет раньше.

Международный уголовный суд

4. Определение Организации американских государств (ОАГ)

Межамериканский договор о взаимной помощи, принятый в Рио-де-Жанейро (Бразилия) в 1947 году, как и Устав Организации американских государств, подписанный в 1948 году в Боготе (Колумбия), запрещают агрессивную войну и утверждают, что победа не дает прав государству-агрессору (статья 3(g) Устава, статья 3(f) русского текста). По мнению ОАГ, агрессия против одного из американских государств является агрессией против всех остальных американских государств (статья 3(3) Договора и статья 3(h) Устава).

В статье 9 Договора определяются два типа агрессии: i) неоправданное вооруженное нападение одного государства на территорию, народ или наземные, морские или воздушные вооруженные силы другого государства и ii) вторжение вооруженных сил любого государства на территорию любого американского государства. К тому же в статье 21 Устава (статья 20 русского текста) говорится, что территория государства является неприкосновенной и поэтому «не может ни при каких обстоятельствах быть объектом военной оккупации или иных насильственных действий, прямо или косвенно предпринятых другими государствами, даже если эти действия носят временный характер».

Кроме того, ОАГ предусматривает ситуацию, в которой агрессия не обязательно связана с вооруженным нападением (статья 6 Договора и статья 29 Устава). В текстах не уточняется, о каких видах нападения идет речь, но можно предположить, что речь идет об экономической агрессии либо о скрытых формах подрыва политики или вмешательства, которые могли бы войти в категорию упомянутых выше косвенных мер оказания давления.

5. Определение Африканского союза

31 января 2005 года государства-члены Африканского союз приняли в Абудже (Нигерия) Пакт Африканского союза о ненападении и о создании общей системы обороны. Пакт вступил в силу 18 декабря 2009 года, он был подписан 43 странами, но на июнь 2015 года ратифицировали его только 20 стран.

В статье 1.с Пакта агрессия определяется шире, чем в других международных инструментах, поскольку определение включает не только действия, совершенные против территории, но и нападение на другие составляющие государственности: политический суверенитет и население.

В документе предлагается более широкое определение акта агрессии, чем то, что было предложено ООН, Международным Судом и МУС. В нем рассматривается возможность того, что агрессия может быть совершена вооруженными группами, но также и террористическими группами, действующими на территории государства («любые иностранные или внешние образования»). Агрессией также может считаться оказание государством поддержки вооруженным группам, которые могут совершить враждебные действия против государства-члена. Такое определение, безусловно, гораздо шире, чем толкование, предложенное Международным Судом (см. выше).

«ʻАгрессиейʼ считается применение государством, группой государств, организацией государств или любым иностранным или внешним образованием вооруженной силы или совершение любого другого враждебного акта, несовместимого с Уставом Организации Объединенных Наций или Учредительным актом Африканского союза, и направленного против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности и гуманитарной безопасности населения государства-участника настоящего Пакта.

Актами агрессии без объявления войны государством, группой государств, организацией государств или негосударственными субъектами и иностранными образованиями считаются:

  1. использование вооруженной силы против суверенитета, территориальной целостности и политической независимости государства-члена или любые другие действия, несовместимые с положениями Учредительного акта Африканского союза и Уставом Организации Объединенных Наций;
  2. вторжение или нападение вооруженных сил с территории государства-члена или любая военная оккупация, даже если она носит временный характер, ставшая следствием такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы территории или части территории государства-члена;
  3. бомбардировка территории государства-члена или применение любого оружия против территории государства-члена;
  4. блокада портов, берегов или воздушного пространства государства-члена;
  5. нападение на сухопутные, морские или воздушные силы государства-члена;
  6. применение вооруженных сил государства-члена, находящихся на территории другого государства-члена по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в настоящем Пакте;

(vii)действие государства-члена, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства-члена, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;

  1. оказание любой поддержки и засылка государством-членом или от имени государства вооруженных групп, наемников или других транснациональных организованных преступных группировок, которые могут осуществить враждебные действия против другого государства-члена, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них;
  2. шпионские действия, которые могут быть использованы в целях военной агрессии против государства-члена;
  3. оказание любой технической помощи, подготовка и предоставление сведений другому государству для использования в целях актов агрессии против государства-члена;
  4. способствование, поддержка, одобрение или оказание любой помощи в целях совершения террористических актов или других насильственных трансграничных организованных преступлений против государства-члена».

В ответ на акты агрессии, совершенные в рамках этого Пакта, может быть задействован механизм коллективной безопасности Африканского союза, находящийся еще в зачаточном состоянии, а также дело может быть передано в Суд Африканского союза.

См. также

Совет БезопасностиМеждународный СудМеждународный уголовный судвойнасамооборонаподдержание мираАфриканский союзООНответственность (государства)безопасность коллективная

Библиография

БЮНЬОНФ. «Справедливаявойна, агрессивнаявойнаимеждународноегуманитарноеправо» // МеждународныйжурналКрасногоКреста, No. 847, сентябрь 2002, с. 205-233 (См. такжеBUGNION F. « Guerre juste, guerre d’agression et droit international humanitaire », Revue Internationale de la Croix Rouge, Vol.84, N°847, p.523-546)

DABONE Z. « International law : armed groups in a state-centric system », Revue Internationale de la Croix Rouge, Vol.93, N°882, Juin 2011, p.395-423.

DAUDET Y. « La Commission du Droit International des Nations Unies », Annuaire français de droit international, Volume 29, 1983, p.499-509

KAMTO M. « L’agression en droit international », Pedone, mars 2010, 464p.

ZOUREK J. « Enfin une définition de l’agression », Annuaire français de droit international, Volume 20, 1974, p.9-30

PANCRACIO J.P. « Un mutant juridique : l’agression internationale ? », Les Cahiers de l’IRSEM, n°7, 2011, 85p

Article également référencé dans les 3 catégories suivantes :