Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Судебный орган, учрежденный Уставом ООН для урегулирования межгосударственных споров и функционирующий в соответствии со Статутом, являющимся частью Устава (заключительная глава XIV). Суд разрешает споры между государствами, а не между частными лицами. Нельзя смешивать его с Международным уголовным судом (МУС), наделенным полномочиями судить физических лиц на основании их индивидуальной уголовной ответственности в отношении преступлений, предусмотренных международным уголовным правом. Международный Суд, напротив, обладает юрисдикцией в отношении международных обязательств и ответственности государств. Хотя Суд является органом, предусмотренным Уставом ООН, его юрисдикция, однако, не является обязательной для государств-членов. Государства могут признать юрисдикцию Суда на постоянной основе или посредством специальных соглашений.

МС может рассматривать дело лишь в том случае, если соответствующие государства признали юрисдикцию Суда.

Юрисдикция Суда распространяется на все правовые споры, касающиеся толкования договора или любого положения международного права; наличия факта, который, если он будет установлен, представит собой нарушение международного обязательства; характера и размеров возмещения, причитающегося за расторжение международного обязательства (статья 36 Статута).

Суд применяет нормы существующего международного права, такие как международные конвенции, международный обычай, общие принципы права и правовой доктрины. Кроме того, решения Международного Суда могут также основываться, с согласия конфликтующих государств, на более широком понятии «справедливости» (статья 38 Статута). Тем самым его судебное решение напоминает решение третейского суда.

Принятые Судом решения или вынесенные постановления по какому-либо делу являются обязательными к исполнению для государств, участвующих в споре (Глава XIV, ст. 94.1 Устава ООН); они окончательны и не подлежат обжалованию (статья 60 Статута). В случае, если какая-либо сторона в деле не выполнит обязательства, возложенного на нее решением Суда, другая сторона может обратиться в Совет Безопасности, который может решить о принятии мер для приведения решения в исполнение (Глава XIV, ст. 94.2 Устава).

Решения и постановления Суда могут устанавливать факты и применимое право и решать, нарушает или нет то или иное государство свои международные обязательства. Речь идет об ответственности государства за международно-противоправные деяния и его обязанности возместить ущерб, нанесенный самим государством, его представителями или под его руководством, в соответствии с общими принципами международного публичного права. В своих решениях Суд не указывает сумму выплачиваемой компенсации, поскольку этот вопрос предоставляется на обсуждение государствам. В случае отсутствия компромисса государства могут обратиться в Суд для разрешения данного спора.

Помимо разрешения споров между государствами Суд может давать консультативные заключения по любому юридическому вопросу по запросу любого учреждения или международной (межправительственной) организации, уполномоченных делать такие запросы Уставом ООН, в соответствии со статьей 65 Статута. Статья 96 Устава ООН предоставляет право на запрос консультативного заключения Генеральной Ассамблее и Совету Безопасности, а также любому другому органу ООН или специализированному учреждению по решению Генеральной Ассамблеи. Консультативные заключения Суда не имеют обязательной юридической силы, но в то же время они вносят вклад в развитие международного права и разъяснение его положений. Более того, они отражают авторитет мнения Суда в вопросах морали и права, что является важным аспектом превентивной дипломатии. По Уставу ООН Международный Суд является главным инструментом в распоряжении Совета Безопасности для мирного урегулирования конфликтов и устранения угрозы международному миру и безопасности (статьи 36 – 41 Устава).

  • Физические лица и неправительственные организации не имеют права обращаться в Суд.
  • Юрисдикция Суда не является обязательной для государств. Государства-участники Статута могут заявить, что они признают без особого о том соглашения, ipsofacto, юрисдикцию Суда. Государства могут также признать юрисдикцию путем подписания специального соглашения или заявления (статья 36 Статута). С этого момента при передаче дела в Суд его решения становятся обязательными для государств, участвующих в споре.
  • Кроме урегулирования споров Суд может служить консультативным органом по вопросам толкования положений международного права и международных договоров по запросу любого учреждения ООН (статья 96 Устава и статья 36.1.а Статута).

I. Состав

Суд состоит из пятнадцати Судей, избираемых Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности на девятилетний срок (статья 3 Статута). При выборе Судей учитывается справедливое представительство основных правовых систем мира. Местопребыванием Суда является Гаага (статья 22 Статута).

II. Компетенция Суда

1. Разногласия между государствами

Все страны-члены ООН являются одновременно сторонами Статута Международного Суда. Тем не менее, его юрисдикция является факультативной, т. е. какое-либо государство должно принять конкретное решение о представлении на рассмотрение Суда правовых вопросов или спора с другим государством. Они могут признать юрисдикцию Суда различными способами:

  • Государства могут в любой момент сделать формальное заявление, в котором они признают вне какого-либо спора раз и навсегда, ipsofacto, обязательную юрисдикцию Суда (статья 36.2 Статута). Таким образом, они обязуются представлять на рассмотрение Суда споры юридического характера с другим государством, которое сделало подобное заявление. Тогда юрисдикции Суда подлежат правовые вопросы, касающиеся толкования договора или любого положения международного права; наличия факта, который, если он будет установлен, представит собой нарушение международного обязательства; характера и размеров возмещения, причитающегося за расторжение международного обязательства.
  • В случае спора оба заинтересованных государства могут также, по обоюдному согласию, представить его на рассмотрение Суда (статья 36.1 Статута).
  • Более чем в 300 международных договорах содержатся ссылки на Международный Суд для вопросов толкования или урегулирования разногласий между государствами-участниками.

2. Направление в Суд и консультативное мнение

  • Инициатива направлять спор в Суд может также исходить от Совета Безопасности в случае, если последний занимается мирным урегулированием разногласия между государствами, касающегося в основном юридических вопросов (статья 36.2 Статута; статья 33 и 36.3 Устава).
  • Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности могут запрашивать у Международного Суда консультативные заключения по любому юридическому вопросу (статья 96.1 Устава). Прочие органы и учреждения Объединенных Наций также могут сделать это после получения разрешения Генеральной Ассамблеи (статья 96.2 Устава и статья 65 Статута).

3. Обеспечительные меры

Принимая во внимание темпы разбирательств, Суд имеет право указать, если, по его мнению, это требуется обстоятельствами, любые меры, которые должны быть приняты для обеспечения прав каждой из сторон (статья 41 Статута). Речь идет о защите прав сторон и недопущении усугубления ситуации во время решения спора. Подобные меры, не предопределяя окончательного решения Суда, являются обязательными к исполнению. Нарушение обеспечительных мер считается невыполнением международных обязательств государством и влечет юридическую ответственность этого государства. Соблюдение обеспечительных, назначенных во время судопроизводства, учитывается Судом при принятии окончательного решения.

4. Возмещение ущерба

К ведению Суда относятся переданные ему сторонами правовые споры, касающиеся характера и размеров возмещения, причитающегося за нарушение международного обязательства (статья 36 Статута). Судебная практика Международного Суда показывает, что за международно-противоправные деяния государства обязаны полностью возместить нанесенный ущерб(Дело о фабрике в Хожуве / CaseconcerningthefactoryatChorzow, Claimforindemnity, JudgementN 8, seriesA, N 9, July 26th, 1927; применение Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (Босния и Герцеговина против Югославии) / ApplicationoftheConventiononthePreventionandPunishmentoftheCrimeofGenocide, Counter-claims, Orderof 17 December 1997, I. C. J. Reports 1997, p. 243; Дело, касающееся Авены и других мексиканских граждан (Мексика против Соединенных Штатов Америки), решение от 31 марта 2004 года / AvenaandOtherMexicanNationals (Mexicov. UnitedStatesofAmerica), Judgment, I.C.J. Reports 2004, p.59, § 119).При этом Суд не устанавливает сумму компенсации и характер возмещения. Сначала Суд устанавливает факт противоправного деяния государства, а решение вопроса о компенсациях он возлагает на государства, участвующие в споре. Переговоры о возмещении являются одним из этапов судебных разбирательств, поэтому они проходят под наблюдением Суда, при этом ни одна из сторон не ставит под сомнение правильность вынесенных им решений (Дело о военной и военизированной деятельности в Никарагуа и против Никарагуа (Никарагуа против Соединенных Штатов Америки) / MilitaryandParamilitaryActivitiesinundagainstNicaragua (Nicaraguav. UnitedStatesofAmerica). Merits, Judgement. I.C.J. Reports 1986, pp. 98–101, § 187–190)). Суд ограничивает свою роль в этом вопросе, утверждая, что «окончательное решение по вопросу возмещения должно быть вынесено сторонами спора, а не Судом. В результате переговоров стороны должны прийти к согласованному решению, основанному на данном постановлении, по доброй воле»[Цитирование по неофициальному переводу. – Прим. перев.] (Дело Военные действия на территории Конго (Демократическая Республика Конго против Уганды) / ArmedActivitiesontheTerritoryoftheCongo (DemocraticRepublicoftheCongov. Uganda), Judgment, I.C .J . Reports 2005, p . 168). По мнению Суда, отсутствие компромисса в вопросе о компенсациях не является достаточным для нового обращения, поскольку спор должен иметь не только финансовый характер, но и юридический, чтобы Суд принял его на рассмотрение.

возмещение ущерба – компенсация

III. Консультативные заключения Суда по вопросам гуманитарного права

В рамках консультативных заключений Суду были переданы на рассмотрение несколько дел о вооруженных конфликтах, которые также находились в ведомстве Международного трибунала по бывшей Югославии и Международного уголовного трибунала по Руанде (далее – международные уголовные трибуналы). В этих случаях Суд определяет различные аспекты ответственности несет государство. Это дополняет компетенцию международных трибуналов, которая ограничивается личной уголовной ответственностью. Таким образом, решения Международного Суда в рамках общего международного права разъясняют некоторые понятия гуманитарного права, рассматриваемые международными уголовными трибуналами и Международным уголовным судом с точки зрения международного уголовного права. Постановления и заключения Суда обеспечивают более глубокое понимание и более полное толкование многих понятий международного и гуманитарного права.

1. Международный Суд и вооруженные конфликты

Суд участвует в урегулировании различных ситуаций вооруженных конфликтов в качестве правового органа, содействуя Совету Безопасности ООН и международным трибуналам в вопросах поддержания мира. Во многих случаях Суд подтвердил свои полномочия действовать наряду с Советом Безопасности по запросу других органов ООН для того, чтобы дать консультативное заключение по вопросам, которые уже находятся в ведении Совета Безопасности.

В 1984 году Никарагуа обратилась в Суд по вопросу военного вмешательства США посредством поддержки никарагуанских «контрас» (Дело о военной и военизированной деятельности в Никарагуа и против Никарагуа (Никарагуа против Соединенных Штатов Америки), см. выше). В этом деле Суд дал заключение по следующим вопросам: 1) отличие гуманитарной инициативы от незаконного вмешательства во внутренние дела государства, 2) общий характер и ответственность государства за действия иностранных вооруженных групп, находящихся под его контролем, 3) понятие агрессии и права на самооборону (см. ниже 2).

Конфликт в бывшей Югославии также сопровождался интенсивной работой Суда наряду с военной операцией ООН и действиями Международного военного трибунала adhoc, санкционированных Советом Безопасности ООН. Суд привлекался к работе над 8 другими делами. То, как развертывался этот судебный процесс, представляет собой замечательную аналогию между развитием военного конфликта в бывшей Югославии и тем, какое отражение оно получило в параллельных судебных баталиях. 20 марта 1993 в Суд рассмотрел вопрос применения Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (Босния и Герцеговина против Югославии). Это заявление касалось актов геноцида, совершенных во время конфликта, приведшего к конфронтации Боснии с Сербией и Черногорией в 1991-1995 гг. и позднее, в 1999-2000 гг. Международный Суд должен был в частности определить, несет ли Сербия, оказывая поддержку и руководя вооруженными группировками на территории Боснии и Герцеговины, ответственность за совершенные боснийскими сербами деяния. 8 апреля 1993 года Суд принял решение об обеспечительных мерах, прежде чем приступить к рассмотрению предварительных возражений, выдвинутых Сербией и Черногорией по вопросу юрисдикции Суда в вопросе о геноциде. 11 июля 1996 года Суд вынес постановление по предварительным возражениям и приступил к рассмотрению дела по существу. Сербия и Черногория подали заявление о пересмотре постановления от 11 июля 1996 года, но оно было отклонено Судом решением от 3 июля 2003 года. Решение по существу дела было вынесено только 27 февраля 2007 года(Применение Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (Босния и Герцеговина против Сербии и Черногории) / ApplicationoftheConventiononthePreventionandPunishmentoftheCrimeofGenocide (BosniaandHerzegovinav. SerbiaandMontenegro), Judgment, I.C.J. Reports 2007, p. 43) – через 16 лет после событий и 12 лет после окончания конфликта. Суд признал, что не может возложить вину за акты геноцида, совершенные в Сребренице в июле 1995 года, на Сербию, поскольку Сербия не совершала геноцида посредством своих органов или лиц, действия которых возлагали бы на нее ответственность (§ 395). В решении воспроизводятся и получают развитие правила в отношении возложение ответственности за действия иностранных вооруженных групп на государство. 2 июля 1999 года Хорватия также подала иск в Суд против Сербии и Черногории с обвинением в актах геноцида, совершенных во время войны 1991-1995 гг. (Хорватия против Сербии и Черногории / Croatia v. Serbia). Вслед за очередными предварительными возражениями Сербии о юрисдикции Суд постановил, что иск принят к судопроизводству 18 ноября 2008 года (Применение Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (Хорватия против Сербии) / Application of the Convention on the Prevention nd Punishment of the Crime of Genocide (Croatia v. Serbia), Preliminary Objections,Judgment, I.C.J. Reports 2008, p. 412). Тем временем, после бомбардировок НАТО на территории Сербии и Косово, 29 апреля 1999 года Сербия и Черногория также подали иск одновременно по 8 делам, касающимся правомерности применения силы (Сербия и Черногория против Германии, Бельгии, Канады, Франции, Италии, Нидерландов, Португалии, Великобритании и США). 23 декабря 2003 года Суд объединил дела в одно производство. 15 декабря 2004 года Суд признал дело вне юрисдикции, без какого-либо постановления по существу дела(Дело, касающееся правомерности применения силы (Сербия и Черногория против Бельгии) / LegalityofUseofForce (SerbiaandMontenegrov. Belgium), PreliminaryObjections, Judgment, I.C.J. Reports 2004, p. 279).

В 1999 году Суд рассмотрел три иска от Конго против Уганды, Руанды и Бурунди по обвинению в вооруженных действиях на ее территории. Иск касается региональной войны, для урегулирования которой Совет Безопасности ООН в 1996 году учредил одну из своих самых важных миссий по поддержанию мира – МООНСДРК (ранее МООНДРК). С 2004 года МУС также рассматривает дела конголезского правительства и правительства Уганды по вопросам преступной деятельности вооруженных повстанческих группировок. Судебный процесс растянулся на несколько лет, и в 2005 году Международный Суд вынес решение(Вооруженные действия на территории Конго (Демократическая Республика Конго против Уганды) / ArmedActivitiesontheTerritoryoftheCongo (DemocraticRepublicoftheCongov. Uganda), Judgment, I.C.J. Reports 2005, p. 168). В этом деле Суд уточнил некоторые понятия права вооруженных конфликтов, касающиеся определения оккупации и особой ответственности государства как оккупирующей державы, а также ответственности государства за осуществление контроля над негосударственными вооруженными группировками или принятия во внимание их деятельности и определения агрессии и применения вооружения в целях самообороны.(См. ниже 2).

Генеральная Ассамблея ООН направила на рассмотрение в Суд два сложных дела – вопрос о палестинских территориях и вопрос о независимости Косово – на основе полномочий, дополняющих юрисдикцию Совета Безопасности по вопросам поддержания международного мира и безопасности (статья 24 Устава ООН). 9 июля 2004 года Суд вынес консультативное заключение по вопросу о правовых последствиях строительства стены на оккупированной палестинской территории. Данное заключение рассматривает вопрос о праве, применяемом на оккупированных территориях и ответственность оккупирующей державы в рамках общего международного права и международного гуманитарного права. Оно также подтверждает экстерриториальное применение конвенций, касающихся прав человека со стороны оккупирующей державы на контролируемых территориях (см. ниже). В этом деле Суд также дал заключение по вопросу толкования положений Устава, касающихся дополнительных обязанностей Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности по проблеме поддержания мира. Суд сделал подтвердил, что он обладает юрисдикцией выносить консультативное заключение по вопросу, поставленному перед ним Генеральной Ассамблеей. (Консультативное заключение Международного Суда относительно правовых последствий строительства стены на оккупированной палестинской территории / LegalConsequencesoftheConstructionofaWallintheOccupiedPalestinianTerritory, AdvisoryOpinion, I. C. J. Reports 2004, p. 136, § 24, 25, 47, 50, 96) 22 июля 2010 года Суд вынес консультативное заключение по вопросу соответствия международному праву одностороннего провозглашения независимости Косово (Консультативное заключение Международного Суда ООН по вопросу о декларации независимости Косово / AccordancewithInternationalLawoftheUnilateralDeclarationofIndependenceinRespectofKosovo, AdvisoryOpinion, I. C. J. Reports 2010, p. 403).

2. Вклад в интерпретацию международного гуманитарного права

Решения Международного Суда внесли вклад в уточнение содержания некоторых понятий международного права, касающихся международного гуманитарного права, прав человека, ответственности государства и его международных обязательств, в частности в вопросах безопасности, самообороны, агрессии и оккупации территории.

– Гуманитарная инициатива и вмешательство во внутренние дела государства:

(Дело о военной и военизированной деятельности в Никарагуа и против Никарагуа (Никарагуа против Соединенных Штатов Америки)/ MilitaryandParamilitaryActivitiesinandagainstNicaragua (Nicaraguav. UnitedStatesofAmerica). Merits, Judgment. I.C.J. Reports 1986, p. 14, § 202-203, 242-243)). В этом деле Суд уточнил ряд условий, которым должна соответствовать гуманитарная помощь, предоставляемая государством, чтобы ее не рассматривали как вмешательство во внутренние дела государства. «По мнению Суда, чтобы предоставление “гуманитарной помощи” могло избежать осуждения как вмешательство во внутренние дела Никарагуа, эта помощь не только должна ограничиваться целями, освященными практикой Красного Креста, а именно “предотвращать и облегчать страдания людей” и “защищать жизнь и здоровье человека и обеспечивать уважение к человеческой личности”,— она должна ко всему прочему оказываться без дискриминации всем нуждающимся в Никарагуа, а не только “контрас” и их иждивенцам», § 243. [Цитирование по неофициальному переводу. – Прим. перев.]

вмешательствогуманитарные принципы

- Обычай:

В деле Никарагуа против США (см. выше) Суд подчеркнул, что несоблюдение государством норм обычного права не является достаточным основанием для отмены таких норм (§ 186)

обычай

- Самооборона и агрессия;

В нескольких решениях Международный Суд уточнял понятие агрессии и законные условия применения вооружений в качестве самообороны, которые предусмотрены Уставом ООН и обычным международным правом (Никарагуа против США / Nicaraguav. UnitedStatesofAmerica, § 35, 74, 176, 194, 195, 199, 200, 211, 247; Демократическая Республика Конго против Уганды / DemocraticRepublicoftheCongov. Uganda, § 143-148).

Суд уточняет характер правовой связи, существующей между самообороной и агрессией (Никарагуа против США / Nicaraguav. UnitedStatesofAmerica, § 74, 211; Демократическая Респубоика Конго против Уганды / DemocraticRepublicoftheCongov. Uganda, § 143-148).

Суд различает агрессию и другие виды угрозы внутренней безопасности государства, которые не дают места для использования самообороны и применения силы (Никарагуа против США / Nicaraguav. UnitedStatesofAmerica, § 224).

Суд дает определение вооруженной агрессии, которая при определенных условиях включает действия, совершенные государством посредством негосударственных вооруженных группировок (Никарагуа против США / Nicaraguav. UnitedStatesofAmerica, § 195, 247).

Суд напоминает о существовании «устоявшейся нормы обычного международного права, согласно которой законность отражения нападения зависит от соблюдения критериев необходимости и соразмерности мер самообороны» [Цитирование по неофициальному переводу. – Прим. перев.] (НикарагуапротивСША / Nicaragua v. United States of America, para 176).

самооборонаагрессия

- Ответственность государства за деятельность его представителей и органов:

В нескольких делах Международный Суд подчеркнул, что деятельность государственного органа всегда влечет за собой ответственность этого государства без необходимости существования доказательств о действиях органа по приказам государства или их превышении. (Разногласие, касающееся судебно-процессуального иммунитета Специального докладчика Комиссии по правам человека Организации Объединенных Наций / DiffferenceRelatingtoImmunityfromLegalProcessofaSpecialRapporteuroftheCommissiononHumanRights, AdvisoryOpinion, I. C. J. Reports 1999, p. 87, § 6; и Демократическая Республика Конго против Уганды / DemocraticRepublicoftheCongov. Uganda, paras 213-214).

ответственность

- Ответственность государства за деятельность контролируемых им негосударственных вооруженных группировок:

Понятие ответственности государства за действия, совершенные негосударственными вооруженными группами под его более или менее явным контролем, было уточнено в трех основных делах Международного Суда. Суд разъяснил понятие фактического контроля, позволяющее возлагать на государство ответственность за действия, совершенные негосударственными группировками, находящимися под его управлением (Никарагуа против Соединенных Штатов Америки / Nicaraguav. UnitedStatesofAmerica, § 109-116; Босния и Герцеговина против Сербии и Черногории / BosniaandHerzegovinav. SerbiaandMontenegro, § 391-406; Демократическая Республика Конго против Уганды / DemocraticRepublicoftheCongov. Uganda, paras 161-165, 213-214, 220, 245, 248-250, 277 и 300-301).

ответственностьмеждународный вооруженный конфликт

- Оккупация:

Вопрос об определении оккупации и обязательств оккупирующей державы был рассмотрен Международным Судом в рамках двух значимых дел (Демократическая Республика Конго против Уганды / DemocraticRepublicoftheCongov. Uganda, § 172-180 и Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории / LegalConsequencesoftheConstructionofaWallintheOccupiedPalestinianTerritory, § 78, 89, 90 и 95).

Международный Суд признает, что определение оккупации и связанных с ней обязательств содержится как в Гаагском положении 1907 года, так и в Женевской конвенции (IV) от 1949 года. Суд подтверждает обычный характер части данного права, не нуждающегося в формальной ратификации со стороны оккупирующего государства (Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории / LegalConsequencesoftheConstructionofaWallintheOccupiedPalestinianTerritory, § 79, 89 и Демократическая Республика Конго против Уганды / DemocraticRepublicoftheCongov. Uganda, § 172).

Суд уточняет определение обязательств оккупирующей державы (Демократическая Республика Конго против Уганды / DemocraticRepublicoftheCongov. Uganda, § 172, 178, 179 и 180). В рамках вопроса оккупации Суд также подтвердил экстерриториальное применение конвенций, касающихся прав человека, со стороны оккупирующей державы в отношении людей и территорий, находящихся под ее контролем.

оккупированная территорияправа человека

- Одновременное применение прав человека и международного гуманитарного права:

Международный Суд установил принципы одновременного и экстерриториального применения прав человека и международного гуманитарного права. Он подтверждает применение принципов прав человека во время вооруженных конфликтов, кроме существующих положений об отступлении и предусмотренных с этой целью процедур. Суд добавляет, что конвенции, касающиеся прав человека, применяются по экстерриториальному принципу, в особенности во время оккупации или содержания под стражей, поскольку государства имеют контроль над определенными людьми или иностранными территориями(Законность угрозы или применения ядерного оружия / Legality of the Threat or Use of Nuclear Weapons, Advisory Opinion, 1996, I. C. J. Reports 1996, p. 226, § 24; Демократическая Республика Конго против Уганды / Democratic Republic of the Congo v. Uganda, § 216-217).

права человекамеждународное гуманитарное право

- Интерпретация права:

Международный Суд уточняет порядок интерпретации международного права, содержащийся в Венской конвенции о праве международных договоров (1969), и опровергает правомерность интерпретаций международного гуманитарного права государствами, которые приводят к появлению абсурдных и бессмысленных толкований(Дело, касающееся нефтяных платформ (Исламская Республика Иран против Соединенных Штатов Америки) / Oil Platforms (Islamic Republic of Iran v. United States of America), Preliminary Exceptions, I. C.J. Reports1996 (II), p. 8 12, § 23; Дело, касающееся острова Касикили/Седуду (Ботсвана против Намибии) / Kasikili/Sedudu Island (Botswana/Namibia), Judgment, I.C.J. Reports 1999 (II), p. 1059, § 18; Суверенитет над островами Пулау-Лигитан и Пулау-Сипадан (Индонезия против Малайзии) / Sovereignty over Pulau Ligitan and Pulau Sipadan (Indonesia v Malaysia), Judgment, I.C.J. Reports 2002, p. 645, § 37 и Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории / Legal Consequences of the Construction of a Wall in the Occupied Palestinian Territory, § 94).

международное право

- Возмещение ущерба и юрисдикционный иммунитет государств:

В нескольких решениях Международный Суд напоминает, что государства обязаны возместить ущерб, нанесенный их противоправной деятельностью (Дело о фабрике в Хожуве / Case concerning the Factory at Chorzow, Claim for Indemnity, Jurisdiction, 1927 I. C. J., series A, n°9, p.21; Дело, касающееся проекта Габчиково-Надьмарое (Венгрия против Словакии) / Gabčikovo-Nagymaros Project (Hungary v. Slovakia), Judgment, I. C. J., Reports 2004, p.59, § 119 и Демократическая Республика Конго против Уганды / Democratic Republic of the Congo v. Uganda, § 259-261).

Тем не менее Суд разделяет это обязательство государства и право на индивидуальное возмещение ущерба жертвам нарушений правовых норм и подтверждает юрисдикционный иммунитет государств в отношении требований компенсаций, исходящих от физических лиц, ставших жертвами нацистских военных преступлений. Суд подтверждает, что обычное международное право всегда налагает на государство обязанность признать иммунитет в том случае, если его вооруженные силы или другие органы обвиняются в совершении на территории другого государства актов, нанесших ущерб во время вооруженного конфликта. Суд также подтверждает, что данный иммунитет не зависит от тяжести деяний, приписываемых государству (Юрисдикционные иммунитеты государства (Германия против Италии, при участии Греции) / JurisdictionalImmunitiesoftheState (Germanyv. Italy: Greeceintervening), Judgment, I.C.J. Reports 2012, § 78-93, 100-101).

В другом деле Суд подтверждает существование юрисдикционного иммунитета, распространяющегося на действующих глав государств и правительств, а также министров иностранных дел. Однако Суд уточняет, что наличие иммунитета не освобождает этих людей от ответственности за преступления, которые они могли бы совершить. Таким образом, Международный Суд считает, что иммунитет от уголовной юрисдикции и индивидуальная уголовная ответственность представляют собой разные понятия. Юрисдикционный иммунитет не является постоянным и исключает уголовное преследование лишь на определенный срок. Кроме того, иммунитет имеет силу перед национальными судами, но не перед Международным уголовнымсудом (Ордер на арест от 11 апреля 2000 года (Демократическая Республика Конго против Бельгии) / ArrestWarrantof 11 April 2000 (DemocraticRepublicoftheCongov. Belgium), Judgement, I. C. J. Reports 2002, p. 3, § 58, 60).

Возмещение ущерба – компенсацияиммунитет

АгрессияОрганизация Объединенных Наций (ООН)Генеральная Ассамблея ООНСовет Безопасности ООНмеждународный вооруженный конфликтЕвропейский суд по правам человека (ЕСПЧ)Межамериканский суд и Межамериканская комиссия по правам человекаМеждународные уголовные трибуналывоенные преступления – преступления против человечностиМеждународная конвенцияиерархия правовых норминдивидуальные жалобы (средства правовой защиты)Международная комиссия по установлению фактоварбитражМеждународный уголовный суд.

Контакты

Международный Суд

Дворец мира, Гаага (Нидерланды)

Тел.: (00 31) 70 302 23 23 / Факс: (00 31) 70 364 99 26.

Peace Palace, 2517 KJ The Hague, Netherlands

www. icj-cij. org

Библиография

ABI-SAAB R., « Conséquences juridiques de l’édification d’un mur dans le territoire palestinien occupé : quelques réflexions préliminaires l’avis consultatif de la Cour internationale de Justice », Revue internationale de la Croix-Rouge, Septembre 2004, vol. 86, n° 850, p. 633-657

APOSTOLIDIS C., Les Arrêts de la Cour internationale de justice, Université de Dijon, Dijon, 2005, 208 p.

CHETAIL V., « The contribution of the International Court of justice to International humanitarian law », Revue internationale de la Croix-Rouge, juin 2003, vol. 85, n° 850, p. 235-269.

GUILLAUME, La Cour internationale de Justice, à l’aube du XXIe siècle : le regard d’un juge, Paris, Pedone, 2003, 331 p.

KHDIR M., Dictionnaire juridique de la Cour internationale de justice, Bruylant, 2e, 2000, 527 p. nouvelle édition ?

LABRECQUE G., La force et le droit : Jurisprudence de la cour internationale de Justice, Bruylant, Editions Yvon Blais Canada, 2008.

QUOC NGUYEN D., DAILLIER P., PELLET A., Droit international public, LGDJ, 2002, 1 520 p., p.889-911.