Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Изнасилование заключается в половом сношении вопреки воле партнера с применением физического насилия, угроз или использованием беспомощного состояния потерпевшего лица. Оно признается преступным деянием уголовным законодательством большинства стран. Может быть совершено в том числе лицами одного пола.

Законодательства многих стран предусматривают, что, если факт пенетрации или применения физического насилия не доказаны, невозможно квалифицировать эти деяния как изнасилование и судить их как преступные деяния. Они могут рассматриваться в суде лишь в качестве правонарушений сексуального характера. Насильственный характер полового сношения не всегда легко доказать. Необходимо показать, что повиновение жертвы не может рассматриваться как свободное согласие. Такое повиновение на деле могло быть получено с применением физического насилия, угроз, вследствие злоупотребления властью или доверием.

Эта подлинная проблема отношений между взрослыми также встает в случае сексуальных отношений между взрослым и несовершеннолетним, поскольку закон не признает действительным согласие несовершеннолетних.

В некоторых странах имеются специальные национальные законы, позволяющие привлекать к ответственности лиц, совершивших сексуальные правонарушения по отношению к несовершеннолетним за границей, в судах страны, гражданином которой является правонарушитель. Эти законы, существующие, в частности, в Европе, вписываются в рамки борьбы против педофилии и сексуального туризма. Их положения позволяют судить лица судами страны, на территории которой были совершены эти деяния, или судами страны гражданской принадлежности несовершеннолетнего, если они различны, или судами страны гражданской принадлежности обвиняемого.

Необходимо также отметить, что требуемый уровень доказательств может оказаться чрезвычайно труднодостижимым в некоторых странах. Суды могут потребовать вещественных доказательств, установления фактических обстоятельств и медицинских анализов, а также свидетельских показаний. Однако в ситуациях вооруженных конфликтов уровень требований данных доказательств снижается.

  • Кроме свидетельских показаний жертвы, в суде может быть предъявлена медицинская справка, удостоверяющая наличие повреждений вследствие насильственного или жестокого характера полового сношения. Столкнувшись с подобной ситуацией, врач при любых обстоятельствах обязан выдать такую справку жертве в кратчайшие сроки после констатации факта.
  • Жертва может столкнуться со значительными трудностями при подтверждении своих свидетельских показаний в суде, учитывая дополнительное унижение, которое с этим связано, а также трудность в противостоянии обидчику, свидетельские показания которого могут иметь ту же силу. Жертва сталкивается с дополнительными рисками давления или репрессалий в том случае, если изнасилование произошло в рамках вооруженного конфликта. Эти обстоятельства еще более подчеркивают важность получения медицинского свидетельства в кратчайшие сроки, даже если оно не будет иметь совершенной формы в глазах правосудия, в том случае, когда ситуация вооруженного конфликта не дает возможности лучшего решения.

медицинская миссиямедицинская этика (деонтология)

Изнасилование является преступлением с точки зрения международного права в целом и с точки зрения гуманитарного права, действующего в период вооруженного конфликта, даже если оно не всегда особо упоминается в международных документах, касающихся гуманитарного права. Однако оно воспрещается международным правом, так как приравнивается им к преступным деяниям, представляющим угрозу физической неприкосновенности пострадавших, к пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения. Некоторые международные конвенции и организации прямо признают изнасилование формой пыток, например, Межамериканская конвенция по предотвращению, наказанию и искоренению насилия в отношении женщин 1994 года, Декларация ООН об искоренении насилия в отношении женщин 1993 года и Межамериканская комиссия по правам человека. Статуты Международного уголовного суда и двух специальных международных уголовных трибуналов — по бывшей Югославии и по Руанде – также осуждают изнасилование и другие формы сексуального насилия.

пытка

В течение длительного времени изнасилование рассматривалось как неизбежная проблема военного времени и не отделялось от других актов насилия против гражданского населения. В недавнее время в бывшей Югославии и в Руанде изнасилование проявило себя как массовое явление и в своем роде средство ведения войны.

Это преступление официально признается сегодня международным уголовным правом как военное преступление, если оно совершено в период вооруженного конфликта международного или немеждународного характера, и как преступление против человечности, если совершается в рамках систематических нападений на гражданское население.

  • Женевские конвенции 1949 года предусматривают, что женщины будут специально охраняться от всяких покушений на их честь (…) или любой другой формы покушений на их нравственность в рамках как международных вооруженных конфликтов, так и вооруженных конфликтов немеждународного характера (ЖIV, ст. 27; ЖПI, ст. 76; ЖПII, ст. 4). Конвенции запрещают всяческое посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность покровительствуемых лиц, в частности, всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания (ЖI, ЖII, ЖIII, ЖIV, ст. 3).

Норма 93 «Исследования о нормах обычного международного гуманитарного права», опубликованного МККК в 2005 году, недвусмысленно заявляет, что изнасилование и другие формы сексуального насилия запрещены как во время международных, так и немеждународных конфликтов.

основные гарантии

  • Таким образом, изнасилование относится к категории пыток и жестокого или бесчеловечного обращения и представляет собой тяжкое нарушение Женевских конвенций, если оно совершается в период вооруженного конфликта, по отношению как к женщинам, так и к мужчинам (ЖI, ст. 50; ЖII, ст. 51; ЖIII, ст. 130; ЖIV, ст. 147).

военное преступление — преступление против человечности

  • Иногда изнасилование во время вооруженных конфликтов носит систематический и массовый характер и используется в качестве средства этнической чистки или террора гражданского населения. По данным ООН, во время геноцида в Руанде изнасилованию подверглись 25 000 женщин. В настоящее время УВКБ согласилось, что изнасилование может рассматриваться как преследование для признания статуса беженца в соответствии с Конвенцией 1951 года. Кроме того, УВКБ рекомендует особо бережное отношение к лицам, попросившим убежища, если они могли оказаться жертвой сексуального насилия.
  • В 1993 году Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) отнес изнасилование к категории преступлений против человечности и военных преступлений и заявил о своих полномочиях осуществлять судебное преследование лиц, совершивших акты сексуального насилия во время вооруженных конфликтов в бывшей Югославии (Устав МТБЮ, ст. 5.g; «Правила процедуры и доказывания», правило 9688). Это беспрецедентный случай в юридической практике, однако действующий только в рамках специального трибунала, юрисдикция которого распространяется лишь на преступления, совершенные на территории бывшей Югославии. Четверть обвинительных актов, составленных трибуналом МТБЮ, включает обвинения в актах сексуального насилия.
  • Международный уголовный трибунал по Руанде (МУТР) также обладает полномочиями расследовать изнасилование как преступление против человечности и военное преступление. Его Устав, принятый в 1994 году, распространил понятие серьезного нарушения Женевских конвенций на ситуации вооруженных конфликтов немеждународного характера, основывая свои обвинения на нарушении положений статьи 3, общей для всех Женевских конвенций, и для Протокола II 1977 года (ст. 4 Устава МУТР).
  • В 1998 году впервые в практике международного права МУТР заявил, что изнасилование и акты сексуального насилия могут представлять собой преступление геноцида, если они совершаются в целях истребления, полного или частичного, какой-либо национальной, этической, расовой или религиозной группы (судебное решение по делу Акайесу (Akayesu), см. судебную практикуниже).
  • Специальное положение об изнасиловании, обращении в сексуальное рабство, принуждении к проституции, принудительной беременности, принудительной стерилизации и других формах сексуального насилия сопоставимой тяжести было включено в определение военных преступлений и преступлений против человечности, подсудных Международному уголовному суду, Статут которого был принят в Риме 17 июля 1998 года и вступил в силу 1 июля 2002 года (ст. 7.1.g; ст. 8.2.b. xxii; ст. 8.2.e.vi). Оно распространяется на время вооруженных конфликтов как международного, так и немеждународного характера.

Чтобы считаться преступлением против человечности, сексуальное насилие должно быть совершено в рамках широкомасштабного или систематического нападения (ст. 7.1.g). Для отнесения к военному преступлению сексуальное насилие должно происходить в контексте международного или немеждународного вооруженного конфликта и совершаться в рамках плана или политики или при крупномасштабном совершении таких преступлений (8.2.b.xxii и 8.2.e.vi Статута МУС). В определении запрещается 6 типов сексуального насилия: изнасилование, обращение в сексуальное рабство, принуждение к проституции, принудительная беременность принудительная стерилизация и любые другие виды сексуального насилия сопоставимой тяжести.

Элементы преступления сексуального насилия

Элементы этого преступления перечислены в отдельном документе «Элементы преступлений», принятом Ассамблеей государств-участников МУС.

  • Для преступления в виде изнасилования требуются следующие элементы:

Исполнитель посягнул на тело лица, совершив деяние, в результате которого имело место проникновение, даже самое незначительное, в любую часть тела потерпевшего или исполнителя, половым членом либо любым предметом или любой частью тела в анальное или генитальное отверстие потерпевшего. Посягательство было совершено с применением силы или угрозы силой в отношении данного или другого лица, либо путем принуждения, вызванного, например, страхом перед насилием, грубым принуждением, задержанием, психологическим давлением или злоупотреблением властью, либо путем использования обстановки, характеризующейся принуждением, либо посягательство было совершено в отношении лица, неспособного дать согласие, выражающее его истинную волю.

  • Для преступления в виде обращения в сексуальное рабство требуются следующие элементы:

Исполнитель осуществлял правомочие собственника в отношении одного или нескольких лиц, например путем приобретения, продажи, предоставления в пользование, обмена такого лица или лиц, либо путем аналогичного лишения их личной свободы.

Обвиняемый вовлек такое лицо или лиц в совершение одного или нескольких актов сексуального характера.

  • Для преступления в виде принуждения к проституции требуются следующие элементы:

Исполнитель принудил одно или нескольких лиц к участию в совершении одного или нескольких актов сексуального характера путем применения силы или угрозы силой против такого лица или лиц либо другого лица либо путем принуждения, вызванного, например, страхом перед насилием, грубым принуждением, задержанием, психологическим давлением или злоупотреблением властью, либо путем использования обстановки, характеризующейся принуждением, или же неспособности такого лица или лиц дать согласие, выражающее их истинную волю.

Исполнитель или другое лицо получили или ожидали получить какую-либо финансовую или иную выгоду в обмен на совершение таких актов сексуального характера или в связи с ними.

  • Для преступления в виде принудительной беременности требуется, чтобы:

Исполнитель удерживал одну или более женщин, которых принудительно сделали беременными, с тем чтобы изменить этнический состав какого-либо населения или совершить иные серьезные нарушения международного права.

  • Для преступления в виде принудительной стерилизации требуется, чтобы:

Исполнитель лишил одно или нескольких лиц естественной способности к воспроизводству. Деяние не было оправдано необходимостью медицинского или больничного лечения такого лица или лиц и не было совершено с его согласия, выражающего истинную волю.

  • Для преступления в виде сексуального насилия требуется, чтобы:

Исполнитель совершил в отношении одного или нескольких лиц акт сексуального характера либо вовлек такое лицо или лиц в совершение акта сексуального характера путем применения силы или угрозы силой против такого лица или лиц либо другого лица либо путем принуждения, вызванного, например, страхом перед насилием, грубым принуждением, задержанием, психологическим давлением или злоупотреблением властью, либо путем использования обстановки, характеризующейся принуждением, или же неспособности такого лица или лиц дать согласие, выражающее их истинную волю.

Случаи, когда насилие сопровождается умышленным (или нет) заражением вирусом СПИДа, еще не рассматривались в международном праве.

военное преступление — преступление против человечности

Чтобы держать под контролем вопрос сексуального насилия в ходе вооруженных конфликтов, Генеральный секретарь назначил Специального представителя Генерального секретаря ООН по вопросам сексуального насилия в конфликтах. В июне 2012 года этот пост заняла Зайнаб Хава Бангура из Сьерра-Леоне, сменившая Марго Вальстрём. Существует также пост Специального докладчика по вопросу о насилии в отношении женщин при Совете по правам человека.

В 2007 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) опубликовала «Рекомендации ВОЗ в отношении безопасности и соблюдения этических норм при сборе данных, документировании и мониторинге случаев сексуального насилия в чрезвычайных ситуациях». Эти Рекомендации были выработаны в результате процесса консультаций, начавшихся в 2006 году и объединивших экспертов медицинских и правозащитных организаций. В их цели входило определение средств сбора информации, чтобы противостоять сексуальному насилию, совершаемому в ходе вооруженных конфликтов, и обеспечить необходимый уход и защиту для жертв насилия. Рекомендации следуют международным нормам медицинской этики и призваны оказать помощь организациям, принимающим на повседневной основе участие в работе с жертвами сексуального насилия.

Судебная практика – Определение насилия международными уголовными трибуналами и Международным уголовным судом

Международные уголовные трибуналы по Руанде (МУТР) и по бывшей Югославии (МТБЮ), а также Международный уголовный суд (МУС) расширили определение изнасилования, включив в него ситуации, когда изнасилование предстает не как изолированное и отдельное преступление, а используется широкомасштабно, как средство ведения войны. Кроме того, учитывая влияние военных ситуаций и массового насилия на юридические и физические обязательства, трибуналы смягчили условия, связанные с доказательством отсутствия истинного согласия жертвы.

Постановление по делу Акайесу (AkayesuICTR-96-4-T, 2 сентября 1998 г.), в котором Жан-Поль Акайесу признается виновным в совершении изнасилования, квалифицированного как преступление против человечности, стало первым международным приговором, давшим определение изнасилованию. Тем самым это случай стал важным прецедентом.

В этом деле Судебная камера МУТР использовала широкое толкование изнасилования, определив его как «проникновение сексуального характера, совершенного над посторонним лицом с использованием принуждения» (§ 688) [Здесь и далее – цитирование по неофициальному переводу. – Прим. перев.]. МУТР подчеркнул, что акты сексуального насилия не ограничиваются физическим сношением и что эти деяния, включая изнасилование, не должны опираться на доказательство лишь с привлечением механических описаний, ограниченных определенными частями тела.

Однако в данном деле международные судьи в первый раз признали, что изнасилование может представлять собой геноцид, если эти действия совершаются «с непосредственным намерением полностью или частично уничтожить какую-либо национальную, этическую, расовую или религиозную группу» (§ 731). Данное определение было намеренно широким, чтобы охватить различные формы сексуального насилия, совершенные в рамках политики геноцида. Впоследствии оно было адаптировано к специфическим формам данного преступления и получило подтверждение в деле Мусемы (MusemaICTR-96-13-A, 27 январь 2000 г., § 154). Кроме того, МТБЮ заявил в деле о лагере Челебичи, что изнасилование может рассматриваться как пытка, если соблюдены особые условия преступления пытки (МТБЮ, CelebiciIT-96-21-T, 16 ноября 1998 г., § 941).

В деле Фурунджии (FurundzijaIT-95-17/1-T, 10 декабря 1998 г.) МТБЮ заявил, что «применение силы, угрозы силой или принуждения против жертвы или другого лица» являются элементами преступления изнасилования (§ 185).

В деле Фоча (Кунарач и другие/ KunaracetconsortsIT-96-23/1-T, 22 февраля 2001 г.) МТБЮ также учел «другие факторы, делающие из физического проникновения действие, которого жертва не желала или на которое не давала согласие» ̶ элементы, входящие в состав преступления изнасилования согласно международному уголовному праву (§438).

В 2002 году Апелляционная камера МТБЮ приняла определение, описывающее элементы, составляющие преступление изнасилования. Речь идет о «любом проникновении сексуального характера, даже в легкой форме, половым органом насильника во влагалище или анальное отверстие жертвы, если данное проникновение сексуального характера происходило без согласия жертвы (дело Фоча, FocaIT-96-23/1-A, 12 июня 2002 г., § 127). В этом же самом деле Трибунал уточнил, что условие противостояния жертвы не имеет под собой никакого основания в международном обычном праве и что оно является абсурдным в фактических обстоятельствах при таком контексте жестокости (лагерь, в котором были заключены и подвергались сексуальной эксплуатации военными силами противника женщины, принадлежащие к противной стороне конфликта). Применение силы или угроза ее применения составляют неоспоримое доказательство отсутствия согласия жертвы (§ 128). В деле Фурунджии от 10 декабря 1998 года Судебная камера МТБЮ уже принимала решение, что необязательно доказывать существование сопротивления жертвы насилия для того, чтобы данное действие считалось актом изнасилования, достаточно просто установить намерение исполнителя сексуального действия совершить проникновение сексуального характера с осознанием того, что жертва не дает на него свое согласие (FurundzijaIT-95-17/1-T, § 179).

В решении по делу Фоча от 22 февраля 2001 года Судебная камера МТБЮ отнесла изнасилование к категориям преступлений против человечности и военных преступлений.

Изменения в определении и требуемом уровне доказательств объясняются судьями общим контекстом вооруженных конфликтов.

Дело Катанги и других (Прокурор против Жермена Катанги и Матье Нгуджоло Шуи, 30 сентября 2008 г./ TheProsecutorv. GermainKatangaandMathieuNgudjoloChui) было первым делом, рассмотренным в Международном уголовном суде. В этом решении об утверждении пунктов обвинения Палата предварительного производства I Суда заявила, что изнасилование, рассматриваемое как преступление против человечности, предполагает наличие двух элементов:

  1. actusreus, т.е. когда «исполнитель овладел телом другого лица таким образом, что имело место проникновение, даже самое незначительное, в любую часть тела потерпевшего или исполнителя, половым членом либо любым предметом или любой частью тела в анальное или генитальное отверстие потерпевшего» (§ 438-440) и;
  2. mensrea, т.е. намерение овладеть телом другого лица «с применением силы или угрозы силой или принуждения» (§ 441).

БИБЛИОГРАФИЯ

ГАРДАМ Д., Женщины, права человека и международное гуманитарное право, Международный журнал Красного Креста, № 2, сентябрь 1998, с. 505–519. (См. также GARDAM J., « Femme, droits de l’homme et droit humanitaire », Revue internationale de la Croix-Rouge, septembre 1998, p. 449-462).

ALLEN B., Rape Warfare. The Hidden Genocide in Bosnia-Herzegovina and Croatia, University of Minnesota Press, 1996.

DE BROUWER A.M., Supranational Criminal Prosecution of Sexual Violence: The ICC and the Practice of the ICTY and the ICTR, Antwerpen: Intersentia, 2005, 570p.

FIDH, « Human Rights Watch, Human Rights Watch Women’s Rights Project », Shattered Lives. Sexual Violence During the Rwandan Genocide and its Aftermath, Human Rights Watch, New York-Washington-Londres-Bruxelles, 1996

JOSSE E., « “Ils sont venus avec deux fusils” : les conséquences des violences sexuelles sur la santé mentale des femmes victimes dans les contextes de conflit armé », Revue internationale de la Croix-Rouge, n°877, mars 2010. Доступно по ссылке:http://www.icrc.org/fre/assets/files/other/irrc-877-josse-fre.pdf

MERON T., « Rape as a Crime under International Humanitarian Law », American Journal of International Law, 1993, p. 424-428.

Article également référencé dans les 3 catégories suivantes :