Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Дети, в отличие от взрослых, индивидуальной правосубъектностью не обладают. Защиту ребенка и его интересов в силу законодательных положений, таким образом, обеспечивают его родители, семья или социальные службы и судебная система, если семья этой роли играть не может. Для нормального физического и умственного развития личности ребенка необходимы конкретные условия. Чтобы обеспечить право каждого ребенка развиваться, установлены определенные гарантии как на национальном, так и на международном уровне. Дети становятся жертвами не только военного конфликта, но также и крайней нищеты, когда социальные программы большинства правительств ставятся под угрозу. В таких ситуациях ЮНИСЕФ и представители неправительственных гуманитарных организаций играют важную роль в организации конкретных операций оказания помощи. Более того, они помогают в каждом конкретном случае усилить или восстановить правовую защиту, чтобы избежать множества злоупотреблений по отношению к личности детей.

• Дети составляют 40 % жертв войны из числа гражданского населения и более 50% из числа беженцев и перемещенных лиц. Особая уязвимость детей увеличивает риск того, что их потребности в пище, воде и медицинском уходе не будут обеспечены в нужной мере.

• Защита детей не может быть обеспечена путем усиления их правовой самостоятельности. Она состоит в поиске внешних механизмов защиты неприкосновенности ребенка от посягательств семейного или общественного окружения, жертвой которых он является.

• Таким образом, защита ребенка возлагает прямую ответственность на всех участников общественной жизни, включая ответственность представителей гуманитарных организаций в чрезвычайных ситуациях.

• Правовая категория детства неоднородна. Право принимает во внимание тот факт, что потребности в самостоятельности у ребенка зависят от его возраста.

Для юридического и для уголовно-правового совершеннолетия установлены разные возрастные пределы. Большинство международных конвенций использует термин ребенок чаще, чем несовершеннолетний. По определению международной Конвенции о правах ребенка, ребенок — это лицо, не достигшее 18 лет. Однако некоторые меры, такие, как набор в армию, возможность быть привлеченным к суду за преступления или содержание в тюрьме, применяются с меньшими возрастными пределами.

• Дети до пятнадцати лет не должны вербоваться военными силами (или призываться в армию).

В период военных конфликтов международное гуманитарное право обеспечивает детям как общую защиту, предусмотренную для гражданских лиц, не участвующих в военных действиях, так и специальную защиту, учитывая их особую незащищенность и безоружность. Дети имеют право на отдельную материальную помощь и усиленную защиту. Гуманитарное право не употребляет термин «несовершеннолетний», поскольку возраст совершеннолетия варьирует в разных странах. В нем установлены отдельные права для новорожденных, для детей до пятнадцати лет и для не достигших восемнадцати.

несовершеннолетний

Эти права приобрели сегодня статус обычного права. В норме 135 Исследования об обычном международном гуманитарном праве, опубликованного МККК в 2005 году, предусмотрено, что «дети, затронутые вооруженным конфликтом [как международным, так и немеждународным], имеют право на особые уважение и защиту»

Конвенция о правах ребенка, принятая 20 ноября 1989 года Генеральной Ассамблеей ООН, охватывает практически все аспекты жизни ребенка, устанавливает правовые нормы во всех остальных ситуациях (в мирное время, в ситуациях внутренних беспорядков и т. д.), когда право вооруженных конфликтов непосредственно неприменимо. Закрепленные в ней права должны гарантироваться всем лицам в возрасте до 18 лет (кроме некоторых стран, где возраст совершеннолетия менее 18 лет). Статья 38 Конвенции призывает уважать международное гуманитарное право в военное время. Конвенция вступила в силу в 1990 году, к ней присоединилось 195 государств-участников.

25 мая 2000 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла два Факультативных протокола к Конвенции о правах ребенка (A/RES/54263), один касается участия детей в вооруженных конфликтах, другой - торговли детьми, детской проституции и детской порнографии. Оба протокола вступили в силу в начале 2002 года. В апреле 2013 года Факультативный протокол, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах, подписало 159 стран; а Протокол, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии – 169 (см. ниже более подробно о Факультативных протоколах).

I. Защита ребенка в период военного конфликта: Женевские конвенции

Защита детей, гарантированная Женевскими конвенциями 1949 года, преследует разнообразные цели. Правовые нормы, предусмотренные для международных вооруженных конфликтов, представлены в них более детально, чем в случае внутренних конфликтов. Тем не менее организациям, занимающимся оказанием помощи, ничто не мешает в рамках работы ссылаться на них в таких ситуациях.

1.Уберечь детей во время военных действий:

• С самого начала конфликта «стороны, находящиеся в конфликте, могут создавать на своей собственной территории, а в случае необходимости на оккупированных территориях, санитарные и безопасные зоны и местности, организованные таким образом, чтобы оградить от действий войны раненых и больных, инвалидов, престарелых, детей до 15-летнего возраста, беременных женщин и матерей с детьми до 7-летнего возраста(ЖIV. ст. 14).

зоны, находящиеся под особой защитой МГП

• В случае присутствия детей-иностранцев на территории одной из конфликтующих сторон, то «дети до 15 лет, беременные женщины и матери с детьми до 7 лет будут пользоваться преимуществами в той же степени, что и граждане заинтересованного государства» (ЖIV, ст. 38.5).

а) На оккупированной территории

• На оккупированной территории оккупирующая держава должна обеспечить нормальную работу учреждений, которым поручено воспитание и образование детей. Она ни в коем случае не должна изменять их гражданского состояния, или зачислять их в зависящие от нее формирования или организации. В том случае, если местные учреждения не будут в состоянии выполнять эти функции, оккупирующая держава должна будет принимать меры по содержанию и обучению детей-сирот или детей, разлученных вследствие войны со своими родителями; обучение должно производиться, по возможности, лицами их национальности, языка и религии. Оккупирующая держава не должна затруднять применение преференциальных мер в отношении питания, медицинского ухода и защиты от действия войны, которые могли быть приняты до оккупации по отношению к детям до 15 лет, беременным женщинам и матерям с детьми до 7-летнего возраста (ЖIV, ст. 50). Оккупирующая держава не сможет направить на принудительную работу лиц моложе 18 лет ((ЖIV, ст. 51).

б) Эвакуация

• В ситуации крайней необходимости, для безопасности детей рекомендуется временная их эвакуация из осажденной или окруженной зоны ((ЖIV, ст. 17). Она должна проводиться с соблюдением строгих правил организации и безопасности с целью не повлечь за собой риска нанести ребенку ущерб (ЖПII, ст. 4.3.е; ЖПI, ст. 78).

эвакуация

в) Особые попечение и защита для детей в ходе вооруженных конфликтов

• При всех обстоятельствах ребенку гарантировано право на защиту его культурной среды, воспитания и образования (ЖIV, ст. 51), выполнения религиозных обрядов (ЖIV, ст. 24 и 50).

• Во избежание злоупотреблений, более чем вероятных в ситуации войны, предусмотрены правила, регламентирующие условия усыновления и эвакуации детей (ЖПI, ст. 78).

Даже если эти правила юридически применимы только в ситуациях международных вооруженных конфликтов, ничто не мешает организациям по оказанию помощи пользоваться ими для своей работы во время вооруженных конфликтов немеждународного характера.

• Дети должны пользоваться особым уважением, и им обеспечивается защита от любого рода непристойных посягательств. Они должны получать уход и помощь, которые им требуются ввиду их возраста или по любой другой причине (ЖПI, ст. 77.1).

• Роженицы и новорожденные дети приравнены в правах к раненым и пользуются усиленной защитой, предусмотренной гуманитарным правом для раненых и больных (ЖПI, ст. 8).

• При распределении поставок помощи приоритет должен быть отдан таким лицам, как дети, беременные женщины, роженицы и кормящие матери, которые пользуются особыми льготами и особой защитой (ЖIV, ст. 38.5 и 50; ЖПI, ст. 70).

• В осажденных зонах или на оккупированных территориях подписавшие Конвенции государства должны предоставить свободный пропуск всех посылок с необходимыми продуктами питания, носильными вещами и укрепляющими средствами, предназначенными для детей до 15 лет, беременных женщин и рожениц (ЖIV, ст. 23).

•  Дети, интернированные оккупирующей державой, должны иметь возможность жить вместе со своей семьей в местах интернирования (ЖIV, ст. 82; ЖПI, ст. 75.5); получать дополнительное питание в соответствии с их физиологическими потребностями (ЖIV, ст. 89); посещать школы либо внутри мест интернирования, либо за их пределами (ЖIV, ст. 94); быть освобождены в первую очередь даже до окончания военных действий (ЖIV, ст. 132).

2. Сохранение единства семьи

Государства должны облегчить переписку и обмен новостями между членами семьи и никогда не чинить им препятствий. Разлученные члены семьи имеют право на переписку. Каждое лицо, находящееся на территории стороны, участвующей в конфликте, или на оккупированной ею территории, сможет сообщать членам своей семьи, где бы они ни находились, а также получать от них сведения чисто семейного характера. Если ввиду обстоятельств семейная переписка невозможна, находящиеся в конфликте стороны обращаются к нейтральному посреднику, каковым является Центральное агентство по розыску (ЖIV, ст. 140), чтобы определить с ним возможности наладить обмен корреспонденцией. Если находящиеся в конфликте стороны найдут необходимым ограничить семейную переписку, такие ограничения будут сводиться лишь к обязательному применению стандартных бланков, на которых можно написать 25 слов любого текста, и ограничить посылку таких бланков до одного в месяц (ЖIV, ст. 25).

• Стороны, находящиеся в конфликте, должны способствовать воссоединению разрозненных войной семей и поддерживать деятельность организаций, которые посвящают себя этому делу (ЖIV, ст. 26; ЖПI, ст. 74; ЖПII, ст. 4.3b). Они также обязуются учредить у себя бюро и агентства по розыску (ЖIV, ст. 136).

Центральное агентство по розыскусемьявоссоединение семей

• В случае заключения или интернирования, с целью сохранения целостности семьи, членам одной семьи, по возможности должно быть предоставлено отдельное помещение для жилья (ЖIV, ст. 82; ЖПI, ст. 75.5).

лишение свободы (заключение; содержание под стражей)интернирование

3. Дети в армии

а) общий запрет вербовать детей

• Стороны должны воздерживаться от вербовки детей до пятнадцатилетнего возраста в вооруженные силы (ЖПI, ст. 77.2; Конвенция о правах ребенка, ст. 38.3). При вербовке лиц, достигших пятнадцатилетнего возраста, но которым еще не исполнилось восемнадцати лет, стороны, участвующие в конфликте, должны отдавать предпочтение лицам более старшего возраста.

Общий запрет на вербовку детей в возрасте до 15 лет приобрел статус обычного международного гуманитарного права (см., например, Доклад Генерального секретаря ООН об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне S/2000/915). Норма 136 Исследования МККК об обычном международном гуманитарном праве гласит, что в ситуации вооруженного конфликта, как международного, так и немеждународного, «дети не должны вербоваться в вооруженные силы или вооруженные группировки». Формулировка «не должны» налагает на вооруженные силы, как регулярные силы, так и организованные вооруженные группы, обязательство не вербовать детей в свои ряды. Факультативный протокол, в свою очередь, обязывает стороны, находящиеся в конфликте, лишь принимать «все возможные меры», чтобы не вербовать детей в солдаты. К тому же в Норме 137 говорится, что «нельзя допускать, чтобы дети принимали участие в военных действиях».

В Статуте Международного уголовного суда, принятом в Риме 17 июля 1998 года и вступившем в силу 1 июля 2002 года, уточняется, что факт «набора или вербовки детей в возрасте до пятнадцати лет в состав национальных вооруженных сил или их использование для активного участия в боевых действиях» (ст. 8.2.b. xxvi; ст. 8.2.e. vii) представляет собой военное преступление независимо от того, идет ли речь о международном или внутреннем вооруженном конфликте.

Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах, принятый Генеральной Ассамблеей ООН 25 мая 2000 год и вступивший в силу 12 февраля 2002 года, повышает до 18 лет минимальный разрешенный возраст для участия в вооруженных конфликтах и запрещает обязательный призыв детей младше 18 лет. Протокол также обязывает государство сдать на хранение во время ратификации или присоединения к нему имеющее обязательный характер заявление, в котором указывается минимальный возраст, допускающий добровольный призыв в его национальные вооруженные силы, и излагаются гарантии, принятые государством для обеспечения того, чтобы такой призыв не носил насильственного или принудительного характера.

Тем не менее случаи уголовного преследования за нарушение запрещения вербовки детей младше 15 лет остаются редки на национальном и международном уровне.

б) Дилемма, связанная с уголовной ответственностью детей за военные преступления

Когда военные преступления совершают дети-солдаты, закономерно возникает проблема уголовной ответственности. Если недавно все усилия международного сообщества были в основном направлены на то, чтобы привлечь к ответственности лиц, вербующих детей-солдат, вопрос об уголовной ответственности самих детей также вставал во многих странах, в частности, в Сьерра-Леоне. Особенно деликатным оказался вопрос о возрасте детей-солдат, когда речь шла об их уголовной ответственности за международные преступления. Обзор практики различных международных уголовных инстанций может дать нам некоторое представление об этом вопросе.

При написании Устава Специального суда по Сьерра-Леоне все споры сфокусировались на вопросе минимального возраста возникновения индивидуальной уголовной ответственности. Действительно, ранее, во время написания Уставов международных уголовных трибуналов, он замалчивался или игнорировался. В соответствии с Римским статутом юрисдикция Международного уголовного суда не распространяется на лиц, которым на момент предполагаемого совершения преступления, не было 18 лет. Таким образом, Римский статут оставляет вопрос, преследовать военных преступников младше 18 лет или нет, на усмотрение национальных судебных инстанций. В то же время ни один из двух Международных уголовных трибуналов по бывшей Югославии или Руанде не вынес обвинительного приговора преступникам младше 18 лет.

Этот вопрос оказался неизбежным в случае Сьерра-Леоне, где большое число детей-солдат, завербованных по большей части насильно, участвовали в военных действиях и совершали тяжкие преступления. Правительство Сьерра-Леоне, а вместе с ним и гражданское общество, ясно выразили желание учредить процедуру для установления ответственности детей-комбатантов. Вопрос о том, как поступать с малолетними преступниками, стал одним из важнейших аспектов переговоров между ООН и Сьерра-Леоне. Участвовавшие в переговорах стороны договорились, что Специальный суд будет иметь юрисдикцию по отношению ко всем лицам, достигшим 15 лет на момент совершения преступлений, заполнив, таким образом, лакуну, оставленную Римским статутом. Тем не менее было решено, что детей в возрасте от 15 до 17 лет будут преследовать в соответствии с международными нормами ювенальной юстиции и они не будут приговорены к тюремному заключению. В статье 7 Устава Специального суда предусмотрено, что на всех стадиях процедуры с несовершеннолетними правонарушителями (обвиняемые в возрасте до 18 лет) «должны обращаться с достоинством и чувством уважения с учетом его молодости и желательности содействия его реабилитации, реинтеграции в общество и выполнению в нем конструктивной роли». Текст Устава вобрал в себя общепризнанные нормы в сфере ювенальной юстиции и ввел дополнительные всеобъемлющие гарантии для защиты малолетних правонарушителей, включая создание палаты по делам несовершеннолетних, введение мер защиты, обеспечивающих право на уединение для несовершеннолетних, а также специальный режим наказаний. Наконец, Специальный суд не может приговорить детей, не достигших 18 лет, к тюремному заключению и должен рассматривать их освобождение в качестве приоритетной задачи (Статья 19 Устава).

Стоит подчеркнуть, что положения относительно несовершеннолетних правонарушителей были включены в Римский статут на основе предположения о том, что такие ситуации маловероятны.

Как и следовало ожидать, Прокурор заявил, что по принципиальным соображениям он не будет преследовать лиц, совершивших преступление в детском возрасте. Поэтому такого типа дела рассматривались Комиссией по установлению истины и примирению, во избежание как возможных нарушений основных прав, так и полной безнаказанности.

Достигнуть согласия по поводу возраста наступления уголовной ответственности оказалось непросто. Тем не менее на сегодняшний день признается, что дети, не достигшие 18 лет на момент совершения предполагаемого преступления, не могут преследоваться за военные преступления и преступления против человечности международными уголовными трибуналами.

судебные гарантии

в) Положения, защищающие детей-солдат, попавших в плен

Если дети, не достигшие пятнадцатилетнего возраста, все же принимают участие в военных действиях и попадают во власть противника, они продолжают пользоваться особой защитой, предоставляемой детям (более подробно, см. ЖПI, ст. 77), независимо от того, являются ли они военнопленными или нет.

4. Основные гарантии во время международных вооруженных конфликтов

Задержанные, интернированные или находящиеся в заключении дети пользуются особыми гарантиями, связанными с их возрастом, с их особыми физиологическими и психологическими потребностями, а также с тем, что, согласно общей части международного уголовного права, они не могут нести ответственности за совершенные преступления и правонарушения. В текстах правовых документов эта защита выражена следующим образом:

— детям, даже в заключении, всегда отдается приоритет при распределении поставок помощи (ЖIV, ст.ст. 23 и 50; ЖПI, ст. 70);

— в отношении обращения с обвиняемыми или заключенными необходимо считаться с тем, что Женевской конвенцией IV (ст. 50) предусмотрен специальный режим для несовершеннолетних. В частности, этот режим предусматривает запрещение вербовать детей в военные формирования, зависящие от державы, под властью которой они находятся (ЖПI, ст. 77.2); обязанность обеспечить материальное содержание и обучение детей, предоставив им пользоваться «преференциальными мерами в отношении питания, медицинского ухода и защиты от действия войны» (ЖIV, ст.ст. 50, 51, 76);

— в случае ареста, задержания или интернирования по причинам, связанным с вооруженным конфликтом, дети содержатся в помещениях, отделенных от помещений для взрослых, кроме тех случаев, когда семьи размещаются по отдельности (ЖПI, ст. 77.4);

— запрещается приводить в исполнение смертный приговор в отношении лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста в момент совершения правонарушения (ЖIV, ст. 68; ЖПI, ст. 77).

смертная казнь

5. Основные гарантии во время немеждународных вооруженных конфликтов

В ситуации вооруженных конфликтов немеждународного характера детям гарантируются минимальные права согласно основным гарантиям статьи 3, общей для Женевских конвенций, и статьи 4.3 Дополнительного Протокола II 1977 года.

• Статья 3-я, общая, предусматривает, что ребенок, будучи лицом, не участвующим в военных действиях, «должен при всех обстоятельствах пользоваться гуманным обращением без всякой дискриминации по причинам расы, цвета кожи, религии или веры, пола, происхождения или имущественного положения или любых других аналогичных критериев». С этой целью запрещаются и всегда и всюду будут запрещаться:

а) посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности, все виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания;

б) взятие заложников;

в) посягательство на человеческое достоинство, в частности, оскорбительное и унижающее обращение;

г) осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными нациями.

основные гарантии

• ЖПII, ст. 4.3: «Детям обеспечиваются необходимые забота и помощь и, в частности:

а) они получают образование, включая религиозное и нравственное воспитание, согласно пожеланиям их родителей или, в случае отсутствия родителей, тех лиц, которые несут ответственность за попечение над ними;

  1. принимаются все необходимые меры для содействия воссоединению временно разъединенных семей;

с) дети, не достигшие пятнадцатилетнего возраста, не подлежат вербовке в вооруженные силы или группы и им не разрешается принимать участие в военных действиях;

  1. особая защиты, предусматриваемая настоящей статьей в отношении детей, не достигших пятнадцатилетнего возраста, продолжает применяться к ним, если они принимают непосредственное участие в военных действиях, вопреки положениям подпункта с) и попадают в плен;
  2. в случае необходимости и по возможности с согласия их родителей или лиц, которые по закону или обычаю несут главную ответственность за попечение над ними, принимаются меры для временной эвакуации детей из района военных действий в более безопасный район внутри страны, при этом обеспечивается сопровождение их лицами, ответственными за их безопасность и благополучие».

Кроме того, «смертный приговор не выносится лицам, которые в момент совершения правонарушения не достигли восемнадцатилетнего возраста, и не приводится в исполнение в отношении беременных женщин и матерей, имеющих малолетних детей» (ЖПII, ст. 6.4).

смертная казнь

II. Другие ситуации: Конвенция ООН о правах ребенка 1989 года и другие документы

• Подписав Конвенцию о правах ребенка, государства-участники признают сформулированные в ее различных статьях основные права детей. Практическая реализация и соблюдение этих прав зависят от правительственной деятельности страны проживания ребенка и от принятия в этой стране законов, соответствующих данной конвенции.

Для поощрения правительственных инициатив в этой области и для наблюдения за их осуществлением Конвенцией был учрежден Комитет по правам ребенка (ст. 43–45), в состав которого вошли десять экспертов, избираемых на четырехлетний срок. Комитет рассматривает представляемые (каждые пять лет) разными странами доклады, касающиеся осуществления настоящей Конвенции на их территории. При рассмотрении докладов государств-участников Комитет может пригласить специализированные учреждения, Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), а также любые другие компетентные органы, чтобы представить заключение экспертов об осуществлении Конвенции в конкретных областях (ст. 45.а). Именно на этой основе НПО могут принимать участие в обсуждении дел, касающихся соблюдения прав ребенка в конкретной стране.

Комитет по правам ребенка

1. Конвенция ООН о правах ребенка 1989 года

• Конвенция о правах ребенка в своих пятидесяти четырех статьях четко формулирует главные правовые нормы, касающиеся прав и защиты детства:

— Во всех действиях и решениях в отношении детей первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка (ст. 3).

— Государства-участники обязаны привести свои национальные законы в соответствие с предусмотренными настоящей Конвенцией правами (ст. 4);

— каждый ребенок имеет неотъемлемое право на жизнь (выживание) и здоровое развитие;

— право на имя и на приобретение гражданства (право ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи (ст. 7 и 8);

— соблюдение права ребенка расти в семейном окружении (запрет на разлучение с родителями вопреки их желанию, а также, в случае разлуки, обеспечение регулярного поддержания личных отношений и прямых контактов с обоими родителями (ст. 9–11));

— право ребенка свободно выражать свои взгляды, мнения и идеи (в частности, в любых судебных или административных инстанциях), а также право на свободу мысли, совести и религии, на свободу ассоциации и свободу мирных собраний (ст. 12–15);

— защита ребенка от жестокого обращения, включая все формы физического или психологического насилия, злоупотребления, эксплуатацию, отсутствие заботы или небрежное обращение (ст. 19);

— признание специфической ответственности и права обоих родителей действовать в соответствии с наилучшими интересами ребенка (ст. 18);

— права в случае усыновления (ст. 21);

усыновление

— права детей-беженцев (ст. 22);

беженец

— права детей-инвалидов (ст. 23);

— права на пользование наиболее совершенными услугами системы здравоохранения (ст. 23 и 24);

— права на периодическую переоценку мер, касающихся административной опеки (ст. 25) (периодическую оценку лечения, предоставляемого ребенку, и всех других условий, связанных с адм. попечением о ребенке) (ст. 25);

— право ребенка на образование (ст. 28–31);

— право на защиту от экономической эксплуатации и от выполнения вредных работ (ст. 32);

— защита детей, связанная с употреблением, производством и торговлей наркотиками (ст. 33);

— защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения (ст. 34);

— предотвращение похищения детей, торговли детьми или их контрабанды и всех других форм эксплуатации, наносящих ущерб любому аспекту благосостояния ребенка (ст. 35 и 36);

— защита детей от пыток (ст. 37);

— гарантии в случае ареста и заключения, а также правовые и судебные гарантии (например, право детей оспаривать законность лишения их свободы перед судом); (ст. 37, 40 и 41);

лишение свободы (заключение, содержание под стражей)судебные гарантии

— защита в случае вооруженного конфликта (ст. 38).

Чтобы защитить детей от участия в вооруженных конфликтах и от сексуальной эксплуатации, 25 мая 2000 года были приняты два Факультативных протокола. Факультативный протокол, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах, устанавливает минимальный возраст в размере 18 лет для обязательного призыва и требует от государств принять все возможные меры, чтобы помешать лицам, не достигшим 18 лет, непосредственно участвовать в боевых действиях. После десятой ратификации, необходимой для его вступления в силу, Протокол обрел свою юридическую силу 12 февраля 2002 года. Факультативный протокол, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, требует признать такие тяжкие нарушения прав ребенка преступлениями.

2. Правила, касающиеся вынесения решения о тюремном заключении детей свободы:

• С целью уточнения и разработки комплекса минимальных правовых норм, касающихся порядка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних, была принята Резолюция ООН. В этом документе, известном как «Пекинские правила», формулируются общие принципы относительно уголовной ответственности несовершеннолетних, провозглашения санкций (мер пресечения) и воспитания, а также сопровождающих их гарантий (Пекинские правила, резолюция 40.33 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 года). Эти правила, учитывающие различные юридические структуры и национальные механизмы, отражают цели и суть ювенальной юстиции и устанавливают желательные практические принципы в области управления ювенальной юстиции. Они представляют собой общепринятые минимальные условия обращения с несовершеннолетними, нарушившими закон. Эти правила свидетельствуют о том, что ювенальная юстиция нацелена на улучшение благополучия несовершеннолетних и ограничения мер в отношении малолетних правонарушителей лишь крайними случаями и необходимым минимальным периодом времени. После принятия Пекинских правил вопрос ювенальной юстиции и преступности продолжал привлекать внимание международного сообщества; в 1990 году, чтобы усилить Пекинские правила, Генеральная Ассамблея ООН приняла Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних, а также Правила, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы (резолюции Генеральной Ассамблеи 45/112 и 45/113 от 14 декабря 1990 г.).

лишение свободы (заключение, содержание под стражей);судебные гарантии

3. Региональные и национальные правовые нормы защиты:

На региональном уровне были также приняты меры для укрепления защиты прав ребенка. Африканская Хартия прав и благосостояния ребенка была принята Африканским союзом в 1990 году (СAB/LEG/24.9/49). Эта Конвенция вступила в силу 29 ноября 1999 года и объединяет 41 государство. Государства-участники, помимо прочего, обязуются уважать и соблюдать на практике касающиеся детей правовые нормы, утвержденные международным гуманитарным правом и применимые как к международным, так и к внутренним вооруженным конфликтам, включая напряженные ситуации. Они также обязуются принимать все возможные меры для обеспечения защиты и заботы детям, оказавшимся жертвами конфликтов, в том числе детям-беженцам. В июле 2001 года был создан Африканский комитет экспертов по правам и благосостоянию ребенка, чтобы поощрять и защищать права, закрепленные Хартией. В Комитет входят 11 членов, его заседания проходят два раза в год, как правило, в мае и ноябре в Аддис-Абебе (Эфиопия). Раз в два года Комитет отчитывается перед Ассамблеей глав государств Африканского союза. Государства-участники представляют свой доклад Комитету экспертов не позднее, чем через два года после ратификации Хартии, а затем раз в три года.

• Специальные национальные законы иногда позволяют возбудить уголовное преследование виновников сексуальных преступлений, совершенных по отношению к несовершеннолетним в чужой стране. Дело может быть передано в суд того государства, гражданином которого является преступник, а также в суд той страны, где было совершено преступление. Эти законы приняты в целях борьбы с педофилией и с так называемым «сексуальным туризмом».

Судебная практика в отношении детейсолдат

(а) Временная юрисдикция Специального суда по Сьерра-Леоне для привлечения к суду лиц, занимавшихся вербовкой детей-солдат

В деле Нормана Прокурор Специального суда по Сьерра-Леоне обвинил Сэма Хинги Нормана в преступлениях против человечности и военных преступлениях, в числе которых вербовка детей-солдат. Норман настаивал, что Специальный суд не вправе его судить за вербовку детей-солдат, поскольку в указанный Прокурором период времени такие действия не считались преступлением в международном уголовном праве. Юрисдикция Суда в отношении этих действий начинается с 1996 года. Тем не менее Апелляционная палата Специального суда заявила, что запрещение вербовки детей получило статус нормы обычного права задолго до 1996 года, и сослалась среди прочих юридических инструментов на Конвенцию о правах ребенка, Женевские конвенции, Африканскую хартию прав и благосостояния ребенка. Хотя ни в одном юридическом документе, существовавшем в 1996 году, не был выражен в явной форме запрет на вербовку детей, Апелляционная палата пришла к мнению, что “a norm need not be expressly stated in an international convention for it to crystallize as a crime under customary international law” (для отнесения этих действий к преступным в рамках обычного гуманитарного права не требовалось закрепления этой нормы в международных конвенциях [Перевод с английского текста. – Прим. перев.]) (Прокурор против Сэма Хинги Нормана, Постановление о предварительном возражении относительно юрисдикции (вербовка детей) - Prosecutorv. SamHingaNorman, DecisiononPreliminarymotionbasedonLackofJurisdiction (ChildRecruitment) 31 мая 2004, § 38). Палата заявила, что защита ребенка является основной гарантией и, следовательно, нарушение этой гарантии путем вербовки детей-солдат является преступлением, которое влечет за собой индивидуальную уголовную ответственность. В результате такого решения обвинения против Нормана, касающиеся вербовки детей, сняты не были.

В 2007 году Специальный суд по Сьерра-Леоне был первой международной уголовной инстанцией, начавшей судить отдельных лиц за набор и вербовку детей младше 15 лет в вооруженные силы или группы. Действительно, 19 июля 2007 года Алексу Тамбе Бриме, Бриме Бази Камаре и Сантиги Борбору Кану, бывшим руководителям Революционного совета вооруженных сил, повстанческой группы, поддерживаемой бывшим президентом Чарльзом Тейлором, были предъявлены обвинения по 11 пунктам, включая серьезные нарушения международного гуманитарного права, такие как набор и вербовка детей младше 15 лет для участия в вооруженном конфликте. В своем решении от 20 июня 2007 года Специальный суд постановил, что использование детей в качестве комбатантов в ходе вооруженного конфликта представляет собой серьезное нарушение гуманитарного права (действие, наказуемое согласно статье 4 (с) Устава).

18 мая 2012 года Судебная камера II Специального суда по Сьерра-Леоне вынесла свой вердикт по делу Чарльза Тейлора. Он был признан виновным по 11 статьям выдвинутых против него обвинений, включая планирование им как вышестоящим лицом принудительной вербовки детей-солдат и их использование в военных действиях – преступление, наказуемое согласно статье 4 (с) Устава (Prosecutorv. CharlesGhankayTaylor, решение от 18 мая 2012).

(б) Военное преступление – принудительная вербовка детей-солдат: судебная практика МУС

В Международном уголовном суде обвинение в принудительной вербовке детей-солдат было предъявлено семи обвиняемым, проходящим по делам в Демократической Республике Конго (ДРК) и в Уганде.

Что касается Демократической Республики Конго, процесс по делу командующего ополчением Томаса Лубанги, начавшийся 26 января 2011 года, стал первым процессом МУС, в котором принудительная вербовка детей-солдат, определенных как дети младше 15 лет, преследовалась как военное преступление. Чтобы установить вину Томаса Лубанги, Трибунал обратился среди прочих к принципу ответственности вышестоящих лиц, согласно которому в случае набора и вербовки детей младше 15 лет в вооруженные силы, ответственность ложится на высшее руководство, поскольку именно оно принимает решения и под его действительным контролем находились завербованные несовершеннолетние. 14 марта 2012 года Томас Лубанга был признан виновным по всем статьям обвинения, включая набор и вербовку детей-солдат. Важным шагом вперед в судебной практике можно назвать утверждение Суда, что нарушение, заключавшееся в использовании детей младше 15 лет для активного участия в боевых действиях, затрагивало разные виды деятельности от ношения оружия на линии фронта («прямое» участие) до осуществления поддержки в тылу («косвенное» участие). Так, Суд заявил, что, как только ребенок становится потенциальной мишенью, даже если он не находится непосредственно на месте боевых действий, можно считать, что он принимал в них активное участие (TheProsecutorv. ThomasLubangaDyilo, судебное решение от 14 марта 2012 года, § 628).

Дело Боско Нтаганды, Жермена Катанги и Матьё Нгуджоло Шуи также связано с вербовкой детей-солдат в ДРК. 26 сентября 2008 года Палата предварительного производства I МУС утвердила семь пунктов обвинения в военных преступлениях и три в преступлениях против человечности против Жермена Катанги и Матьё Нгуджоло Шуи. Во вторую группу обвинений вошло также использование детей младше 15 лет при ведении боевых действий. Обвиняемые Жермен Катанга, Матьё Нгуджоло Шуи и Боско Нтаганда сейчас находятся в предварительном заключении у МУС. Процесс по делу «Прокурор против Жермена Катанги и Матьё Нгуджоло Шуи» начался 24 ноября 2009 года (TheProsecutorv. GermainKatangaandMathieuNgudjoloChui).

Что касается ситуации в Уганде, обвинения в принудительной вербовке и использовании детей для участия в боевых действиях предъявлены Жозефу Кони, Винсенту Отти, Окоту Одьямбо. Дело (TheProsecutorv. JosephKony, VincentOtti, OkotOdhiamboandDominicOngwen) находится на слушании в Палате предварительного производства II. Было выдано пять ордеров на арест высших командующих Армией сопротивления Бога. В связи с получением подтверждения смерти Раски Луквия дело против него было закрыто. Оставшиеся четыре подозреваемых до сих пор в бегах.

Библиография

УИЛЬЯМСОН Д. А. Обзор международных органов уголовного правосудия, действующих в Африке, Международный журнал Красного Креста, № 861, март 2006, с.137-161. Доступнопоссылкеhttps://www.icrc.org/rus/assets/files/other/10_irrc_861_williamson_rus.pdf (См. также Williamson Jamie A., “An Overview of the International Criminal Jurisdictions operating in Africa”, International Review of the Red Cross, 861, March 2006, p. 111-131).

ЮНИСЕФ, Положениедетейвмире, 2012 год: Детивурбанизированноммире, резюме. Доступнопоссылке: http://www.un.org/ru/publications/pdfs/children_in_urban_world_2012_rus.pdf (См. также The State Of The World’s Children 2012: Children in an Urban World, United Nations Children’s Fund (UNICEF) February 2012, 143p. Доступно по ссылке http://www.unicef.org/sowc2012/pdfs/SOWC%202012-Main%20Report_EN_13Mar2012.pdf )

ЮНИСЕФ Парижские обязательства по защите детей от незаконной вербовки или использования вооруженными силами или вооруженными группировками, 2007 (См. также UNICEF, ParisCommitmentstoProtectChildrenfromunlawfulRecruitmentbyArmedForcesorArmedGroups, 2007. Доступно по ссылке: http://www.unicef.org/spanish/protection/files/pariscommitments.pdf)

ЮНИСЕФ Руководящие принципы, касающиеся детей, связанных с вооруженными силами или вооруженными группировками, 2007 (См. также UNICEF, Paris Principles and Guidelines on Children associated with Armed Forces or Armed Groups, 2007. Доступно по ссылке: http://www.unicef.org/emerg/files/ParisPrinciples310107English.pdf) ARZOUMANIAN N., PIZZUTELLI F., « Victimes et bourreaux : questions de responsabilité liées à la problématique des enfants soldats en Afrique », Revue internationale de la Croix-Rouge, décembre 2003, n° 852, p. 827-856.

DUTLI M. T., « Enfants-combattants prisonniers », Revue internationale de la Croix-Rouge, n° 785, septembre-octobre 1990, p. 456-470.

JEANNET S., MERMET J., « L’implication des enfants dans les conflits armés », Revue internationale de la Croix-Rouge, n° 829, mars 1998, p. 111-132.

RAYMOND G., Droit de l’enfance et de l’adolescence. Le droit français est-il conforme à la convention internationale des droits de l’enfant ?, Litec, Paris, 1995. «Дети и война» Международный Журнал Красного Креста, №842, июнь 2001, стр. 283–295. Доступно по ссылке https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/14_irrc_844_children_rus.pdf (См. также « Les enfants et la guerre », Revue internationale de la Croix-Rouge, n° 842, juin 2001, p. 494-504)

ICRC, UNHCR, UNICEF, World Vision International, Save the Children UK & International Rescue Committee, Inter-agency guiding principles on unaccompanied and separated children, Geneva, 2004, 71 p.

OBSERVATOIRE INTERNATIONAL DES PRISONS, L’Enfant en prison ; rapport sur les conditions de détention des mineurs dans 51 pays, 1998, 469 p.