Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Классическое национальное право различает содержание под стражей и интернирование. Содержание под стражей является лишением свободы в результате судебного решения. Лишение свободы по административным причинам или по причинам безопасности часто называют интернированием. Решение об интернировании принимает административный орган. Решение может быть принято в мирное время или в период вооруженного конфликта.

В международном гуманитарном праве понятия лишения свободы и интернирования различают только в ситуации международных вооруженных конфликтов. Поэтому слово «лишение свободы» в этой статье используется в качестве общего термина для различных ситуаций, в которых люди могут быть лишены свободы в административном, военном или судебном контексте.

интернирование

  • Лишение свободы создает условия, способствующие жестокому обращению. Не имея возможности защититься или спастись бегством, заключенные могут подвергаться давлению, злоупотреблениям, лишениям и различным видам насилия. Лишение свободы может иметь серьезные последствия для здоровья и самой медицинской практики.
  • Учитывая бездействие судебного аппарата многих стран, тюрьма часто становится местом длительного пребывания людей, ожидающих судебного процесса. Правонарушители и преступники соседствуют с жертвами ложных доносов либо с нежелательными с социальной точки зрения элементами: бездомными детьми, бедняками, отщепенцами, больными и т. п.
  • В тюремном контексте, отмеченном нуждой и насилием, гуманитарная деятельность должна опираться на четко определенные права, чтобы иметь возможность оказывать людям помощь, не вовлекаясь в практику жестокого обращения.

Помимо особой защиты, предоставляемой покровительствуемым лицам, таким, как военнопленные, международным гуманитарным правом введены минимальные гарантии защиты для лиц, лишенных свободы по причинам, связанным с конфликтом.

В ситуациях международных и немеждународных конфликтов Женевские конвенции предоставляют Международному комитету Красного Креста право доступа во все места лишения свободы, где находятся «покровительствуемые» в соответствии с конвенциями лица, а также право беседовать с ними без свидетелей. Это относится к гражданским лицам (ЖIV, ст. 143), к военнопленным (ЖIII, ст. 126) и любым лицам, лишенным свободы по причинам, связанным с вооруженным конфликтом, во время вооруженного конфликта международного (ЖП I ст. 75) и немеждународного характера (ЖП II ст. 5). Чтобы не ослаблять возможности защиты, которыми располагает МККК в соответствии с гуманитарным правом, присутствие других гуманитарных организаций, работающих с лишенными свободы лицами, должно проходить с полным знанием правовых положений, применяемых к данным ситуациям.

  • Некоторые специальные правовые гарантии распространяются на условия ареста и задержания (I).
  • Другие положения определяют материальные условия содержания под стражей, включая медицинское обслуживание (II).
  • Особые нормы предусмотрены для ситуаций конфликта (III).

В классической юридической терминологии принято говорить о «заключенных», для обозначения лиц, находящихся в тюрьме после вынесения приговора, и «обвиняемый, содержащийся под стражей» — для обозначения лиц, ожидающих судебного решения. Термин «задержанные лица» или «лица, находящиеся в предварительном заключении» обозначает также лиц, лишенных свободы по иным причинам, нежели обвинительный приговор («Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой-бы то ни было форме», ГА, Res 43/173, 1988).

В ситуации вооруженных конфликтов в международном гуманитарном праве используются термины «задержанные лица», «интернированные лица», «военнопленные» и другие «лица, лишенные свободы по причинам, связанным с вооруженным конфликтом».

I. Судебные гарантии в случае ареста и помещения под стражу

В обычное время лица могут быть помещены под стражу на основе судебного решения. Режим содержания под стражей обеспечен, таким образом, законодательными и судебными рамками, запрещающими произвольное лишение свободы, и ограничениями, касающимися предварительного заключения.

1. Запрещение произвольного задержания

Помещение под стражу без решения суда запрещается международными документами, относящимися к правам человека, а также уголовным законодательством большинства стран (ст. 9 Всеобщей декларации прав человека 1948 года, отраженная и конкретизированная в ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г.).

  • Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на основаниях и в соответствии с процедурой, установленных законом.
  • Каждому арестованному сообщаются при аресте его причины. Он должен также быть в срочном порядке проинформирован о предъявляемых ему обвинениях.
  • Каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке доставляется к судье или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть. Он имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение. Содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом.
  • Освобождение может ставиться в зависимость от представления гарантий явки на судебное разбирательство. Оно может быть также запрошено в случае завершения расследования, или если нет опасности, что обвиняемый будет препятствовать его проведению.
  • Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на судебное разбирательство его дела, чтобы суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.
  • Каждый, кто стал жертвой незаконного ареста или содержания под стражей, имеет право на компенсацию.

2. Ограничение срока предварительного заключения

Существуют возможности предварительного, или превентивного заключения под стражу лиц, подозреваемых в совершении правонарушения или преступления, которые еще не были преданы суду. Решение о предварительном помещении под стражу как правило принимается судебными властями, чтобы облегчить проведение расследования или воспрепятствовать побегу подследственного. В этом случае точные сроки устанавливаются в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом соответствующей страны. По истечении законного срока предварительного заключения освобождение является автоматическим, за исключением случаев вынесения официального решения о его продлении.

Во многих странах бездействие судебной системы приводит к значительному числу случаев продолжительного содержания людей под стражей до судебного разбирательства с превышением законных сроков предварительного заключения. В подобной ситуации возможно требовать рассмотрения дел задержанных в индивидуальном порядке в той мере, в какой это соответствует установленному национальным уголовным правом сроку и нормам международного права в области прав человека.

II. Минимальные правила, относящиеся к условиям содержания под стражей

Помимо судебных гарантий, относящихся к аресту и помещению под стражу, существуют определенные нормы, регламентирующие условия содержания в заключении и направленные на защиту достоинства лиц в подобной ситуации.

«Заключенными» называют лиц, находящихся в тюрьме после вынесения обвинительного приговора. «Подследственными, содержащимися под стражей» называют лиц, ожидающих судебного решения. Контроль и ответственность за само содержание под стражей возложены на национальные судебные власти, однако на международном уровне были приняты минимальные стандарты обращения с заключенными.

1. Минимальные материальные условия содержания под стражей

  • Статья 10 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит:

«1. Все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности.

    1. В случаях, когда отсутствуют исключительные обстоятельства, обвиняемые помещаются отдельно от осужденных, и им предоставляется отдельный режим, отвечающий их статусу неосужденных лиц;
  1. обвиняемые несовершеннолетние отделяются от совершеннолетних и в кратчайший срок доставляются в суд для вынесения решения.
  1. Пенитенциарной системой предусматривается режим для заключенных, существенной целью которого является их исправление и социальное перевоспитание».
  • Тюрьма представляет собой мир принуждения, лишений и насилия, в котором индивидуумы могут стать жертвой жестокого обращения.
  • Международными документами установлены правила, относящиеся к минимальным условиям обращения с лицами, содержащимися под стражей, для обеспечения следующего:

— условия заключения не должны превращаться в пытки или бесчеловечное или унижающее обращение;

— заключенные должны располагать средствами выживания в смысле жизненного пространства, питания, медицинского обслуживания, воздуха, света и физической активности.

  • Свод Минимальных стандартных правил обращения с заключенными

Резолюция №2076 (LXII) Экономического и Социального Совета ООН от 13 мая 1997 г. дополняет и уточняет статью 10 Международного пакта о гражданских и политических правах. Эти правила не имеют обязательной юридической силы, поскольку они содержатся в обычной резолюции ООН. С юридической точки зрения у национальных властей есть возможность их оспаривать. На практике едва ли такое оспаривание приемлемо, поскольку правила устанавливают не идеальные, а минимальные рамки допустимого и допускаемого поведения, включая кризисные, чрезвычайные и конфликтные ситуации. Эти принципы были подтверждены в том же виде в 1988 году в «Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» (Резолюция №43/173 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г.), и в 1990 году в «Основных принципах обращения с заключенными» (Резолюция 45/111 Генеральной Ассамблеи ООН). Можно сказать, что на сегодняшний день они приобрели статус обычая и стали обязательными для всех государств. Следовательно, на них можно ссылаться и защищать их при проведении конкретных мероприятий по оказанию помощи или сбору свидетельских показаний.

Минимальные правила, установленные резолюцией №2076 Экономического и Социального Совета ООН, обязательные для соблюдения в мирное временя, а также во время кризисных, чрезвычайных и конфликтных ситуаций, являются следующими:

— Правило 7: ведение реестра. Во всех местах заключения следует иметь реестр в виде переплетенного журнала с пронумерованными страницами, куда должны заноситься в отношении каждого заключенного следующие данные: сведения, касающиеся его личности; причины заключения и орган, принявший решение о заключении; день и час прибытия и отбытия из места заключения. Никто не может приниматься в тюрьму без действительного приказа о заключении, подробности которого предварительно заносятся в реестр.

— Правило 8: разбивка заключенных на категории. Различные категории заключенных должны содержаться в раздельных заведениях или в разных частях одного и того же заведения: малолетние отдельно от взрослых, неосужденные— от осужденных, мужчины— от женщин. Кроме того, следует учитывать юридические причины заключения.

— Правила с 9 по 14: помещения для содержания под стражей. Эти помещения должны проветриваться, быть оборудованными освещением, отоплением, спальными местами и санитарными установками, обеспечивающими условия чистоты и пристойности.

— Правила с 15 по 20: условия жизни заключенных. Заключенные должны иметь возможность сохранять внешний вид, совместимый с их человеческим достоинством. Им нужно предоставлять возможность мыться, снабжать их чистой одеждой, индивидуальной койкой и спальными принадлежностями, питанием в достаточном количестве; они также имеют право на физические упражнения.

— Правила с 21 по 26: медицинское обслуживание (см. ниже«Медицинское обслуживание в местах заключения»).

— Правила с 27 по 34: дисциплина и наказания. Дисциплина и порядок могут поддерживаться в пенитенциарных учреждениях только с соблюдением законов или письменного свода дисциплинарных правил. Они устанавливают формы поведения, представляющие собой дисциплинарные нарушения, различные виды наказания и надлежащие административные органы, имеющие право их налагать. Телесные наказания и любые другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство наказания запрещаются в качестве наказания за дисциплинарные проступки. Наказания, предусматривающие строгое заключение или сокращение питания, могут налагаться только после осмотра заключенного врачом, который должен письменно подтвердить, что заключенный способен перенести такое наказание. Врач обязан ежедневно навещать заключенных, на которых наложены дисциплинарные наказания.

— Правила 33 и 34: меры принуждения.

— Правила 35 и 36: информирование заключенных и право заключенных на подачу жалоб.

— Правила с 37 по 39: контакты с внешним миром.

— Правила с 40 по 42: библиотека и религиозные потребности.

— Правило 43: хранение имущества заключенных.

— Правила 44 и 45: уведомление о смерти, болезни, переводе заключенных.

— Правила с 46 по 55: персонал пенитенциарных учреждений и инспекция.

2. Особые условия содержания под стражей

Специальные правила предназначены для отдельных или особо уязвимых категорий лиц, таких как малолетние, страдающие психическими или физическими заболеваниями, беременные женщины. Они также включены в «Минимальные стандартные правила обращения с заключенными» (ЭКОСОС, Резолюция №2076).

  • Обращение с осужденными заключенными: правила с 56 по 81. Эти правила напоминают, что заключение состоит в лишении свободы и что целью его является предоставление заключенному возможности исправиться. Содержание в заключении не должно причинять новых страданий и в конечном счете должно способствовать возвращению к нормальной социальной жизни. Эти правила выдвигают конкретные предложения для проведения в жизнь этих принципов в области обращения с заключенными, труда, образования и социальной помощи.
  • Душевнобольные и страдающие умственными недостатками заключенные: правила 82 и 83. — Душевнобольных не следует подвергать тюремному заключению. Следует принимать меры для их скорейшего перевода в заведения для душевнобольных. Медицинские и психиатрические службы, работающие при пенитенциарных учреждениях, должны обеспечивать психиатрическое лечение всех нуждающихся в нем заключенных.
  • Лица, находящиеся в предварительном заключении: правила 84 по 93, а также лица, находящиеся под арестом в ожидании обвинения: правило 95. Лица, еще не вызванные в суд и не осужденные, являются подследственными заключенными, и на них распространяется презумпция невиновности. Подследственные должны содержаться отдельно от осужденных, малолетние — отдельно от взрослых. Им должно быть разрешено носить личную одежду. Если подследственные носят тюремную форму, она должна отличаться от формы осужденных. Они имеют право трудиться, однако это не вменяется им в обязанность. Если подследственный решает работать, его труд должен оплачиваться. Подследственный должен иметь возможность информировать свою семью и адвоката и располагать средствами, необходимыми для общения, в частности конфиденциального, со своим адвокатом. В отношении подследственных нельзя принимать меры, направленные на перевоспитание или исправление, до тех пор, пока не доказано, что они совершили какое-либо правонарушение.
  • Лица, осужденные на невыполнение долговых обязательств: правило 94. В странах, где закон разрешает содержание под стражей за невыполнение долговых обязательств, обращение с такими заключенными должно быть идентичным обращению с подследственными с той разницей, что их труд может быть обязательным в целях уплаты долгов.
  • Женщины: правила 8.а, 53 и 23. Мужчин и женщин следует содержать в разных учреждениях. Если мужчины и женщины содержатся в одном учреждении, все помещения, отведенные для женщин, должны быть совершенно отдельными и находиться в ведении тюремного работника женского пола.

Надзор за заключенными женщинами должны осуществлять только сотрудники женского пола. Однако мужской персонал, в частности врачи и учителя, может выполнять свои профессиональные обязанности в том числе в учреждениях для женщин.

В женском пенитенциарном учреждении должно быть предусмотрено специальное оборудование, необходимое для ухода за беременными женщинами, роженицами и выздоравливающими. По мере возможности следует принимать меры, чтобы роды происходили в гражданской больнице. Если ребенок рождается в тюрьме, это обстоятельство не следует упоминать в свидетельстве о рождении (правило 23).

  • Малолетние правонарушители. Правило, согласно которому малолетние должны содержаться отдельно от взрослых, утверждено во всех соответствующих документах: статья 10.2b Международного пакта о гражданских и политических правах, правило 8.dи 85 «Минимальных стандартных правил обращения с заключенными» (ЭКОСОС, Резолюция №2076).

В Конвенции ООН о правах ребенка 1989 г., ст. 37, добавлено несколько важных положений.

— Ни один ребенок не должен подвергаться пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания. Ни смертная казнь, ни пожизненное тюремное заключение, не предусматривающее возможности освобождения, не назначаются за преступления, совершенные лицами, не достигшими 18 лет.

— Ни один ребенок не может быть лишен свободы незаконным или произвольным образом. Арест, задержание или тюремное заключение ребенка осуществляются согласно закону и используются лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого периода времени.

— Каждый лишенный свободы ребенок должен пользоваться гуманным обращением и уважением неотъемлемого достоинства его личности с учетом потребностей лиц его возраста (например, в смысле питания и образования). В частности, каждый лишенный свободы ребенок должен быть отделен от взрослых, если только не считается, что в высших интересах ребенка этого делать не следует, и иметь право поддерживать связь со своей семьей путем переписки и свиданий, за исключением особых обстоятельств.

— Каждый лишенный свободы ребенок имеет право на незамедлительный доступ к правовой и другой соответствующей помощи, а также право оспаривать законность лишения его свободы перед судом или другим компетентным, независимым и беспристрастным органом […].

В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 40/33 от 29 ноября 1985 г., под заголовком «Пекинские правила», перечислены принципы уголовной ответственности несовершеннолетних и налагаемые на них санкции. Эти руководящие принципы были дополнены принятием «Правил ООН, касающихся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы» (Резолюция 45/113 Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 г.). (См. ребенок)

3. Медицинское обслуживание в местах заключения:

Предусмотрены также различные правила медицинского обслуживания в местах заключения. Лишение свободы может иметь серьезные последствия для здоровья и самого понятия медицинской практики. В этих обстоятельствах медицинская деятельность сопровождается соблюдением этических (деонтологических) норм и норм, регулирующих медицинское обслуживание в тюрьмах.

  • Медицинская этика: в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1982 г. содержатся «Принципы медицинской этики, относящиеся к роли работников здравоохранения, в особенности врачей, в защите заключенных или задержанных лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» (Резолюция 37/194 от 18 декабря 1982 г.).

— Эти принципы предусматривают, что в ситуации содержания в местах заключения врачи обязаны обеспечивать лечение такого же качества и уровня, какое обеспечивается лицам, не являющимся заключенными или задержанными (принцип 1).

— Кроме того, они дают широкое определение медицинской этики и, следовательно, ответственности врачей, поскольку в них предусмотрено, в частности, что последние «совершают грубое нарушение медицинской этики, а также преступление, в соответствии с действующими международными документами, если они занимаются активно или пассивно действиями, которые представляют собой участие или соучастие в пытках или других жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видах обращения и наказания, или подстрекательство к их совершению, или попытки совершить их». Из этого текста следует, что присутствие врача в пенитенциарном учреждении может поставить его в положение пассивного сообщника бесчеловечных действий, совершаемых против заключенных. Он может отвергнуть такое пассивное сообщничество только путем принятия мер предостережения и предупреждения в дополнение к обычным медицинским процедурам (принцип 2).

  • Существуют также директивы Всемирной организации здравоохранения и декларации Всемирной медицинской ассоциации (ВМА) в отношении определенных аспектов врачебной деятельности в тюремных учреждениях (например, обязательных тестов по выявлению ВИЧ-инфекции). Эти документы не являются обязательными для государств, но НПО могут использовать их как ссылочные документы для проведения мероприятий на местах.
  • Права, которые предоставлены врачам для выполнения медицинской миссии в тюремных учреждениях, подробно определены в статьях 22–26 «Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, принятых Экономическим и Социальным Советом ООН в 1977 году» (Резолюция №2076 [LXII] от 13 мая 1977 г.).

— Правило 22: каждое пенитенциарное заведение должно иметь в своем распоряжении по крайней мере одного квалифицированного медицинского работника.

В отсутствие врача, работающего в пенитенциарной администрации, важно, чтобы замещающий его медицинский персонал был проинформирован об ответственности (помимо врачебной), возлагаемой на него при работе в тюремных учреждениях.

— Правило 23: медицинский уход за женщинами (см. 2 часть).

— Правила 24 и 25.1: врач должен осматривать всех заключенных при поступлении, он отвечает за их физическое и психическое здоровье. Он должен ежедневно принимать или посещать всех больных и жалующихся на болезнь, а также всех тех, кто требует с его стороны особого внимания.

— Правило 32: врач должен также определять, может ли заключенный вынести наказание. Он должен каждый день посещать заключенных, подвергаемых дисциплинарным наказаниям, и предупреждать директора, если срок наказания истек или если оно подвергает опасности психическое или физическое здоровье заключенного.

— Правило 25.2: врач должен докладывать директору тюрьмы каждый раз, когда он считает, что физическое или психическое здоровье какого-либо заключенного было или будет подвергнуто опасности вследствие продления заключения или в связи с какими-либо его условиями.

— Правило 26: врач обязан регулярно проводить инспекции и докладывать директору о питании, условиях гигиены и прочих вопросах санитарии, как-то отопление, освещение и вентиляция, пригодность и чистота постельных принадлежностей, и т. п.

Предусмотрены также специальные нормы для защиты врачебной деятельности и медицинской этики в период вооруженных конфликтов для оказания медицинской помощи военнопленным и населению в целом.

раненые и больныевоеннопленныемедицинская этика (деонтология)

III. Дополнительные нормы, применимые в ходе вооруженных конфликтов

Упомянутые выше Минимальные правила обращения с заключенными служат основополагающим рамочным документом, действительным в случае конфликта, в той мере, в какой они устанавливают минимальные правила. Лица, заключение которых не связано с конфликтом, продолжают пользоваться их защитой.

В дополнение гуманитарное право предусматривает другие правила в пользу лиц, лишенных свободы в связи с конфликтом. Термин «лица, подвергшиеся задержанию по причинам, связанным с вооруженным конфликтом» был введен обоими Дополнительными протоколами к Женевским конвенциям, чтобы гарантировать защиту лицам, не подпадающим под определение комбатанта и/или не пользующимся статусом военнопленного. Это в первую очередь касается гражданских лиц, принимающих непосредственное участие в боевых действиях в индивидуальном качестве или временно, но также членов негосударственных вооруженных групп, не имеющих статуса комбатанта в немеждународных вооруженных конфликтах.

гражданское населениенегосударственные вооруженные группы

В период конфликта судебные гарантии, действующие в мирное время, по большей степени неэффективны из-за парализованности судебных институтов или по причине их принадлежности к части государства, вовлеченной в конфликт. Риск злоупотреблений увеличивается, поскольку власти, контролирующие заключенных, часто находятся на стороне противника. Вот почему гуманитарным правом предусмотрены специальные гарантии для контролирования участи заключенных. Речь идет не о простых общих принципах, а о подлинных правовых нормах, которые являются обязательными для государств.

1. В международных вооруженных конфликтах

  • Лица, находящиеся в заключении в связи с конфликтом и к которым применяется гуманитарное право, делятся на две категории: комбатанты и гражданские лица.
  • На комбатантов, захваченных противной стороной, чаще всего распространяется статус военнопленных. Обращение с военнопленными регулируется в 143 статьях Третьей Женевской конвенции.
  • Гражданские лица, лишенные свободы в связи с конфликтом, защищены четкими правилами, относящимися к содержанию под стражей и интернированию.

Гуманитарное право особым образом учитывает и регламентирует отправление правосудия и условия заключения на территориях, оккупированных противником.

военнопленныеинтернирование

а) Общие гарантии. — В Дополнительном протоколе I 1977 года предусмотрены общие гарантии для гражданских лиц.

— Любое лицо, подвергшееся аресту, задержанию или интернированию за действия, связанные с вооруженным конфликтом, должно быть без промедления информировано на понятном ему языке о причинах принятия таких мер. За исключением случаев ареста или задержания за уголовные правонарушения, такие лица должны быть освобождены в кратчайший срок и в любом случае, как только обстоятельства, оправдывающие арест, задержание или интернирование, прекратили свое существование (ЖПI, ст. 75.3).

— Лицу, признанному виновным в совершении уголовного правонарушения, связанного с вооруженным конфликтом, не может быть вынесен никакой приговор, и оно не может быть подвергнуто никакому наказанию, кроме как по постановлению беспристрастного и соответствующим образом учрежденного суда (ЖПI, ст. 75.4).

— Лица, арестованные, задержанные или интернированные по причинам, связанным с конфликтом, пользуются судебными гарантиями, установленными статьей 75 (ЖПI, ст. 75.4).

судебные гарантии

— Женщины, лишенные свободы по причинам, связанным с вооруженным конфликтом, содержатся в помещениях, отделенных от помещений для мужчин. Они находятся под непосредственным надзором женщин. Однако в случаях, когда задержанию или интернированию подвергаются семьи, их, по возможности, размещают в одном и том же месте и содержат как отдельные семьи (ЖПI, ст. 75.5).

б) Содержание под стражей гражданских лиц на оккупированной территории. Были установлены правила для нормального функционирования правосудия и содержания под стражей в случаях, когда территория оккупирована неприятельской державой.

— Оккупирующей державе запрещается изменять статус должностных лиц или судей на оккупированных территориях или применять к ним санкции, принимать какие-либо меры принуждения или проводить по отношению к ним дискриминацию или меры давления […] (ЖIV, ст. 54).

— Уголовное законодательство оккупированной территории остается в силе […] (ЖIV, ст. 64).

— Оккупирующая держава может издавать новые постановления, предусматривающие регламентирование условий оккупации и новых правонарушений против оккупационных властей, на условиях, ограниченных Конвенцией. Действие этих обязательных постановлений не должно иметь обратной силы (ЖIV, ст. 65, 67).

— Конвенция ограничивает случаи, когда оккупирующая держава может выносить смертный приговор, в частности, для случаев правонарушений, совершенных против оккупационных властей (ЖIV, ст. 68).

— В статьях с 71 по 74 определены судебные гарантии и права защиты в ходе разбирательства дел на заседаниях судов оккупирующей державы.

— Обвиняемые или осужденные покровительствуемые лица содержатся под стражей в оккупированной стране. Им обеспечиваются условия питания и гигиены, достаточные для поддержания здоровья в хорошем состоянии и как минимум соответствующие режиму пенитенциарных учреждений оккупированной страны. Женщины содержатся в отдельных помещениях, непосредственный надзор за ними осуществляет женский персонал. На несовершеннолетних распространяется специальный режим, предусмотренный для их защиты статьей 50 четвертой Женевской конвенции (ЖIV, ст. 76). См. ниже: специальная защита, предусмотренная для детей. Лица, находящиеся в заключении, имеют право получать не менее одной посылки помощи в месяц (ЖIV, ст. 76).

— Покровительствуемые лица имеют право на посещения делегатов державы-покровительницы или Международного комитета Красного Креста. Они могут беседовать с ними без свидетелей. Количество и продолжительность этих посещений не могут быть ограничены (ЖIV, ст. 143).

— Лица, обвиняемые или осужденные судами на оккупированной территории, должны быть переданы, по окончании оккупации, с заведенным на них делом, властям освобожденной территории (ЖIV, ст. 77).

в) Интернирование гражданских лиц. Какая-либо сторона конфликта может принять меры по лишению свободы в отношении выходцев из других стран или выходцев из противоположной стороны в конфликте, находящихся на ее территории или на оккупированной территории. В этом случае в гуманитарном праве используется термин «интернирование», или «принудительное поселение».

Эти меры могут приниматься только по настоятельным соображениям безопасности. Оккупирующая держава может также при определенных условиях интернировать гражданских лиц, находящихся под защитой гуманитарного права, если они представляют собой опасность для оккупационных властей (ЖIV, ст. 41, 42, 43, 68, 78).

Интернирование должно осуществляться с соблюдением правил, установленных в четвертой Женевской конвенции (ЖIV, ст. с 79 по 141) и постоянно подвергается пересмотру.

интернирование

г) Специальные гарантии, распространяющиеся на малолетних заключенных. Арестованные, содержащиеся под стражей или интернированные дети пользуются специальными гарантиями, связанными с их возрастом, особыми физиологическими и психологическими потребностями и с тем фактом, что они не могут считаться виновными в совершении правонарушений и преступлений, предусмотренных общим уголовным правом. Эта защита находит свое отражение в международных документах в следующих принципах:

— при распределении поставок помощи приоритет всегда отдается детям (ЖIV, ст. 23, 50; ЖПI, ст. 70);

— дети, интернированные оккупирующей державой, должны иметь возможность проживать со своими семьями в местах интернирования (ЖIV, ст. 82), пользоваться дополнительным питанием в соответствии с их физиологическими потребностями (ЖIV, ст. 89), иметь возможность посещать школу в пределах или за пределами мест интернирования (ЖIV, ст. 94). Дети имеют приоритетное право на освобождение даже до прекращения военных действий (ЖIV, ст. 132);

— При обращении с обвиняемыми или заключенными лицами следует учитывать специальный режим, предусмотренный для несовершеннолетних в статье 50 четвертой Женевской конвенции (ЖIV, ст. 76).

Этот режим предусматривает, в частности, запрещение вербовки детей в части, зависящие от удерживающей их державы, обязательство обеспечивать материальное содержание детей и их обучение, с предоставлением им приоритетных прав в отношении питания, медицинского ухода и защиты от последствий войны.

— Если дети подвергаются аресту, задержанию или интернированию по причинам, связанным с вооруженным конфликтом, они должны содержаться отдельно от взрослых, за исключением случаев, когда арест касается всей семьи, которая не должна быть разлучена в местах заключения (ЖПI, ст. 77.4 и 75.5).

ребенок

д) Особые гарантии для женщин

В гуманитарном праве предусмотрены дополнительные гарантии для женщин, в особенности для беременных и матерей малолетних детей.

— «Женщины, свобода которых ограничивается по причинам, связанным с вооруженным конфликтом, содержатся в помещениях, отделенных от помещений для мужчин. Они находятся под непосредственным надзором женщин. Однако в случаях, когда задержанию или интернированию подвергаются семьи, их, по возможности, размещают в одном и том же месте и содержат как отдельные семьи» (ЖПI, ст. 75.5, ЖIV, ст. 82).

— Дела беременных женщин и матерей малолетних детей, от которых такие дети зависят, которые подвергаются аресту, задержанию или интернированию по причинам, связанным с вооруженным конфликтом, рассматриваются в первоочередном порядке (ЖПI, ст. 76.2). В частности, кроме детей, при распределении поставок помощи приоритет отдается беременным женщинам, роженицам и кормящим матерям (ЖIV, ст. 23 и 50, ЖПI, ст. 70), и они должны получать дополнительное питание в соответствии с их физиологическими потребностями (ЖIV, ст. 89).

— Беременных женщин, матерей с грудными и малолетними детьми следует, по возможности, освобождать в приоритетном порядке, даже до окончания военных действий (ЖIV, ст. 132).

— Статья 50 четырех Женевских конвенций гласит, что обращение с заключенными и интернированными должно учитывать приоритетные меры, которые могут применяться к беременным женщинам и матерям детей младше семи лет (ЖIV, ст. 76).

женщины

е) Военнопленные, раненые и больные

В гуманитарном праве предусмотрены специальные меры защиты для военнопленных, страдающих от определенных болезней или тяжелых ранений. Эти меры учитывают уязвимость тяжелобольных и раненых и преимущества возможности их лечения в спокойных и надежных условиях (ЖIII, ст. 109 по 117). В гуманитарном праве перечислены эти тяжелые заболевания или ранения и предусмотрена возможность эвакуации и госпитализации раненых и больных военнопленных в нейтральную страну, чтобы избежать лечения в госпиталях удерживающей их в качестве военнопленных державы. Эта мера может также применяться в отношении интернированных гражданских лиц, страдающих от тяжелых заболеваний или ранений (ЖIV, ст. 132). Эти положения подробно перечислены в рубрике военнопленные.

Власти несут ответственность за здоровье и физическую неприкосновенность захваченных ими лиц.

  • Они совершают военные преступления, если отказываются оказывать необходимую медицинскую помощь или если намеренно подвергают опасности здоровье таких лиц. Действительно, первый Дополнительный протокол к Женевским конвенциям 1977 г. усилил защиту жертв конфликта вообще, и больных и раненых в особенности. В нем утверждается, что «физическому или психическому состоянию здоровья и неприкосновенности лиц, находящихся во власти противной стороны, или интернированных, задержанных или каким-либо иным образом лишенных свободы в результате конфликта, не должен наноситься ущерб путем какого-либо неоправданного действия или упущения». Такие действия или упущения являются военными преступлениями (ЖПI, ст. 11).
  • Это положение увеличивает ответственность гуманитарных медицинских организаций, которые должны следить за состоянием здоровья гражданского населения.

медицинская этика (деонтология)военнопленныераненые и больные

2. В немеждународных вооруженных конфликтах

Различие между гражданскими лицами и комбатантами несколько стирается в период немеждународного вооруженного конфликта. Дополнительный протокол II 1977 года, применяемый к внутренним вооруженным конфликтам, не делит задержанных лиц на категории. Он равно применим ко всем «лицам, лишенным свободы по причинам, связанным с вооруженным конфликтом» (ЖПII, ст. 5.1).

Предусмотренные в нем права применяются как к задержанным, так и к интернированным лицам. Они сопровождаются обязанностями властей, ответственных за содержание в местах лишения свободы.

— Лица, входящие в общую категорию комбатантов, могут ссылаться на статус военнопленного и связанные с ним гарантии, обеспечиваемые третьей Женевской конвенцией (ЖIII, ст. 4.А. 1, 2, 3, 6), при условии соблюдения условия взаимности и в рамках особого соглашения. Право пользоваться статусом военнопленного не является автоматическим. Оно проистекает из факта существования соглашения, заключенного сторонами внутреннего конфликта.

специальное соглашениекомбатантвоеннопленныенегосударственные вооруженные группыгражданское население

  • Минимальные гарантии обращения с задержанными лицами

— Общая 3 статья четырех Женевских конвенций 1949 г. предусматривает минимальные гарантии для лиц, непосредственно не участвующих в военных действиях, включая сложивших оружие военнослужащих и лиц, покинувших поле сражения из-за болезни, ранения, задержания или по любой иной причине.

Статья применяется, таким образом, к гражданским лицам, принимавшим непосредственное участие в боевых действиях в составе негосударственной вооруженной группы или в личном качестве.

Эта статья запрещает применение пыток, наказаний и жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения.

Она также категорически запрещает осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных цивилизованными нациями как необходимые (статья 3.1.d).

Эта статья приобрела сегодня статус императивной нормы обычного права. Статья 3 не прекращает действовать, какими бы ни были обстоятельства и статус вовлеченных лиц. Она служит одновременно основной гарантией, касающейся статуса лишения свободы, а также основной судебной гарантией, применимой везде и всегда, в том числе по отношению к лицам, принадлежащим к террористическим или негосударственным группировкам, не подписывавшим Женевских конвенций и не соблюдающим правовые нормы.

Международные трибуналы, а также Верховный суд США подтвердили, что применение этой статьи не может быть сужено ограничительным толкованием критериев, использующихся для определения типа конфликта и статуса комбатанта (см. основныегарантии, обычай).

— Статья 5.1 Дополнительного протокола II закрепляет эти гарантии. Она гласит, что следующие минимальные положения должны соблюдаться в отношении лиц, лишенных свободы по причинам, связанным с вооруженным конфликтом, будь то интернированные или задержанные лица:

а) Все раненые и больные, независимо от того, принимали ли они участие в вооруженном конфликте, пользуются уважением и защитой. При всех обстоятельствах с ними обращаются гуманно и предоставляют им в максимально возможной мере и в кратчайшие сроки медицинскую помощь и уход, которых требует их состояние. Между ними не проводится никакого различия по каким бы то ни было соображениям, кроме медицинских (ЖПII, ст. 7).

б) Эти лица, в такой же степени, как и местное гражданское население, снабжаются продовольствием и питьевой водой, им обеспечиваются условия для сохранения здоровья и соблюдения гигиены, а также предоставляется защита от суровых климатических условий и опасностей вооруженного конфликта.

в) Им разрешается получать помощь в индивидуальном или коллективном порядке.

г) Им разрешается отправлять свои религиозные обряды и получать духовную помощь.

д) В случае привлечения к работе они обеспечиваются условиями труда и защитой, аналогичными тем, которые предоставляют местному гражданскому населению.

Не подвергшиеся задержанию лица, свобода которых тем не менее ограничена по связанным с конфликтом причинам, пользуются теми же правами.

  • Обязанности и ответственность властей, отвечающих за содержание в местах лишения свободы (ЖПII, ст. 5.2).

Лица, несущие ответственность за интернирование или задержание лиц, лишенных свободы по причинам, связанным с конфликтом, должны в пределах своих возможностей соблюдать следующие положения:

а) за исключением случаев совместного размещения мужчин и женщин, составляющих одну семью, женщины содержатся в помещениях, отдельных от помещений, занимаемых мужчинами, и находятся под непосредственным надзором женщин;

б) лицам, лишенным свободы, разрешается посылать и получать письма и почтовые открытки […];

в) места содержания интернированных и задержанных лиц не должны находиться вблизи зоны боевых действий. Лица, лишенные свободы по причинам, связанным с конфликтом, должны быть эвакуированы, когда места их интернирования или задержания подвергаются прямой опасности, если их эвакуация может быть осуществлена в достаточно безопасных условиях;

г) интернированные и задержанные лица имеют право на медицинское обследование;

д) их физическому или психическому состоянию здоровья и неприкосновенности не наносится ущерб путем какого-либо неоправданного действия или упущения со стороны властей, ответственных за содержание в местах лишения свободы […];

Если принимается решение об освобождении лиц, лишенных свободы, власти, принимающие такое решение, задействуют необходимые меры для обеспечения их безопасности (ЖПII, ст. 5.4).

Статья 5.2 написана таким образом, чтобы создать обязательства как для официальных властей, осуществляющих задержание таких, как правительства, так и для неофициальных, таких, как негосударственные вооруженные группы. Таким образом, на последних также возложена ответственность за соблюдение этих обязательств при осуществлении задержания и суда над лицами, находящимися под их контролем на протяжении конфликта.

НОРМЫ ОБЫЧНОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ГУМАНИТАРНОГО ПРАВА

В Исследовании о нормах обычного международного гуманитарного права, опубликованном МККК в 2005 году, выделены нормы, касающиеся лишения свободы, обязательные для всех сторон вооруженных конфликтов как международных (МВК), так и немеждународных (НВК), независимо от того, подписывали ли они Женевские конвенции. Соблюдение этих норм не избавляет стороны, находящиеся в конфликте, от соблюдения более связывающих обязательств, которые они приняли в рамках конвенций.

Норма 118: Лицам, лишенным свободы, должны предоставляться кров, а также продовольствие и вода в достаточном количестве и соответствующая одежда и медицинская помощь [МВК/НВК].

Норма 119: Женщины, лишенные свободы, должны содержаться в помещениях отдельных от помещений, предназначенных для мужчин, за исключением случаев, когда семьи содержатся вместе; женщины должны находиться под непосредственным надзором женщин [МВК/НВК].

Норма 120: Дети, лишенные свободы, должны содержаться в помещениях, отдельных от помещений для взрослых, за исключением случаев, когда семьи содержатся вместе [МВК/НВК].

Норма 121: Лица, лишенные свободы, должны содержаться в помещениях, находящихся достаточно далеко от зоны военных действий и предоставляющих гарантию в отношении сохранения здоровья и гигиены [МВК/НВК].

Норма 123: Личные данные лиц, лишенных свободы, должны быть зарегистрированы [МВК/НВК].

Норма 124:

А. Во время международных вооруженных конфликтов МККК должен регулярно предоставляться доступ ко всем лицам, лишенным свободы, для того, чтобы проверить условия их содержания и восстановить связь между этими лицами и их семьями [МВК].

  1. Во время немеждународных вооруженных конфликтов МККК может предложить свои услуги сторонам в конфликте с тем, чтобы провести посещения всех лиц, лишенных свободы по причинам, связанным с конфликтом, с целью проверить условия их содержания и восстановить связь между этими лицами и их семьями [НВК].

Норма 125: Лицам, лишенным свободы, должно быть разрешено переписываться с их семьями при соблюдении разумных условий, связанных с частотой переписки и необходимостью цензуры со стороны властей [МВК/НВК].

Норма 126: Гражданским интернированным лицам и лицам, лишенным свободы в связи с немеждународным вооруженным конфликтом, должны быть разрешены, насколько это практически возможно, свидания, особенно с близкими родственниками [МВК/НВК].

Норма 127: Личные убеждения и религиозная практика лиц, лишенных свободы, должны уважаться [МВК/НВК].

Норма 128:

А. Военнопленные должны быть незамедлительно освобождены и репатриированы после окончания активных военных действий [МВК].

В. Гражданские интернированные лица должны быть освобождены сразу же, как только прекратится действие причин, обусловивших их интернирование, но самое позднее, в кратчайшие по возможности сроки после окончания активных военных действий [МВК].

С. Лица, лишенные свободы по причинам, связанным с вооруженным конфликтом немеждународного характера, должны быть освобождены сразу же, как только прекратится действие причин, обусловивших лишение свободы [НВК].

Лишение свободы лиц, указанных выше, может продолжаться, если в их отношении ведутся уголовно-процессуальные действия или если они отбывают срок наказания в соответствии с приговором, вынесенным законным образом.

Судебная Практика

1. Международные уголовные трибуналы

Международные уголовные трибуналы вынесли множество решений по поводу беззаконных (самоуправных) арестов гражданских лиц, основанных на различных мотивах во время конфликтов и их содержания в различных лагерях. Трибуналы определили несколько элементов, которые позволяют квалифицировать данные самоуправные задержания как преступления против человечности. В соответствии с Судебной камерой МТБЮ в деле Фоча (Foca, IT-96-23 & 23/1) от 15 марта 2002 года (§115), данные условия являются следующими:

  1. лицо должно быть лишено свободы;
  2. данное лишение свободы должно быть произведено на основании самоуправного решения, при этом данное решение не является законно обоснованным;
  3. действие или бездействие, в котором обвиняется и вследствие которого задержанное лицо было лишено свободы, должно быть в действительности совершенно обвиняемым, или лицом/ лицами, за которые несет ответственность задержанный, и при этом обвиняемый должен осознавать, что его действие или бездействие может привести к беззаконному лишению свободы.

В решении по делу Кордича и Черкеза от 26 февраля 2001 г. (IT-95-14/2, § 302–303) Судебная камера МТБЮ уточнила, что речь идет о беззаконном заключении, или, иными словами, о лишении лица свободы без беспристрастного и законного судебного процесса, в рамках систематического и всеобщего нападения, направленного против гражданского населения. Трибунал различает беззаконное (самоуправное) задержание и возможность интернирования гражданских лиц во время вооруженного конфликта, предусмотренные гуманитарным правом. Апелляционная камера МТБЮ в деле о Челебичи от 20 февраля 2001 г. (IT-96-21-A, § 322, 327) еще раз напомнила, что такая мера, как интернирование, является законной исключительно при строгом соблюдении условий положений статей 42 и 43 четвертой Женевской конвенции 1949 г. Если условия данных статей не соблюдаются, то имеется вполне законное основание рассматривать данную ситуацию как беззаконное задержание.

Международные трибуналы установили особую уголовную ответственность для лиц, ответственных за лагеря и другие места лишения свободы. В решении по делу о Челебичи от 20 февраля 2001 г. (IT-96-21-A, § 378–379), Апелляционная камера МТБЮ уточнила, что лицо, будучи начальником лагеря, совершает акт незаконного интернирования гражданских лиц, если имеет возможность освободить от задержания гражданские лица, но не делает этого, хотя:

  1. нет законных оснований считать, что задержанные лица представляют собой опасность для государственной безопасности, или
  2. такое лицо осознает, что процедурные гарантии относительно условий задержания не были соблюдены.

2. Верховный суд США

  • Произвольное лишение свободы и право на применение средств правовой защиты, чтобы опротестовать законность лишения свободы

В 2004 году Верховный суд США признал за лицами, имеющими гражданство США и содержавшимися на базе Гуантанамо, право опротестовать в суде законность и причины их содержания под стражей. В деле Хамди против Рамсфелда суд заявил, что даже в военное время полномочия президента США не являются абсолютными в том, что касается обращения с американскими гражданами (USSupremeCourt, YaserEsamHamdiandEsamFouadHamdiv. DonaldRumsfeld, SecretaryofDefence, etal, 542 US 507 (2004 г.), 28 июня 2004 г.). Судьи, таким образом, заявили следующее: «мы уже давно дали понять, что военное положение – это не карт-бланш для Президента, когда речь идет о правах наших граждан» [оригинал решения только на английском языке, прим. ред.] (с. 29 Мнение судьи О’Коннора).

В своем судебном решении 2004 года по делу «Расул и др. против Буша» Верховный суд признал, что ничто не мешает американским судам осуществлять свою юрисдикцию в отношении заключенных Гуантанамо, не имеющих американского гражданства, для определения законности их лишения свободы, не высказываясь, однако, прямо, о существовании настоящего права на хабеас корпус для заключенных Гуантанамо, не имеющих американского гражданства (USSupremeCourt, ShafiqRasul, andal., Petitionersv. GeorgeW. Bush, PresidentoftheUnitedStates, andAl.FawziKhalidAbdullahFahadalOdah, andal. v. UnitedStates, andal. 542 US466, 28 июня 2004 г.).

В 2006 году по делу «Хамдам против Рамсфелда» Верховный суд США вышел за рамки двух своих предыдущих решений. Суд заявил, что минимальные судебные гарантии относительно лишения свободы, прописанные в общей статье 3 Женевских конвенций, применяются ко всем лицам, лишенным США свободы в рамках войны с терроризмом, независимо от их национальности или территории, на которой находится место их содержания под стражей. Суд также заявил, что военные комиссии, созданные по президентскому указу, чтобы позволить задержанным опротестовывать свое содержание под стражей, нарушают минимальные гарантии, установленные общей статьей 3, поскольку такие комиссии являются органами исполнительной, а не судебной власти (USSupremeCourt, SalimAhmedHamdam, Petitionerv. DonaldH. RumsfeldandOthers, 548 US 557 (2006 г.)).

В июне 2008 года в деле «Бумедьен и др. против Буша» Верховный суд США также признал, что право опротестовать законность основания и процедур задержания в суде (хабеас корпус) применимо к лицам, задержанным американскими властями и содержащимся под стражей в Гуантанамо, независимо от национальности и места содержания. Суд, таким образом, отклонил ограничения на осуществление этого права, до сих пор накладываемые на задержанных в ходе войны с терроризмом. По этому делу Верховный суд США также признал экстерриториальное применение основных гарантий прав человека (USSupremeCourt, Boumedieneandal. v. Bush, PresidentoftheUnitedStates, andal., no.06-1195, 12 июня 2008 г.).

3. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ)

Во многих своих решениях ЕСПЧ напоминал о комплементарном и одновременном применении международного гуманитарного права и международного права в области прав человека, особенно это касается положений о произвольном лишении свободы и соблюдения судебных гарантий в ситуациях вооруженного конфликта. (См. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) ).

Библиография

БОРЕЛЛИ С. Освещая проблему черной дыры в праве: международное право и заключение лиц под стражу за границей в ходе “войны с терроризмом”, Международный журнал Красного Креста, Москва, №857, 2005г., с.49-87. Доступнопоссылкеhttps://www.icrc.org/rus/assets/files/other/06_irrc_857_borelli_rus.pdf (См. также BORELLI S., « Casting light on the legal black hole: international law and detention abroad in the “war on terror” », Revue internationale de la Croix-Rouge, Genève, n° 857, 2005, p. 38-68).

БЮНЬОН Ф., Международный комитет Красного Креста и защита жертв войны: Перевод с французского, Женева: Международный комитет красного креста, 2005. -1548 с.-Геогр. указ. : с. 1503 - 1532. (См. также BUGNION F., Le Comité international de la Croix-Rouge et la protection des victimes de la guerre, Genève, CICR, 2e édition, 2000, 1 444 p.).

ДЕЛАПЛАС И., Поллард М., Посещения мест содержания под стражей представителями правозащитных организаций как средство усилить защиту лиц, лишенных свободы, Международный журнал Красного Креста, МККК, Москва, №857, 2005г., стр. 69–82.

Доступнопоссылкеhttps://www.icrc.org/rus/assets/files/other/07_irrc_857_delaplace_rus.pdf (См. также Delaplace E and Pollard M, “Visits by human rights mechanisms as a mean of greater protection for persons deprived of their liberty”, International Review of the Red Cross 857, 2005, p. 69-82)

ЗАЙАС Де А. Права человека и бессрочное содержание под стражей, Международный журнал Красного Креста, МККК, Москва, №857, 2005г., с. 17–48. Доступно по ссылке https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/05_irrc_857_zayas_rus.pdf (См. также DE ZAYAS A., « Droits de l’homme et détention pour une durée illimitée », Revue internationale de la Croix-Rouge, Genève, n° 857, 2005, p. 15-38).

МККК, Специальный выпуск «Содержание под стражей». Международный журнал Красного Креста № 857, март 2005, МККК, Москва, №857, 2005г., 231 стр.

ЭШЛИМАН А. Защита лиц, содержащихся под стражей: деятельность МККК в местах заключения. Международный журнал Красного Креста, Москва, МККК, том 85, №857, 2005г. с. 107-159. Доступно по ссылке https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/08_irrc_857_aeschlimann_rus.pdf (См. такжеAeschlimann A., « Protection des détenus : l’action du CICR derrière les barreaux », Revue internationale de la Croix-Rouge, Genève, Vol. 85, n°857, 2005, p. 83-122.)

Ashdown, Julie & James, Mel, “Women in detention”, International Review of the Red Cross 877, March 2010, p.123-141

DOSWALD-BECK L, Human Rights in Times of Armed Conflict and Terrorism, Oxford, Oxford University Press, 600p.

DROEGE C., « Transfers of detainees: legal framework, non refoulement and contemporary challenges », International Review of the Red Cross, Vol.90, n°871, September 2008, pp. 669-701.

DUFFY H., “Human rights litigation and the war on terror” International Review of the Red Cross, Vol.90, n° 871, September 2008, pp 573-597.

PELIC J., « Procedural principles and safeguards for internment/administrative detention in armed conflict and other situations of violence », Revue internationale de la Croix-Rouge, n° 858, juin 2005, p. 375-391.

PROULX V.J., “If the Hat Fits Wear It, If the Turban Fits Run for Your Life: Reflection on the Indefinite Detention and Targeted Killings of Suspected Terrorists”, Hastings Law Journal, Vol.56, n°5, 2005, pp.801-900.

REDRESS, Le Terrorisme, la lutte antiterroriste et la torture : Droit international et lutte contre le terrorisme, juillet 2004, 86 p., p. 43-60.

REYES H. et RUSSBACH R., « Le rôle du médecin dans les visites du CICR aux prisonniers », Revue internationale de la Croix-Rouge, n° 791, septembre-octobre 1991, pp. 497-510.

RODLEY, N.S, The treatment of prisoners under international law, Oxford, Clarendon Press, 1999.

SASSÒLI M. et OLSON L.M., “The relationship between international humanitarian law and human rights law where it matters: admissible killings of fighters and internment in non-international armed conflicts”, International Review of the Red Cross, Vol.90, n°871, September 2008, pp. 599-627.