Практический словарь гуманитарного права

« Неверно называть вещи – значит умножать скорбь этого мира » Albert Camus.

Соглашение об использовании cookie-файлов

Принимаю Наш сайт сохранит анонимные идентификаторы (cookie-файлы) на ваше устройство. Это способствует персонализации контента, а также используется в статистических целях. Вы можете отключить использование cookie-файлов, изменив настройки Вашего браузера. Пользуясь этим сайтом при настройках браузера по умолчанию, вы соглашаетесь на использование cookie-файлов и сохранение информации на Вашем устройстве.

Уголовно-правовые санкции или дисциплинарные взыскания, налагаемые державой-покровительницей или оккупационной армией в период вооруженного конфликта, регламентируются судебными гарантиями, установленными гуманитарным правом.

судебные гарантии

1. Система санкций, предусмотренная Женевскими конвенциями:

Женевские конвенции предусматривают особую систему уголовно-правовых санкций для пресечения нарушений международного гуманитарного права, совершенных гражданами, административными органами и государственными организациями.

Нарушения международного права могут совершаться комбатантами, действующими по приказу вышестоящего лица или по собственной инициативе. Данные нарушения совершаются в тех ситуациях, где нормы общественного порядка более не соблюдаются. Но в таких ситуациях использование силы осуществляется от имени и по приказу вышестоящего лица или по меньшей мере под его руководством.

В гуманитарном праве принцип власти всегда неразрывно связывается с принципом ответственности. Гуманитарное право организует наказание и предотвращение тяжких нарушений установленных норм при помощи планки ответственности, которая всегда может быть поднята или опущена в соответствии с характеристиками каждой отдельной ситуации: ответственность государств, ответственность командиров, индивидуальная ответственность комбатантов.

  • Ответственность воюющей стороны может быть признана в том случае, если она неспособна доказать, что она подвергла дисциплинарным взысканиям тех своих солдат, которые совершили по собственной инициативе действия, запрещенные гуманитарным правом.
  • Комбатанты несут персональную ответственность за свои действия, даже если они их совершили по приказу вышестоящего лица. В этом случае несет ответственность также вышестоящее лицо, давшее незаконный приказ.
  • Виновники серьезных преступлений против гуманитарного права подлежат юрисдикции любого суда любой страны. Это принцип универсальной юрисдикции.
  • Ни одно государство не может освобождать себя или какое-либо другое государство от ответственности, которая возлагается на него или на другое государство вследствие серьезных нарушений Женевских конвенций, совершенных их гражданами или от их имени (ЖI, ст. 51; ЖII, ст. 52; ЖIII, ст. 131; ЖIV, ст. 148).

Гуманитарное право требует от государств уважать и добиваться уважения его норм, используя для этого на национальном уровне все необходимые законные меры, образовательные меры, а также судебные меры и меры наказания (ЖI-IV ст. 1). Женевские конвенции 1949 года также создали обязательство взаимной помощи между государствами в области преследования и осуждения своими национальными судами лиц, совершивших тяжкие нарушения гуманитарного права, какое бы гражданство не имело виновное в преступлениях лицо.

Речь идет о системе универсальной юрисдикции.

2. Санкции, налагаемые международными трибуналами:

  • Два специальных международных трибунала были созданы в 1993 и 1994 годах для судебного рассмотрения преступлений, совершенных в бывшей Югославии и в Руанде (в частности, нарушений гуманитарного права). Они вынесли огромное количество решений. Данные решения представляют собой настоящую международную судебную практику, которая позволяет унифицировать различные элементы определения военных преступлений, преступлений против человечности, а также тяжких нарушений норм Женевских конвенций. Данная судебная практика также освещает и вносит вклад в условия и содержание индивидуальной уголовной ответственности в отношении данных преступлений и элементов доказательств, требуемых для установки факта нарушения и существования таких нарушений. (Более подробно см. в Алфавитном указателе: судебная практика)
  • Римский статут Международного уголовного суда был принят в июле 1998 года на Римской дипломатической конференции и вступил в силу 1 июля 2002 года. На суд возлагается предание суду лиц, виновных в совершении военных преступлений, преступлений против человечности, геноцида и актов агрессии, в том случае, если соответствующие государства не смогли или не пожелали их осудить. Он действует как дополнение к национальным судебным органам в области наказаний и преследований тяжких преступлений в рамках международного права. Работа данного Международного уголовного суда позволит унифицировать толкование гуманитарного права и гармонизировать судебные санкции и меры наказаний за тяжкие нарушения гуманитарного права на национальном и международном уровнях.

Библиография

ЛАУЧЧИ С. Преследовать в судебном порядке и обеспечивать судебное преследование лиц, совершивших серьезные нарушения международного гуманитарного права: размышления о задачах международных уголовных трибуналов и средствах их выполнения, Международный журнал Красного Креста, сборник статей 2001, с. 47–82. Доступно по ссылке https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/04_irrc_842_laucci_rus.pdf (См. также LAUCCI C., « Juger et faire juger les auteurs de violations graves du droit international humanitaire : réflexions sur la mission des tribunaux pénaux internationaux et les moyens de l’accomplir », Revue internationale de la Croix-Rouge, juin 2001, n° 842, p. 407-439).

ЛЯ РОЗА А.-М. и ВЮРЦНЕР К. Вооруженные группы, санкции и имплементация международного гуманитарного права, Международный журнал Красного Креста, № 870, июнь 2008, с.167-186. Доступно по ссылке https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/167-186.pdf

ФЕРНАНДЕС ФЛОРЕС Х. Л., «Пресечение нарушений права войны, совершаемых отдельными лицами. Пресечение нарушений международного гуманитарного права, Международный Журнал Красного Креста, № 789, сборник статей. М., 1998, с. 5-19 (См. также FERNANDEZ FLORES J.L., « La répression des infractions individuelles au droit de la guerre », Revue internationale de la Croix-Rouge, n° 789, mai-juin 1991, p. 263-311).

ФИЛИПП К. Санкции за нарушения международного гуманитарного права: проблема разделения полномочий между национальными инстанциями и между национальными и международными инстанциями Международный журнал Красного Креста, № 789, май-июнь 1991, с.207-223. Доступно по ссылке https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/207-223.pdf

JONES J.R.W.D., POWLES S., International Criminal Practice, 3e éd., Oxford University Press, 2003, 1 085 p.

LANOTTE O., Répression des crimes de guerre – Espoir ou utopie ?, Les Dossiers du GRIP, Bruxelles, 1995.

QUEGUINER J.F., « Dix ans après la création du tribunal pénal international pour l’ex-Yougoslavie : évaluation de l’apport de la jurisprudence au droit international humanitaire », Revue internationale de la Croix-Rouge, n° 850, juin 2003, p. 271-311.

ROLING B.V.A., « Aspects of criminal responsability for violations of the laws of war », in CASSESE A., The New Humanitarian Law of Armed Conflict, Editoriale Scientifica, 1979, vol. I, p. 199-231.

SOMER J., «Jungle Justice : passing sentence on the equality of belligerents in non international armed conflicts », International Review of the Red Cross, n°867, September 2007, pp. 655-690 .

VERHAEGEN J., « Entraves juridiques à la poursuite des infractions au droit humanitaire », Revue internationale de la Croix-Rouge, n° 768, novembre-décembre 1987, p. 634-647.

Article également référencé dans les 2 catégories suivantes :